Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 апреля 2015, источник: Спорт-Экспресс

Олег Кононов: Мечтаю выиграть Лигу чемпионов

От исхода матча ЦСКА — «Краснодар» во многом зависит судьба путевки в главный еврокубок. За несколько дней до игры с главным тренером «быков» побеседовал обозреватель «СЭ». И открыл для себя удивительно интересного человека.

Кононов работает в «Краснодаре» уже более полутора сезонов, но обстоятельных интервью еще не давал. То ли из-за природной скромности, то ли потому что не хочет бежать впереди паровоза и говорить прежде, чем делать. Но «быки» многим в России симпатичны, и более предметное знакомство с их главным тренером давно назрело. А уж в канун одного из решающих матчей за место в следующей Лиге чемпионов — и подавно.

НЕ СЧИТАЮ ШИРОКОВА СЛОЖНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

— Перед сезоном Сергей Галицкий заявил, что при условии зрелищной игры его устроит место «Краснодара» в десятке. А какой результат по итогам чемпионата удовлетворит вас?

— Давайте отталкиваться от таблицы. Хотелось бы сохранить то место, которое сейчас занимаем.

— Будет ли игра c ЦСКА решающей для определения того, кто станет вторым и попадет в следующую Лигу чемпионов?

— Нет. Для меня очки во всех оставшихся семи играх одинаково важны.

— Три последних матча вы у армейцев выиграли — на Кубок в Химках и два в чемпионате. Дает ли и это, и шестиматчевая беспроигрышная серия — на фоне трех поражений подряд у вашего соперника — психологическое преимущество «Краснодару»?

— В какой-то степени — да. Но то, что играем с чемпионом страны и вообще столь титулованной командой на выезде, уравнивает шансы.

— Устроит ли вас в Химках ничья?

— Не раз уже говорил, что мы всегда стремимся к победе. Этот матч — не исключение.

— Галицкий прошлым летом говорил: «Какие-то мы сладенькие, захваленные». Вас этот фактор в канун матча с чемпионом не беспокоит? Не могут ли «быки» от этих похвал разомлеть?

— Не могу сказать, что в связи с этим есть тревога. Да, то, что о нас столько говорят, — непривычно. С другой стороны, это очень позитивный момент. Каждый футболист, слушая и читая хорошее, понимает, что он не зря работает и тратит силы. Важно это еще и потому, что играем мы не для самих себя и не ради голого результата, а именно для зрителей, чего никогда не скрывали.

— Хорошая для вас примета: Роман Широков не проигрывает ЦСКА аж с 2007 года, когда он играл за «Химки». Вы суеверны?

— Нет.

— Что, совсем никаких примет и ритуалов, даже в день игры? Это необычно для футбольного тренера.

— Я же не только тренер, а просто человек (улыбается).

— Просто человеку Кононову приходится сталкиваться в «Краснодаре» с целой группой непростых людей — Широковым, Мамаевым, Быстровым. В чем секрет отсутствия бурь в команде?

— Мы находим общий язык — и в футболе, и в человеческих отношениях. Почему? Главный тренер должен в первую очередь понимать, что не он выходит на футбольное поле.

Читайте также

— Того же Широкова считаете сложным человеком? Все-таки у него и с Лучано Спаллетти, и с Муратом Якином были проблемы.

— Не могу сказать, что он сложный. Широков очень профессионален. Да, говорит то, что думает. Значит, мы просто не должны давать поводов для того, чтобы футболисты вели разговоры, которые могут кому-то не понравиться.

ТО, КАК МАМАЕВ ИГРАЕТ В ЭТОМ ГОДУ, ПОРАЖАЕТ ВСЕХ

— Леонид Слуцкий рассказывал, что Павел Мамаев — единственный футболист в его тренерской карьере, к которому он так и не подобрал ключ. Вам тоже пришлось сильно постараться?

— У Павла человеческие качества все-таки достаточно хороши. Во времена игры за ЦСКА, думаю, на него влияли возрастные моменты. Сейчас он по-другому смотрит на жизнь. Думаю, ему помогают семья, двое детей. Он повзрослел. И готов добиваться самых высоких результатов.

— А что же было осенью, когда «Краснодар» едва не выставил его на трансфер?

— Не буду досконально рассказывать. Но были кое-какие моменты, связанные с игрой, с позицией на поле. В конце концов мы друг друга поняли. Каждому человеку нужно давать шанс. И Павел им воспользовался.

— Сейчас с ним проблем нет?

— Нет, абсолютно. Я им очень доволен. То, как Мамаев играет в этом году, поражает всех.

— Он у вас сейчас скрытый форвард?

— Можно и так сказать.

— Вы со Слуцким — пожалуй, два самых корректных тренера в премьер-лиге. Между тем когда-то во втором дивизионе тренер волгоградской «Олимпии» Слуцкий избил судью и получил длительную дисквалификацию. А не случалось ли подобных срывов с вами?

— Нет-нет. Хотя бывало, что мог высказать судье свое неудовольствие. Но это в прошлом. Думаю, это ни к чему.

и— Бывает. Например, в Москве, в перерыве матча против «Торпедо». С моей стороны это было неправильно. Надо другими способами доводить до игроков, что они должны играть лучше.

— А что именно сделали?

— Не помню (улыбается).

РОС НА «СПАРТАКЕ» БЕСКОВА, ГАВРИЛОВЕ И ТБИЛИССКОМ «ДИНАМО»

— Футбол какого клуба и в какие годы считаете образцовым?

— Мне в душу запал футбол Пепа Гвардьолы времен «Барселоны» — с 2009 по 2011 годы. В этот период, думаю, за счет игры той «Барсы» произошел подъем всего мирового футбола.

— А когда многие сравнивают нынешний футбол «Краснодара» с романцевским «Спартаком» 1990-х, это имеет право на жизнь?

— Мне всегда нравился спартаковский футбол, игра в среднюю и короткую передачу, стенки, забегания. Очень приятно, что нас иногда сравнивают по стилю с той командой. Кстати, футбол в атаке, который демонстрировал тот «Спартак», близок футболу Гвардьолы в «Барселоне».

— С вашим помощником Андреем Тихоновым такие сравнения проводили?

— Да. Андрей рассказывал и о ряде интересных игр, и о том, что в клубе происходило. Его всегда очень интересно слушать, и я извлекаю из этого для себя пользу. К тому, что наша группа атаки сейчас в каждом матче достаточно много забивает, Тихонов приложил немало усилий.

и— Конечно. Он из «Спартака», сам играл в такой футбол. Очень важно, как Андрей индивидуально работает с игроками атаки и полузащиты, а также с молодежью. Авторитет Тихонова очень помогает в работе.

На тренировках, бывает, прошу Андрея сыграть нейтральным футболистом или за какую-то команду, и он с удовольствием соглашается. Уровень его по-прежнему достаточно серьезен. Футболистов впечатляет.

— Для любого тренерского штаба важно, когда один из тренеров может не только рассказать, но и впечатляюще показать.

— Да. Тем более что каждый игрок из тех, кто раньше или сам выступал с Андреем, или видел, как он играл, помнит, какой футбол он показывал и как отдавался в каждом матче.

— Легко нашли с ним общий язык?

— Вполне. Думаю, мы относимся друг к другу с большим уважением. Когда потребовался помощник, мне предложили несколько вариантов. Были, кстати, и иностранные специалисты, также игравшие на серьезном уровне.

— Как объяснить, что сегодняшний «Спартак» для вас как соперник удобен?

— Так получается. Это связано с определенными психологическими моментами. На сей раз — с Ромой Широковым и его настроем на игру. Впрочем, все мы не хотели, чтобы после двух раз подряд по 4:0 эта игра получилась менее успешной. Сказывается и неиссякающая мотивация Ари на матчи со «Спартаком». Но, понятно, никогда нельзя сказать, что так же получится и в следующий раз.

— Когда в прошлом году вы обыграли «Спартак» 4:0 в день рождения Галицкого, по такому случаю не получили двойных премиальных? У него вообще бывает такое?

— Бывает. Сергей Николаевич всегда может сделать что-то неординарное. Но не помню, произошло ли это в тот конкретный момент.

— С Олегом Романцевым лично знакомы?

— Не знаком, хотя и считаю Романцева одним из самых выдающихся тренеров нашей страны. Зато видел конспекты тренировок, заданий. Случилось так, что когда-то давно один тренер — только не спрашивайте, кто, — их записал, показал мне. Я попытался это реализовать в юношеских командах. И сейчас в нашем тренировочном процессе много заданий, которые приближаются к тому, что делал Романцев.

— Много упражнений на игру в одно касание?

— Достаточно.

— У вас весь тренировочный процесс через мяч -, или есть какие-то аэробные, беговые элементы?

— Есть определенные блоки, задания, которые футболисты выполняют без мяча. Но на 80 процентов наша работа идет с мячом.

— Галицкий рассказывал мне, что рос на «Спартаке» Константина Бескова, а его любимым футболистом был Федор Черенков. А на ком росли вы?

— У меня было две любимые команды. Это «Спартак» Бескова — только рос я больше на Юрии Гаврилове. А вторая команда — тбилисское «Динамо» того поколения, когда оно в 1981 году выиграло Кубок кубков.

У ШИРОКОВА ВСЕ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ

— Вам Широков Гаврилова чем-то напоминает?

— Тем, что у обоих — светлая голова.

— И в прошлом году, когда Широков сделал в дерби дубль, и в этом лучшими его матчами за «Краснодар» были встречи с «Кубанью». Какие этому находите объяснения?

— Опыт и психология. Дерби приравнивается к финалам важных турниров, а у Романа по этой части есть богатый опыт. Поэтому он так и сыграл.

— Когда вы почувствовали, что у него есть желание вернуться в «Краснодар»?

— Я внутренне ощущал, что в «Спартаке» ему некомфортно. Не знаю, почему. А потом уже пошел процесс, касавшийся его перехода, и я ему был только рад. Когда Сергей Николаевич спросил, как отношусь к возможности возвращения Широкова, ответил однозначно: хотел бы, чтобы Рома был у нас.

— Насколько реальным вам кажется полный выкуп его контракта?

— Это зависит не от меня. По моему мнению, мы должны в первую очередь думать не о деньгах, а о людях. И если есть возможность, чтобы Роман и дальше продолжал играть у нас, то, думаю, от этого будет польза не только «Краснодару», но и всей России.

— В состав «быков» он вернулся в худшем состоянии, чем год назад? Почему у него не получилось в «Спартаке», и как быстро начал оттаивать?

— Почему не получилось? Мне не нравится, когда иные футболисты и тренеры говорят об игроках, получивших серьезные травмы: мол, он уже не тот, ничего не у него не выйдет. Хотелось бы, чтобы такие люди вспоминали, как они сами получали серьезные травмы, сколько восстанавливались и когда обретали прежний уровень. У Романа была тяжелая травма, и нужно было время, чтобы он пришел в кондицию. Поэтому могу сказать, что у него все только начинается. Даже в его годы.

— Сколько процентов от настоящего Широкова мы видим сейчас?

— Он прогрессирует с каждой игрой. Думаю, готов уже где-то на 80 процентов.

— Многие обратили внимание, что после дерби с «Кубанью» вы обняли Широкова и даже погладили его по голове. Так гладко сложился у вас контакт?

— Не только с Романом. И обнимаю, и даже целую футболистов за проделанную работу. И отношусь к ним ко всем ровно. Если они выкладываются на поле и добиваются результата — отчего бы не проскользнуть эмоциям?

— А ведь многим вы кажетесь очень сдержанным, этаким человеком в футляре. Это ошибочное представление?

— Может быть, и нет. Просто поначалу не хотелось быть чересчур эмоциональным. Потому что все эмоции должны быть направлены на труд, на подготовку.

— Когда в вашей карьере были самые бурные проявления эмоций?

— В матчах «Карпаты» — «Галатарасай» и «Краснодар» — «Реал Сосьедад».

ПОДРОБНЕЕ ОБЩАЛСЯ С КЛОППОМ, НО ВЗГЛЯДЫ БЛИЖЕ К ГВАРДЬОЛЕ

— Как познакомились с Галицким и обнаружили, что у вас совпадают футбольные взгляды?

— Мы встретились в Киеве, когда я тренировал «Карпаты». Познакомились и очень подробно побеседовали. Я был шокирован, что столь серьезный бизнесмен разговаривает на очень тонкие футбольные темы. Это был декабрь 2010 года.

— Он же вас в «Краснодар» еще до Муслина собирался звать?

— Да. Но я сам еще внутренне не был готов. Хотел какое-то время поработать для себя, найти ответы на кое-какие футбольные вопросы, которые себе задавал.

— В «Карпатах» и «Севастополе» вы ставили такой же футбол, как сейчас?

— Да.

— Это идет оттого, на чем вы росли — «Спартака», Тбилиси, Гаврилова?

— Думаю, да. И в юношеских командах начинал тренировать именно так.

— У вас с Галицким взгляды всегда совпадают?

— Конечно, нет, мы разные. Но самое главное, что нас объединяет, — то, что мы хотим играть для зрителей и получать удовольствие. А потом уже все остальное.

— Когда говорят, что «Краснодар» всегда играет первым номером, в контроль мяча, — это истина или все-таки упрощение? Есть ли условия, при которых готовы сыграть от обороны?

— Многие нас чересчур превозносят. Не такой уж у нас и хороший контроль мяча, много еще над чем работать. Кроме того, контроль для контроля — это тоже неправильно. Контроль должен быть с атакой и завершением.

— Не хотели бы съездить к Гвардьоле на стажировку?

— А я у него был. Еще в «Барселоне». На матчах его «Баварии» тоже бывал, хотя тренировки там не посещал. Поэтому мне достаточно многое знакомо.

— Он вам что-то объяснял?

— Говорили с ним о футболе несколько минут, но не более того. Валера Карпин знает Гвардьолу ближе, он часто с ним разговаривал и бывал на тренировках. Я же подробнее общался с Юргеном Клоппом в Дортмунде. Кое-что тоже почерпнул, но взгляды мои ближе к Гвардьоле.

— Никогда не видел, чтобы вы играли в три центральных защитника. Плохо относитесь к этой схеме?

— Не то чтобы плохо, но пока не вижу, что она дает какие-то преимущества.

— Галицкий очень любит применительно к футболу слово «удовольствие». Вы его в разговоре с игроками часто употребляете?

— Употребляю. Но нечасто. Потому что работаю с командой каждый день и в первую очередь вижу наш труд. Чтобы показывать футбол хорошего уровня и получать от него удовольствие, нужно трудиться — на тренировках, до и после них, в играх. И делать при этом результат. Так что бывает не до удовольствия.

— Бывали матчи, когда Галицкий заходил в раздевалку после поражений и говорил: «Не расстраивайтесь, сыграли хорошо, молодцы!»?

— Да. После тех же 1:1 с «Уралом», например. Он достаточно тонкий психолог, но и прямой в определенных моментах. Может высказать все, что думает, не опасаясь последствий.

— Последнее время Галицкий перестал писать в твиттере, в том числе об игроках. Вам как тренеру от этого ухода босса из информационного пространства легче или сложнее?

— Не хочу это комментировать.

НА ТРЕНИРОВКАХ ГАЛИЦКИЙ БЫВАЕТ РАЗ В ДВА ДНЯ

— Широков рассказывает: «Степень вовлеченности Галицкого в футбол поражает. Каждая тренировка проводится с датчиками, потом он получает распечатку с полной выкладкой по всем игрокам, пульсовым зонам и анализирует, как команда поработала». Не трудно с президентом, который до такой степени вдается в нюансы?

— В первую очередь, конечно, все распечатки получает не президент, а тренерский состав. Когда я возглавил команду, все тренировки начали снимать на видео, делать их анализ. Затем уже подключился Сергей Николаевич. Видеоматериалы по всем тренировкам поступают и ему, он смотрит их. Кроме того, часто сам приезжает на базу и просматривает, как мы провели ту или иную тренировку.

— Насколько регулярно он сейчас бывает на тренировках?

— В зависимости от работы. Но почти всегда — раз в два дня.

— Была у него такая фраза: «Кононов под нажимом никогда и ничего делать не будет. Сколько мы с ним ни обсуждали состав, он ни разу не поставил того, кого хотелось бы мне, а не ему. И я Кононову за это благодарен». И часто приходится твердость проявлять?

— Главный тренер берет ответственность на себя — на тренировках, в играх, по стартовому составу и заменам. В эти важные составляющие никто не имеет права вмешиваться. Да, беседовать, выслушивать людей можно и нужно. В том числе и президента клуба. Но последнее слово — за мной, и я всегда этого придерживаюсь.

— Бывали случаи, когда прав оказывался Галицкий, а не вы?

— Конечно, бывали. Но все проходило мягко и без каких-либо последствий.

— Частенько с владельцем клуба ужинаете?

— Мы практически каждый день встречаемся либо общаемся по телефону. Бывает, что и ужинаем. Это наша жизнь.

— Бывал ли хоть один конфликтный момент в общении с ним, когда возникала мысль, что расставание близко?

— Когда команда проигрывает и что-то не ладится, всякие мысли посещают не только меня, а любого тренера на любом уровне. И каждый тренер дорожит местом, где работает. Я — не исключение.

— Как президент клуба отреагировал на поражение в финале прошлогоднего Кубка России от «Ростова», случившееся, главное, при блеклой игре?

— Тяжело. В первую очередь, как раз не из-за того, что проиграли. А из-за того, что не показали тот футбол, который хотели.

— Объясняете это в первую очередь отсутствием из-за травмы Широкова, который придал бы вашей игре гораздо больше свободы?

— У нас тогда выпал не только Широков, но и Мамаев. Плюс непростой календарь. За три дня до финала Кубка играли на выезде с «Волгой», боровшейся за то, чтобы остаться в премьер-лиге.

Та игра проходила на тяжелом поле, а через три дня тем же составом — финал Кубка. Не успели восстановиться. Сыграла свою роль и не до конца поставленная на тот момент игра. Плюс удаление по ходу матча. Признаю, что мы действовали в тот день неудачно.

— На дубль ходите, академию смотрите? Галицкий очень много внимания этому уделяет.

— Да, хожу, хотя не могу сказать, что постоянно. Но, когда есть время, бываю и на второй команде во втором дивизионе, и на дубле.

— 11 выпускников академии в стартовом составе основы «Краснодара». Эта мечта Галицкого — утопия?

— Завтра она может стать былью. Потому что нигде не видел, чтобы столько средств и работы вкладывалось в академию. Все реально! А пока пробуем несколько ребят. Всему свое время.

С ПОЗИЦИЕЙ АРИ НА ОСТРИЕ ОПРЕДЕЛИЛИСЬ ПОСЛЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ БЕСЕДЫ

— Почему капитан — Гранквист, не русскоязычный игрок?

— Он лидер на поле. У нас все иностранцы учат русский, так как по контракту обязаны это делать. В «Краснодаре» очень хорошие специалисты, переводчики, который постоянно с ними работают, дают уроки. Тот же Сигурдссон уже прилично по-русски говорит. И Гранквист все прекрасно понимает и общается. Не говоря уже о бразильцах — совершенно обрусевших.

— Гранквиста вы назначили или команда выбрала?

— Я назначил.

— В начале сезона друг друга в воротах сменяли Дикань и Синицын, потом от этой идеи отказались. Почему?

— Сначала было достаточно много игр. Надо было поддерживать и конкуренцию, и самочувствие футболистов. А потом уже стал ставить того, кто сильнее.

— Ари в «Спартаке» почти никогда не был игроком острия. Как вы нашли ему это место?

— Когда руководители предложили мне приобрести Ари, я внимательно посмотрел его видеозаписи и понял, что этого футболиста мне хотелось бы взять. Хотя бы в силу его разноплановости. Он может играть как спиной к воротам противника, так и лицом. Очень техничен. А когда мы встретились и детально поговорили, я понял еще и то, что это хороший человек и мотивированный футболист.

На той индивидуальной беседе я спрашивал Ари, на какой позиции ему больше хотелось бы играть, насколько удобно он чувствует себя при моделях с одним и двумя форвардами. Мы тогда все обговорили, и я понял, что играть на острие — это то, чего он хочет.

— Ари забивает в основном сильным командам — «Спартаку», ЦСКА. Что это за особый менталитет? Как сделать, чтобы он забивал и слабым?

— Да, это одна из наших проблем. По статистике Ари забивает командам, которые находятся наверху. Нам, тренерам, есть над чем работать.

— Нужен ли он, по-вашему, сборной России?

— Думаю, он отвечает всем требованиям для игрока высокого уровня.

— Собираетесь ли его натурализовать, учитывая, что он женился на россиянке и имеет право подать заявление на гражданство?

— Ну уж я-то точно не собираюсь (улыбается). Клуб, насколько знаю, тоже. Натурализоваться — желание самого Ари, и «Краснодар» в этом процессе участия не принимает. Просто и ему, и Жоаузинью нравится Россия, и они сами хотят получить гражданство нашей страны.

— Всю зиму вы наигрывали Жоаузинью левым защитником. Его перелом ноги стал для вас сильнейшим ударом с точки зрения творческих идей?

— Да, конечно. Жоаузинью здорово воспринял то, что я ему предложил. Мне было очень приятно, что он понимал: надо двигаться дальше и совершенствоваться. Жоаузинью — командный игрок и всегда готов играть там, где тренер его видит.

Когда я предложил ему роль левого защитника, он понимал, что мы больше действуем в атаке и он будет больше атаковать. Жоаузинью увлекся этой идеей, и я уже видел у него большой прогресс. Очень жаль, что все так получилось. Но есть Калешин с Петровым, которые хорошо действуют на краях обороны.

— Вандерсон сильно переживает, что его роль в команде уменьшилась?

— Вандерсон — замечательный футболист и человек. Понятно, что до прихода Ари он был основным игроком, а сейчас Ари лучше показывает себя в официальных играх, оттого и играет больше. Но Вандерсон очень позитивно ко всему относится, и для меня стало большим открытием, что футболист реалистично относится к происходящему и очень серьезно работает над собой.

— Обидно, что ваших игроков, кроме Широкова и отчасти Газинского, не вызывают в сборную России? Или, наоборот, только радует, поскольку можете больше времени работать с ними в клубе?

— И то, и другое. Но обидно, поскольку у нас достаточно футболистов, которые могут быть как минимум кандидатами в сборную. Кроме Широкова и Газинского, это и Калешин, который выглядит сейчас очень сильно, и Мамаев, и Петров. На сборах в Испании мы поговорили с Капелло, он спрашивал про наших сборников и кандидатов. Но никаких обещаний по поводу приглашений не было.

МИНУТА ОПОЗДАНИЯ — 50 ЕВРО ШТРАФА

— Нынешняя команда, по-вашему, сильнее прошлогодней?

— Да, сильнее. В первую очередь, психологически. Игроки стали уравновешеннее, лучше понимают, что делать на футбольном поле и вне его. Ну и сказывается, что второй год вместе работаем — как я, так и ребята привыкли друг к другу, взаимопонимание лучше.

— Вернемся к неожиданной фразе владельца «Краснодара» в прошлое межсезонье — насчет того, что его устроит место в десятке при условии зрелищной игры. Вас не удивила столь скромная постановка задач для команды, попавшей по итогам прошлого сезона в еврокубки?

— И удивила, и нет. Удивила тем, что руководитель дал понять: творите, я не вмешиваюсь в ваш процесс. Но каждый тренер в какой-то мере прагматичен и ставит перед собой определенные цели. Лично мне недостаточно хорошо играть, но не выигрывать. И я все равно отдаю себе отчет в том, что от тренера требуют результат. Всегда. В любой игре.

— Без Галицкого какую-то цель перед игроками в межсезонье поставили? Или перед самим собой?

— Конечно. С первых дней сразу же обозначил, что не намерен до 60 лет ждать, пока придет какой-то результат. Красота красотой, но тренер живет не только ей, но и конкретикой.

— Откуда взялась стабильность, которой не было осенью? Команда переварила опыт участия в Лиге Европы, и он ей помог?

— Думаю, да. Чем больше игр проводишь с сильными соперниками — тем лучше укрепляешь себя во всех аспектах. Работа над собой, анализ — все происходит быстрее и серьезнее. Думаю, ребята подходят к этому именно так.

— Как считаете, могли выйти из группы Лиги Европы, или опыта в любом случае не хватило бы?

— «Вольфсбург» был сильнее всех, но мы могли бороться за вторую позицию с «Эвертоном». Он оказался не так силен, как казалось заранее. Тех набранных очков с «Лиллем» и тем же «Эвертоном» как раз и не хватило.

— Глядя на то, как киевское «Динамо» крушило «Эвертон», брала досада — что не англичане, а вы могли бы играть на этом этапе?

— Если честно, вы сейчас попали в самое сердце.

— Обратило на себя внимание, что в дерби с «Кубанью» вам, в отличие от соперника, хватило сил до конца игры. Можно сказать, что функциональная готовность в этом матче решила многое?

— Не исключаю. Мы упорно трудимся, и не только на сборах. Перед каждой игрой замечаю, что наши футболисты очень хорошо и тренируются, и восстанавливаются, и работают над собой. Кроме того, у нас прекрасный медицинский персонал, отличное оборудование — одно из новейших в Европе. Недаром Широков попросил руководство «Спартака» прошлым летом о возможности закончить восстановление после операции в Краснодаре — в Москве подобные процедуры проходить было невозможно. Медицина — одна из важнейших составляющих нашего нынешнего второго места.

— Галицкий в интервью назвал вас «корректным и даже чуть-чуть мягким человеком». Игроки в связи с этим никогда не садились вам на шею? Или прав тот же Широков, сказавший: «Он умеет быть жестким, но без крика»?

— Наша работа — не только тренировать, но и держать в команде правильный микроклимат. Я все вижу и все понимаю. В частности, кто пытается что-то сделать, чтобы я как главный тренер был в чем-то дискредитирован.

— Есть ли у вас система штрафов?

— Есть. Но у нас достаточно мало случаев, когда штрафные санкции были бы реализованы. Мы штраф объявляем, но потом даем игроку возможность исправиться. И если это происходит — по сути, отменяем. Хотя на сборах был один футболист, который раз за разом опаздывал на тренировки. Штрафы за опоздания довольно серьезны: 1 минута — 50 евро. Получилось немало. Зато больше он не опаздывает — и думаю, в дальнейшем уже сам будет отсчитывать у других эти минуты.

НИ О КАКОМ КЛУБЕ, КРОМЕ «КРАСНОДАРА», НЕ ДУМАЮ

— Ари российский паспорт лишь предстоит получить, а сами вы стали его обладателем осенью 2013 года. Как получилось, что у вас, уроженца Курска, не было гражданства России?

— Стечение жизненных обстоятельств, связанных с историей нашей страны — развалом СССР, появлением России, Белоруссии и других постсоветских республик. Так получилось, что я оказался в Белоруссии и какое-то время не задумывался на эту тему. Но всегда ощущал себя россиянином, тем более что все родственники жили и живут в России. Давно хотел перебраться работать в Россию и получить ее паспорт. Слава богу, после переезда в Краснодар все получилось достаточно быстро.

— В Курске у вас много родни осталось?

— И мама с папой, и родная сестра, и двоюродные. Там у меня вообще все. И дипломы у меня российские — как школьный, так и институтский. Курский, смоленский. Московская тренерская лицензия категории Pro. Так что все произошло, как и должно было произойти.

— Ваша семья живет с вами в Краснодаре?

— Да — жена и 16-летняя дочь, которая учится в школе. Супруга больше не работает, смотрит за дочкой. Через год будем думать, куда поступать.

— На футбол они ходят?

— Они у меня домашние болельщицы. Смотрят матчи по телевизору.

— А в Белоруссии кто-то остался?

— Сын от первого брака работает детским тренером в борисовском БАТЭ у Анатолия Капского. Начинает свой тренерский путь, сейчас учится на лицензию В.

— Слышал, в «Краснодаре» есть традиция — когда откуда-либо в город прилетают жены с детьми, то при встрече и после матчей клуб вручает первым цветы, вторым — игрушки.

— Да, и моя семья это на себе прочувствовала. Скажу больше, после каждого выигрышного матча женам и дочерям тренеров и футболистов привозят от клуба цветы.

— Считаете себя продуктом белорусской тренерской школы, где начинали в профессии?

— Думаю, нет. Первые знания получал в Смоленском институте физкультуры, большой опыт был на Украине в качестве главного тренера. Но особенно хочу поблагодарить Анатолия Юревича (известный белорусский тренер, ныне спортивный директор федерации футбола Казахстана. — Прим. «СЭ»). После окончания карьеры игрока он пригласил меня работать тренером, начиная с детского футбола. Анатолий Иванович дал мне тренерский заряд и очень много знаний. Помогал ему, потом Леониду Кучуку в «Шерифе». С ним у нас и сейчас теплые отношения, хотя общаемся теперь меньше.

— Так вы же работаете в одном городе. Бывает, что пересекаетесь поужинать в ресторане?

— К сожалению, нет. Это вообще какой-то феномен. С тем же Витей Гончаренко хорошо знакомы, но встретились как следует и поговорили только после того, как он ушел из «Кубани». Может, это и неправильно. С другой стороны, наверное, у каждого из нас есть какие-то рабочие секреты, не хватает времени, а где-то и желания ими делиться. Такая вот специфика, интересная и до конца мне непонятная.

— Для вас принципиально, что в минувшем туре вы впервые в карьере смогли обыграть Кучука?

— Не могу так сказать. Отношусь к этому спокойно. Просто приятно, что выиграли.

— Скоро откроется домашняя арена «Краснодара». Участвовали ли в ее обустройстве — подобно Арсену Венгеру, который спроектировал домашнюю раздевалку на «Эмирейтс» по фэн-шую, без прямых углов.

— Насчет раздевалок со мной разговаривали. Я высказывал мнение, где лучше расположить какие комнаты. Последнее время на эту тему не общались. Но очень хочется уже побыстрее сыграть на этой арене. Думаю, она будет просто фантастической.

— Сколько лет еще действует ваш контракт с «Краснодаром»?

— До 2018 года.

— О продлении пока не разговаривали?

— Думаю, времени достаточно. Все зависит от того, как я буду работать и какие результаты показывать.

— Нет ли желания в будущем поработать с одним из традиционных российских топ-клубов?

— Не смотрю сейчас ни на какой другой клуб. Полностью сосредоточен на работе с «Краснодаром», с Сергеем Николаевичем. Считаю большой удачей, что здесь оказался.

— Сам «Краснодар» вы уже считаете топ-клубом?

— Думаю, «топ-клуб» — это абстракция. Правильнее говорить, что «Краснодар» занимает место в верхней части таблицы в первую очередь благодаря тому, что владелец клуба очень грамотно подошел к его развитию. С финансовой, материально-технической точек зрения. А во вторую — потому что тот футбол, в который мы играем, не будет прекращаться. Он останется таким — эмоциональным, красивым. А наша задача — поддерживать все, что создал президент.

— Какая у вас мечта как у тренера?

— Обыкновенная. Выиграть чемпионат страны и Лигу чемпионов.

— Ничего себе обыкновенная. Ни разу из уст российских тренеров не слышал подобного. Вы до такой степени амбициозны?

— Конечно.

…И Кононов улыбнулся своей скромной, даже немного стеснительной улыбкой. Которая после слов о мечте выиграть Лигу чемпионов больше не вводит меня в заблуждение.