Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 декабря 2017, источник: Советский спорт

Дмитрий Аленичев: Плохо, что об отношении Паршивлюка ко мне я узнал из прессы

Главный тренер красноярского «Енисея» Дмитрий Аленичев подвел итоги первой части сезона ФНЛ.

Источник: Советский спорт

А также поддержал родной «Спартак», поблагодарил Андрея Тихонова и попросил Сергея Паршивлюка позвонить, чтобы обсудить один конфликт.

«У КОМАНДЫ ЕСТЬ ЭЙФОРИЯ ОТ РЕЗУЛЬТАТА».

— Подведите итоги 25 туров первенства ФНЛ.
— Команда на первом месте, многое у нас получилось. Не стану скромничать, ждал от своих замечательных футболистов, что в конце года будем лидерами, несмотря на силу соперников. Имею в виду «Крылья Советов», «Оренбург», «Тамбов», «Балтику», «Шинник» и других. Счастлив, что ребята добились результата. В первую очередь благодарность им, мои заслуги где-то в конце списка. Их трудолюбие и понимание футбола позволяет команде побеждать, а уже потом идут мои подсказки и направления. Не хочется останавливаться на достигнутом. Сейчас у всех заслуженный отпуск. Знаю, у ребят есть эйфория от результата, но постараюсь в первый же день сборов донести до них — нельзя сбавлять обороты.

— Команда здорово стартовала, но не избежала спада. С чем он связан?
— Прежде всего вспоминаю чувствительное поражение от «Тамбова» со счетом 0:5. После матча, хоть меня некоторые и считают мягким, в раздевалке летали фишки и состоялся серьезный разговор. Пришлось повысить голос, высказать все, что думаю о футболистах. Так играть нельзя ни с кем, будь то «Тамбов», будь то «Ливерпуль». К счастью, мои слова дошли до ребят, они все поняли. В итоге мы выдали феерическую серию побед. Выиграли у «Ахмата» в Кубке России. Это был один из лучших матчей в нашем исполнении. Поражение в Тамбове стало отправной точкой, после которой мы бы либо сломались, либо стали сильнее. Рад, что все сложилось хорошо.

— Есть что-то общее между разгромом «Спартака» «Ливерпулем» со счетом 0:7 и вашим проигрышем «Тамбову»?
— Да, сам об этом думал. «Спартак», как и мы тогда, доказал, что эта неудача была случайна. Команда достойно вышла из положения, обыграв ЦСКА. Во многом это работа тренера — донести до ребят, что они не правы. Но игроки должны сами понимать, что такие провалы — во многом их позор, а не тренера. Крупные поражения — вина футболистов. Я как тренер могу сказать, что беру вину на себя, но подчеркиваю: игроки не должны снимать с себя ответственность.

— Показалось, 0:7 от «Ливерпуля» вы переживали не меньше, чем 0:5 от «Тамбова». Были похожие чувства?
— Если совсем утрировать, можно и так сказать, ведь «Спартак» не чужая мне команда. Но когда проигрывал «Енисей», я был на скамейке рядом с ребятами, а тот матч смотрел по телевизору. Хот, сейчас подумал и понял, что вы правы — чувства те же. Обе неудачи унизительны. После «Тамбова» ощущал вину: что-то не досказал ребятам, какие-то выводы не сделал, ничего не смог изменить. В подобные моменты на эмоциях винишь себя. И знаете, когда смотрел «Спартак», думал, что, может, и в этом поражении от «Ливерпуля», я тоже где-то, в чем-то виноват.

— Почему?
— Понимаю, там сейчас другой тренер. Но, может, моя вина в том, что не смог дать этим футболистам больше. Я же со многими из них работал.

— Многие тренеры говорят: «Переживаю только за ту команду, в которой работаю». Кажется, это не про вас. Испытываете одинаковые чувства к своему нынешнему клубу и к «Спартаку»?
— Да, наверное, это так!

«МНЕ ПОМОГ БАГАЖ ТИХОНОВА».

— Вы как-то заявили, что «Енисею» нужно усиление в каждую линию, в том числе и вратарскую. Не боитесь, что Филиппов и Чепчугов восприняли ваши слова неправильно?
— Нет, они должны понимать, что никому не гарантировано место в составе. Всегда ищу усиление и дальше, пусть доказывают, что новичок не лучше. Я им об этом говорю в глаза. У нас хорошие, сильные голкиперы, но нет предела совершенству.

— Вы говорите, усиление необходимо, а некоторые тренеры ФНЛ утверждают, что «Енисей» хорошо укомплектован и каждый был бы рад иметь в своем распоряжении таких футболистов. Кто прав?
— При всем уважении к ребятам у нас не самая сильная по составу команда. В нашей лиге есть, как минимум, два коллектива, имеющих богатый опыт выступления в премьер-лиге, да и по бюджету мы не самый богатый клуб. Не хочу называть эти команды, все и так их знают. А так — у любого тренера свое видение. Кому-то наш состав видится идеальным, я же в межсезонье рад укрепить какие-то позиции. Если приобретений вдруг не будет, ничего страшного. Все равно хочу, чтобы в мае мы остались на том месте, где сейчас.

— В одно время вы сильно оторвались от конкурентов. К концу года разница сократилась. Это вас волнует?
— Был к этому готов, понимал: эмоциональный и физический ресурсы когда-то должны закончиться. Неприятно проигрывать на кубок во Владивостоке, мы это пережили и забыли. Но все равно знал, что спад когда-то случится. Подобное происходит и с «Баварией», и с «Реалом», и с «Барселоной». Мы дали повод болельщикам, футбольным специалистам полагать, что «Енисей» должен всегда выигрывать. Хотя это невозможно.

— У вас часто спрашивали про багаж Аленичева в «Спартаке». А был ли багаж Тихонова, когда вы пришли в «Енисей»?
— (Улыбается.) Очень благодарен моему другу Андрею за то, что он мне оставил. Был знаком с игрой команды, следил за ней, когда он там работал. Мой соратник создал костяк, я лишь добавил несколько игроков и свои идеи. Андрей, как и я, предпочитает атакующий футбол, у нас схожие взгляды на стратегию. Мне было не так тяжело войти в команду именно потому, что она знала требования Андрея и понимала, чего хочу я. Точно могу сказать: какое-то время работал с багажом Тихонова, который мне очень помог.

— Изменилось что-то с приходом нового главы Красноярского края?
— Если руководитель региона не заинтересован в команде, работать тяжело. Бывший губернатор жил делами клуба, новый руководитель также заинтересован в развитии профессионального футбола. Мы уже пообщались, он оставил очень позитивное впечатление. Думаю, поможет нам достичь поставленных задач в этом сезоне.

«МЕСЯЦ НЕ МОГ ОТОЙТИ ОТ УВОЛЬНЕНИЯ ИЗ «СПАРТАКА».

— В Красноярске вам работать комфортнее, чем в «Спартаке»? Здесь нет такого давления?
— Люблю свое дело и футболистов, которыми руковожу. Где бы ни тренировал, хочу добиться максимального результата. Мне не зазорно работать в первой лиге. А давление есть везде. Понятно, в «Спартаке» его больше — у клуба многомиллионная армия болельщиков, интерес со стороны СМИ. Но я привык к давлению, когда был игроком, и сейчас готов к любым испытаниям. Меня никто не сломает. Заблуждение, что мне некомфортно в топ-клубах из-за сильного прессинга. Всегда знаю, чего хочу от себя и от команды. Работаю на максимуме 24 часа в сутки, чтобы она показывала футбол, который нравится зрителям, и достигала максимального результата. Это главное, все остальные разговоры — пустое.

— Вы сказали, что дали себе десять месяцев на отдых после ухода из «Спартака». Сколько времени понадобилось, чтобы перестать думать о той отставке?
— Очень тяжело и болезненно переживал уход из «Спартака». Не так просто было пережить и переварить случившееся. Не выходил на связь, не давал интервью, не появлялся на телевидении. Около месяца копался в себе, анализировал ситуацию. А потом сам себе сказал: «Хватит!» И начал новую спортивную тренерскую жизнь. Съездил на стажировки, начал смотреть футбол.

— Полузащитник «Спартака» Артем Тимофеев назвал вас мягким человеком. Сергей Паршивлюк обвинил вас в личной к нему неприязни, из-за которой ему пришлось покинуть «Спартак». Как относитесь к таким высказываниям игроков?
— Спокойно. С огромным уважением отношусь и к Сереже, и к Артему. Каждый имеет право на мнение и может высказывать свои мысли. Это даже хорошо! Плохо, что об их отношении ко мне я узнал из прессы, они могли бы высказать претензии или свое мнение в лицо. Я открытый человек, ни от кого не скрываюсь. Недавно со «Спартаком-2» в Красноярск приезжал Денис Давыдов. Он подошел ко мне и извинился за то, что высказался в мой адрес на эмоциях. Мы пожали друг другу руки и забыли об этом. Мнение футболистов уважаю — негативное оно или позитивное. Что касается Паршивлюка, не понимаю сути претензий, не могу даже ничего ответить. Пусть Сергей позвонит мне, мы это обсудим.

«ХОЧУ ПРЕДОСТЕРЕЧЬ БОЛЕЛЬЩИКОВ СБОРНОЙ».

— Четыре команды в Лиге Европы — отличный результат?
— Нет! Отличный — когда два клуба пробиваются в плей-офф Лиги чемпионов. А так просто хорошо, что четыре российских коллектива продолжают борьбу в еврокубке. Но надо стремиться к большему. Тот, кто говорит, что лучше играть в Лиге Европы, ведь там проще победить, размышляет, как аутсайдер.

— Вы посетили жеребьевку чемпионата мира. Понравилось?
— Честно говоря, не люблю такие крупные светские мероприятия. До последнего сомневался, стоит ли идти на жеребьевку, но все-таки меня уговорили. В итоге остался доволен: пообщался с замечательными людьми, встретил друзей — бывших футболистов, получил массу положительных эмоций. Надеюсь, турнир пройдет так же замечательно, как жеребьевка.

— Первая мысль, когда поняли, кто будет соперниками России на ЧМ?
— Вспомнил, как уже обжигался в Японии, когда со сборной России не смог выйти из группы с японцами, бельгийцами и Тунисом. Потом подумал: жаль, не попались более сильные команды, чтобы полгода мы думали только о том, что скоро россияне встретятся с испанцами или немцами. Матч-открытие Россия — Испания — это было бы круто! Но получилось так, что нам предстоит встретиться со сборными с низким рейтингом, и меня это беспокоит. Хочу предостеречь болельщиков от эйфории. Не надо думать, что у нас проходная группа. Уругвай — это Кавани и Суарес, Египет — Салах, один из лучших футболистов чемпионата Англии. И Саудовской Аравии мы проигрывали 2:4. Будет очень больно, если, находясь в таком квартете, не пройдем дальше.

— Как вам живется в Красноярске после Москвы и Рима?
— Отлично! Только холодно (улыбается). Кухня хорошая, рыба просто сумасшедшая! Живу футболом, но иногда хочется от любимого вида спорта отдохнуть. Поэтому после тренировок иногда с Егором Титовым ходим в рестораны. Повторяю — очень вкусная рыба!

— Вы поиграли бок о бок с Франческо Тотти, конкурировали на одной позиции. Какой он человек?
— (Смеется.) Я не был конкурентом Тотти, потому что он Тотти, а я скромный парень из Великих Лук, который чуть-чуть играл в футбол. В «Роме» у Франческо вообще не было конкурентов, и он это понимал. Но считал меня своим товарищем по команде и к каждому так относился, будь ты Аленичев или чемпион мира Кафу. Я не замечал в нем звездной болезни. Кстати, очень рад, что в феврале он прилетит в Москву на традиционный турнир ветеранов. Очень хочу его увидеть, пообщаться.

— Следите за успехами Моуринью?
— Конечно! Он для меня — второй папа, отец в профессии. Моуринью, мой первый тренер и Олег Иванович Романцев научили меня играть в футбол. Жозе дал мне очень многое в конце карьеры. Сейчас слежу за его «Манчестер Юнайтед». Был там на стажировке.

— Не так давно у вас был день рождения. Как отметили?
— Спокойно, в Красноярске. В пятницу у меня был день рождения, а в субботу состоялась игра с «Шинником». Попросил у ребят победы, лучшего подарка не придумать. Парни разорвали ярославцев со счетом 4:1.

— Довольны тем, как развивается академия вашего имени?
— Доволен, разумеется. Мальчишки растут на глазах, как-то приехал, посмотрел и удивился, как сильно они прибавили. К сожалению, мало времени уделяю академии. Хорошо, что есть люди, которым могу доверять управление и тренировочный процесс. Самого тянет в этот процесс влезть. Но — невозможно из-за плотного графика. Хочу привлечь ребят, малышей, чтобы они набрались мастерства у нас, а потом попали в сборную. Мастер-классы у нас проводятся практически ежемесячно. Были Промес, оба Комбарова, Ребров. Стараемся детям устроить праздник. Я сам был на их месте в свое время, смотрел на Черенкова, Гаврилова, других феноменальных людей. Конечно, то, что мы делаем, это плюс академии и самим ребятам. Мы стараемся их трудоустроить и сделать так, что выпускники остались при деле.

— Академия — бизнес?
— Ни в коем случае. Для меня — благотворительность! Хочу помочь детям, а не заработать на них. Если мальчик приедет ко мне из Мытищ и потом попадет, условно, в спартаковскую академию, буду счастлив!