Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 августа, источник: Спорт-Экспресс

Николай Писарев: У нас хорошее молодое поколение — лимит его защитит!

Бывший спортивный директор РФС и старший тренер молодежной сборной, который сейчас работает в ФНЛ с нижегородским «Олимпийцем», — об актуальных проблемах российского футбола.

Источник: Спорт-Экспресс

МНОГИЕ КЛУБЫ В РОССИИ НЕ ПОНИМАЮТ СВОИХ ЗАДАЧ.

— Как оцените старт «Олимпийца» в ФНЛ — после 5 туров ваша команда набрала 8 очков и идет на 8-м месте?

— Для меня этот проект начался еще в феврале, когда возглавил команду во второй лиге. Доволен тем, что мы сделали за эти пять месяцев. «Олимпиец» — боеспособный коллектив. Смогли решить задачу выхода в ФНЛ, хотя в восьми играх у нас не было права на ошибку в ПФЛ. Выходя на поле, ребята понимали, что одна осечка может перечеркнуть весь сезон…

— Самая большая сложность, с которой столкнулись в первом дивизионе?

— Знаете, перед многими клубами в России — именно в России — которые выходят в ФНЛ, встает задача резко сменить состав. Но в итоге мы получаем обманутые ожидания болельщиков.

— Почему?

— Во втором дивизионе они болеют и ходят на одну команду, за нее переживает весь город. А в ФНЛ уже приходится поддерживать, по сути, совсем другую. На мой взгляд, это какая-то профанация! Болельщик должен быть главной фигурой в действе под названием «футбол». Поэтому мы в «Олимпийце» решили, что сделаем ставку на прежний костяк.

— В этом и заключается философия «Олимпийца»?

— Прежде всего, сам клуб должен с ней определиться. Для чего нужна команда? Для завоевания титулов как «Спартак», «Зенит» или «Реал», для того, чтобы быть крепким середняком — например, «Ахмат», или для того, чтобы растить молодежь как «Аталанта» с «Аяксом», делать ставку на собственных воспитанников как «Атлетик» или «Краснодар». А многие в России шарахаются из стороны в сторону.

— Вы про команды-лифты?

— Про них, в том числе. А есть еще такие, которые много-много лет сами не понимают, для чего существуют. И это печально. Ничего не выигрывают, молодежь не растят, не провозглашают никаких целей или часто их меняют.

— В спорте на первый план выходит результат. Вы решили делать ставку на футболистов, выступавших еще во второй лиге. С таким составом реально ли решать серьезные задачи?

— У нас она такова: создать боеспособный коллектив и побеждать в каждом матче. А, вообще, несмотря на все разговоры о коммерциализации футбола, судейских скандалах, деньгах, все равно на поле играют 11 на 11. Если сделать боеспособную команду, очень тяжело будет с ней бороться в кабинетах нефутбольными методами.

Считаю, вот к этому и надо стремиться в нашей стране! Ни деньги, ни инфраструктуру нужно ставить во главу угла, а именно наших футболистов. В «Олимпийце» нам удалось заразить ребят своими идеями.

МОЛОДЕЖЬ ДОЛЖНА УЕЗЖАТЬ. НО НЕ В ЧЕХИЮ ИЛИ ФИНЛЯНДИЮ.

— Вас не коробят разговоры, что «Олимпиец» — преемник «Волги» — клуба, который расформировали, а долги игрокам и тренерам так и не отдали?

— Если бы это происходило только в Нижнем Новгороде… Такие примеры в России сплошь и рядом. Многие клубы погибают, умирают. Не одну «Волгу» постигла такая участь. Это действительно головная боль нашего футбола. Расформирование «Волги» — это серьезный удар по имиджу города.

— Недавно вы заявили, что главное зло отечественного футбола — государственное финансирование. Неужели считаете, что в России возможны только частные команды? И как тот же «Олимпиец» будет выступать без денежной поддержки властей?

— Прямое госфинансирование как таковое уже мало где существует. Да, невозможно содержать клуб без привлечения финансовых структур региона. Но главное здесь другое. Футболисты должны зарабатывать деньги, а не получать их! Ведь мы постоянно задаемся вопросом: почему наши ребята не востребованы за границей? И все сваливаем на лимит.

— А он здесь не причем?

— Неоправданные зарплаты — гораздо большее зло. Из-за них никто никуда и не хочет уезжать.

— Потолок зарплат — панацея от всех бед?

— Панацея — прозрачный бюджет. Вот у Галицкого, допустим, все понятно, все под контролем. То же самое должно быть и в других клубах. Почему многие не проходят финансовый fair play? Агентские дела и все остальное… Очень много всего. Должно быть четкое прозрачное финансирование. Нужно понимать, откуда появляются такие зарплаты. Тогда жизнь заставит наших футболистов уезжать в серьезные чемпионаты, а не в Чехию и Финляндию, где сложно прогрессировать. Еще хочу сказать об одной важной вещи.

— Какой?

— Мы в футболе не экспортеры, а импортеры. В хоккее у нас все с точностью да наоборот. Нас нельзя сравнивать ни с Бельгией, ни с Португалией, ни с Бразилией. Мы ближе всего к США, привлекаем иностранных футболистов. Но проблема заключается в том, что в Америке за поход на стадион на условного Дель Пьеро люди могут заплатить 1000 долларов! Представляете?! У нас же на данный момент население не настолько платежеспособно.

— Давайте о зарплатах в ФНЛ. Валерий Петраков сказал, что максимальный оклад в «Томи» — 300 тысяч рублей в месяц. А в «Олимпийце»?

— В ФНЛ другая беда. Люди в целом получают не завышенные зарплаты, но нет стабильного финансирования. Большие задержки…

РОССИЯ — ФУТБОЛЬНАЯ СТРАНА. 100 ПРОЦЕНТОВ.

— Можно ли понять тех региональных чиновников и руководителей, которые считают, что не нужно выделять деньги на футбольную команду, на которую приходят по две-три тысячи человек?

— В какой-то степени с ними можно согласиться. Но я думаю, что у нас футбол — еще и какая-то социальная история. Он нужен в регионах, где строятся новые стадионы. Пока нашему виду спорта не удается на равных конкурировать с кинотеатрами, аттракционами. Семье проще провести досуг там, а не на аренах. С появлением современных, комфортабельных стадионов ситуация поменяется. На матч можно будет прийти с женой, ребенком и отдохнуть. После чемпионата мира-2018 наступит прорыв, вот увидите!

— Сколько людей сейчас ходят на домашние встречи «Олимпийца»?

— Из-за того, что строится в Нижнем Новгороде строится стадион к чемпионату мира, мы принимаем гостей в Дзержинске. Это где-то час езды от Нижнего. На последних матчах прошлого сезона, когда бились за выход в ФНЛ, ходило по семь тысяч! Для второй лиги это нормально. Наш клуб прикладывает усилия, чтобы привлекать людей на трибуны. И сами игроки не должны быть безразличными к этой проблеме. Чем больше болельщиков на арене, тем выше с тебя спрос.

— В качестве неудачного примера вы недавно приводили прошлогодний «Рубин».

— А такого не должно быть! Клуб тратит огромные деньги на «звезд», а на трибуны никого не затащить… Это, кстати, касается, не только Казани. И еще: мы забываем, что у нас не работают рыночные отношения в футболе. В принципе. Продажи билетов и телетрансляций составляют мизерную часть доходов клубов.

— Может, мы все-таки нефутбольная страна?

— Футбольная! 100 процентов! Посмотрите, как сложно в той же Москве, Питере, других крупных городах арендовать зал — в футбол играют все!

ОТМЕНИМ ОГРАНИЧЕНИЯ — ПОЛУЧИМ НЕПОНЯТНЫХ ИНОСТРАНЦЕВ.

— Вы против полной отмены лимита?

— Считаю, необходимо защищать свой продукт. Пока мы еще не наладили «производство» игроков. Только-только появляются футболисты благодаря академиям Галицкого, Федуна и так далее. Вот когда наши ребята начнут конкурировать между собой и биться за место в составе, вот тогда лимит можно отменять. Сейчас же нам просто необходимы ограничения на иностранцев.

— А если отменить лимит сейчас, то…

— Тут же появятся непонятные игроки из-за рубежа с непонятными историями и зарплатными ведомостями. А наши ребята не смогут вырасти.

— Насколько плотно вы сейчас следите за молодежкой?

— Я прекрасно знаю Евгения Бушманова, периодически с ним созваниваемся, общаемся. У нас сейчас хороший возраст — 1996−99 годы рождения. Это поколение, которое может «выстрелить» уже во взрослом футболе. 96-й год добивался больших результатов в 17−18 лет, 98-й год брал бронзу на чемпионате Европы и попадал на чемпионат мира в Чили. Вот как раз эти ребята будут конкурировать между собой и прогрессировать в этой борьбе.

— А многие считают, что с каждое новое поколение все слабее и слабее…

— Не согласен! Просто нам надо создать условия, чтобы наши футболисты выходили потихоньку из зоны комфорта. Им нужно уезжать. У парня не должно быть желания подписать хороший контракт, например, с «Рубином» или с «Динамо» и спокойно жить, практически не играя.

— Старший тренер юношеской сборной России (1999 г. р.) Александр Гришин так обозначил одну из самых актуальных проблем детского и молодежного футбола: «Детей тренируют мальчики из института, взятые по блату…».

— Не буду этого отрицать. Но в то же время в академиях Галицкого, Федуна, в «Зените», «Чертаново» работают квалифицированные специалисты, которые получают лицензии. В основных футбольных центрах трудятся грамотные тренеры.

СМОЛОВ ВСЕГДА БУДЕТ МНОГО ЗАБИВАТЬ В «КРАСНОДАРЕ».

— В завершении разговора — о двух ваших бывших подопечных по молодежке — Смолове и Кокорине. Что бы вы сейчас посоветовали Федору, которого сватают то в «Спартак», то в «Зенит», то за границу?

— Могу сказать одно. Я знаю принципы построения игры «Краснодара». В этой команде центральный нападающий всегда будет много забивать. Федору будет сложно попасть в такие же комфортные игровые условия.

— Вам не хочется, чтобы он попробовал свои силы за рубежом?

— Наверное, стоит это сделать, чтобы потом не жалеть об упущенной возможности.

— Верите, что Кокорина наконец-то прорвало?

— В его таланте никто никогда не сомневался. Он очень одарен. Быстрый, резкий форвард. Просто ему нужно почувствовать себя лидером команды. Вот сейчас в «Зените», видимо, все срослось.

— Ему по силам на пару с Дзюбой забить 35 голов за сезон?

— Если Дзюба и Кокорин на двоих забьют 35, то «Зенит» — чемпион. Это аксиома!