Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 мая, источник: Спорт-Экспресс

История парня из детдома, выигравшего Кубок России

Алексей Скворцов в три года попал в детский дом, а в 26 поднял над головой Кубок России по футболу. Победитель рассказал «СЭ» о своем пути.

«С детства верил, что добьюсь, высоко поднимусь. В детском доме я верил, воспитатели меня поддерживали».

Эти слова форвард «Тосно» Алексей Скворцов произнес после победы в Кубке России. И они стали самой трогательной, пронзительной историей финала.

В три года Скворцов отправился в детский дом — его отца и мать лишили родительских прав из-за пьянства. Тяжелая судьба только закалила Алексея — он вырос, сделал себя сам и стал настоящим героем для других парней из детских домов. И не только тех, кто любит играть в футбол.

Эта история — больше, чем просто спорт.

СОН

— Победа в Кубке мне приснилась. Перед игрой был мандраж, это все из-за него. Еще когда приехали, нас здорово встретили — куча сопровождения, все дела. Ощутили значимость, багаж даже не нужно было самим забирать. Предыгровая тренировка проходила на новом стадионе — это тоже заводило. Так что засыпал с кучей мыслей, вот и приснилось. Подробности не помню. Но в памяти остались очертания кубка, который мы поднимали с командой.

Не сомневался, что выйду в стартовом составе, хотя и не знал этого. В таких ситуациях всегда говорю и себе, и своей девушке, и всем — готов и уверен!

Честно говоря, я до сих пор не верю. Через три дня была уже игра чемпионата («Тосно» проиграл «Уфе» со счетом 0:5. — Прим. «СЭ»). На контрасте все получилось — мы взяли Кубок, а потом разгром в чемпионате. Так что победа в Кубке казалась каким-то сном. Возможно, в отпуске придет осознание того, что сделали, но пока не верится.

Дебютировать в премьер-лиге было моей целью. Хотел это сделать еще раньше, ездил на просмотры, но по каким-то причинам, не только спортивным, смог только в «Тосно». Про Кубок не думал — это одна игра в месяц, основным же шел чемпионат.

РОДИТЕЛИ

— В три года попал в детский дом с братом и сестрой. Ничего о том времени толком не помню — только сам факт. Родителей лишили прав, но я виделся с ними, когда подрос в детском доме. А потом, когда стал уже более самостоятельным, мы встречаться перестали.

Я бы не сказал, что родители бросили меня на произвол судьбы. Поддержка была. Но все равно из головы не выходило, что ты вырос в детском доме и что они не являются теми, кто тебя воспитал. Возможно, обида была бы, если бы я в более сознательном возрасте такое пережил. Но на тот момент был слишком маленьким. Поэтому никакой обиды не чувствую — сам вырос, сам реализовал себя. Не мне их судить. Очень много детей, которые остаются без родителей. Бог им судья.

Был в нескольких детских домах, но воспоминания хорошие. Первый — детский дом № 3, он считается одним из лучших в Санкт-Петербурге. Чистый, уютный, много иностранцев приезжает. Потом меня перевели в другой детский дом в Купчино, где был спортивный уклон.

ДЕТСКИЙ ДОМ

— Алкоголь, наркотики это все было вокруг. Я лично видел это.

Все зависит от групп. В первой самые маленькие, подрастаешь — тебя в другую переводят. Но везде находишься со своими ровесниками, так что проблем не возникало. Плюс со временем формируется какой-то костяк друзей, благодаря которому легче находиться в обществе. Отстаиваешь свою позицию и не прогибаешься ни под кого.

Еще меня оберегал Людвиг Леонтьев (тренер детского дома № 9. — Прим. «СЭ»). Помогал мне и давал советы. Большое ему спасибо за то, что я был огражден от всего того, что погубило многих ребят. Остались ли друзья? В социальных сетях только если. Еще когда Вконтакте сидел, переписывался с кем-то, но сейчас уже нет.

Вообще я помню в основном хорошее. Никогда не забуду турниры при поддержке «Мегафона». Мы дважды выигрывали их и ездили в Хорватию на матч сборной России, потом была поездка в Англию на матч «Челси» — «Манчестер Юнайтед». Это было незабываемо!

АМЕРИКАНЦЫ

— В шесть лет мы с другом долбили мячом по стенкам. Потом с ребятами. Старшие просили сыграть за них, поскольку уже тогда на их фоне в футбол выглядел неплохо, ха-ха. Когда мне было восемь, к нам в детский дом приехали американцы. Один из них — Джон Холстен — очень хороший человек. Отвел меня в спортивный магазин, купил мне бутсы и экипировку. Потом отвел меня в Академию «Зенита», хотя я был просто парнем со двора. Но конкурс я прошел, забил несколько голов на просмотре, и меня взяли в команду 92-го года рождения.

АКАДЕМИЯ

— Никто не знал, что я из детдома. Я не хотел этого… В детском возрасте психика очень хрупкая, очень переживаешь. Но когда ты на поле хорошо играешь и помогаешь ребятам, они тебе отвечают тем же. Так что никаких проблем в этом плане не было. Ребята забирали родители. А меня сестра приводила и забирала. Да и Академия была недалеко — две остановки на троллейбусе.

В «Зените» задержался недолго, потому что меня перевели в другой детский дом в Купчино. Очень тяжело было участвовать во всех соревнованиях — было много вылетов в разные страны. Денег на дорогу давали немного. Детдом находится на другом конце города от Академии. Поэтому я ушел из «Зенита» и стал играть за местные команды «Петротрест» и «Кировец».

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ В ДЕТДОМЕ

— Прекрасно помню свой последний день в детдоме. Собрал вещи и вместе с воспитателем пошел в банк, где лежали мои детские деньги. Забрал их и поехал покорять новую жизнь. Это были карманные деньги, по-моему начисляли где-то 200 рублей за полгода. Восемь лет назад, тогда казалось нормально. Ведь в детском доме ребенка кормили и одевали, а это были просто деньги. Не помню, как потратил — но точно не на «Макдональдс»! Я же в футбол играл, поэтому не мог есть фастфуд или пить колу. Понимал, что это вредит здоровью.

Поступил в Университет Лесгафта. Так как учился на бюджетном, была стипендия хорошая — 1500 рублей. Плюс какие-то городские турниры. До основания «Тосно» команда называлась «Руан». Я играл за них, тогда в составе выступал Вячеслав Викторович Матюшенко — он был защитником (сейчас — гендиректор «Тосно». — Прим. «СЭ»). Тогда нам давали по 300 рублей за победу. Так что и городской футбол давал доход. Совмещал игры на чемпионате Санкт-Петербурга за «Руан», за Академию играл, за сборную университета. В матче за Академию меня заметил тренер «Амкара», клуб предложил контракт, и я уехал в Пермь. Это случилось уже на первом курсе.

— В «Амкаре» меня сделали капитаном молодежки. А потом вызвали в сборную. Когда узнал, был в шоке. Еще против каких команд играл — Франция, Испания, Португалия… Было очень тяжело осознать. Но в дальнейшем все равно путь лежал через ПФЛ и ФНЛ. Определенно закалил еня. Желаю каждому молодому парню пройти эту дорогу, чтобы понимать ценность футбола. Потеряться легко: один щелчок, и тебя нет. Так и было — команды, в которых я играл, уже не существуют. Этот путь меня очень закалил. Всегда если думаешь, что чего-то добился, вспоминаешь, как к этому шел — сжимаешь кулаки и идешь дальше!

ДЕНЬГИ

— В футбольном плане меня Петербург особенно не манил. Все устраивало в «Тамбове», но когда узнал о том, что «Тосно» вышел в РФПЛ, то сказал агенту — давай организовывать переход. Все-таки это премьер-лига, нужно делать шажок вперед. О деньгах вообще не думаю, когда выбираю команду. Для меня было важно сыграть в премьер-лиге и проявить себя. Для этого и переходил в «Тосно». Хотел понять, насколько я готов играть на таком уровне. А когда пришел Паша Погребняк, он мне очень сильно помог. Наблюдал за ним, как и где нужно действовать. Он много советовал мне. Так что я ни на секунду не пожалел, что перешел сюда.

Тяжело поверить, что команда вылетела в ФНЛ. Но у нас были предыдущие матчи, где должны были брать очки. А «Уфу» в последнем туре устраивала только победа, чтобы пройти в еврокубки. Так что сами виноваты.

Не хочу говорить о деньгах, о задержках, о том, что нам не платят. Это важно любому спортсмену, но у меня другие приоритеты. Главный тренер нас все равно поздравил, он гордится нами — мы сделали историю, взяли Кубок. По поводу чемпионата Дмитрий Парфенов тоже сказал, что нужно было решать все вопросы заранее. Все поблагодарили друг друга и отправились по домам.

ЛИГА ЕВРОПЫ

— До конца не понимаю, почему мы не будем играть в Лиге Европы. Потому что, кажется, что за два дня можно все долги погасить при желании. Думаю, в Европе если бы клуб из первой лиги выиграл Кубок, то без проблем бы играл в Лиге Европы. Потому что это спортивный принцип. Но мы как футболисты все сделали — остальное уже не от нас зависело.

СТАРАНИЕ И ВЕРА В БОГА

— Еще когда в первой лиге играл, понял, насколько мой пример хорош для детей из детских домов. Что всегда есть возможность добиться того, чего хочешь. Понятно, что детям тяжело понять, но нужно работать, стараться, знать, что всего можно добиться своими стараниями, усердием и верой в Бога.