Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Вопрос от борцов: что ест Кокорин? Колонка Казакова

Известный комментатор и постоянный колумнист «СЭ» — о сборной России.

— Поле видел?

Честность — лучшая политика, поэтому ответ звучит коротко: нет.

В глазах Станислава Черчесова удивление, перемешанное с недоверием. За его плечами большой холл у входа в медицинский отсек базы сборных команд в Новогорске. Там размотаны провода, там горят софиты и там появляются один за другим футболисты — чтобы замереть на фоне зеленой ткани перед камерой и затем идти по своим делам. Все в игровой форме, что особенно курьезно смотрится на вратарях.

Там жизнь, там суета. Там развлечение, которое по идее должно скрасить команде время, проведенное на сборе.

А тут Черчесов с вопросами о поле…

Если несколько лет не был на базе в Новогорске, немудрено заблудиться. Приезжаешь по привычке к главному корпусу, и оказывается, что футбольная сборная живет в новом здании, рядом с тем самым новым полем. По холлу ходят журналисты, решившие задержаться на обед после утренней тренировки команды. Буфет, на стенах которого висят дарственные фотографии еще великого Мальцева, в двух шагах от входа. Он словно реликварий. Или даже нет.

Он осколок эпохи. Когда-то можно было прийти сюда и умять с горячим чаем точно такой же пирожок, готовясь к интервью с главным тренером сборной Борисом Игнатьевым. Телевизор в буфете сейчас, конечно, иной, современный — а во всем остальном он словно не изменился. Застрял в том прошлом, где все было просто и доступно.

Ноябрь. Новогорск. Сборная России отправляется на тренировку | Источник: Спорт-Экспресс

Когда-то сборная уехала из Новогорска в Тарасовку, затем в «Бор», потом гостила по отелям. Затем вернулась сюда, но на другую базу — динамовскую. И вот сейчас она дома.

Здесь не только поле, взгляд на которое требует с каждого Черчесов. Здесь медцентр — «сумасшедший!», как говорят врачи сборной. Здесь более простой и понятный быт, в котором футболисты существуют на тех же самых условиях, что и спортсмены из любых иных видов спорта. Многое меняющий. Или способный поменять в ближайшем будущем.

Было ведь еще недавно — почти общее злорадство при неудачах футбольной сборной. О футболистах говорили жестко и зло, но мало кто сомневался — братьев спортсменов раздражают условия, в которых существуют коллеги, не выигравшие ни чемпионата мира, ни Европы, и общее внимание к ним. Такое сразу не лечится, вот и к Кокорину, как говорят, то ли борцы, то ли боксеры недавно пристали в Новогорске с вопросом, что он ест на обед. И все не могли поверить, что он, тот, кто давно миллионер, ест то же и там же, где и они.

В Новогорске что-то меняется и в сборной меняется тоже. Раньше можно было любого узнать в лицо, угадать стартовый состав со стопроцентной точностью. А теперь даже Дзагоев сомневается, будет ли он играть против Аргентины с первых минут. И это при том, что нет Головина, Зобнин пока участвует в общей группе только в теоретических игровых занятиях, а у Кузяева никак не пройдет травмированная лопатка. Не говоря уже о Тарасове с Денисовым, в очередной раз подтвердившим, что Черчесова для него по-прежнему не существует и, вероятно, снявшим этим последние вопросы о своем отсутствии среди кандидатов.

Новичков и молодых сейчас воспитывают в сборной вратари. Акинфеев как капитан. Габулов как еще один авторитет. Арсеналец сейчас в полном порядке — форма, вес, опыт. Была бы у Черчесова задача проверить в деле обоих сменщиков капитана, неизвестно, кто бы выиграл эту конкуренцию.

Но такой задачи нет. Другие вопросы на повестке, преимущественно — тактические.

В номере Черчесова банка с растворимым кофе, как когда-то у Георгия Ярцева (и марка, кажется, точно та же), и аскетическая пустота. Идеальный порядок, точно из комнаты только что вышла уборщица. На телевизоре фрагменты октябрьских матчей с Ираном и Кореей. Первая часть начинается со значка «минус» на заставке — главный тренер вместе с помощником готовятся к теории.

— Ты знаешь, что в этой программе игроков можно двигать? Видел ее когда-нибудь?

Я не видел. И еще раз услышать «нет» для Черчесова оказывается непосильным делом.

Он открывает балкон и показывает на тренировочное поле. На то, что дальнее, где стоят ворота и манекены, изображающие игроков соперника в «стенке».

— Какой газон? Просто сказка!

Я, помня, как он, возглавив «Амкар», первым делом потребовал отремонтировать забор на базе и раздевалку на стадионе, не удивляюсь. В бизнесе есть понятие «разбитая форточка» — как пример негативного влияния окружающего пространства на работу коллектива. Не знаю, читал тренер об этом или дошел интуитивно.

— А вот это уже прошили, скоро на двух полях можно будет работать.

Сборная не жила в Новогорске лет двадцать. И вот только сейчас обживается здесь. Сюда вечерами к игрокам приезжают близкие, здесь нет прежней гостиничной атмосферы, превращающей тебя в туриста.

Ромащенко двигает пультом на экране фигурки игроков. Тут же вспоминая, какие задачи он ставил перед ними на тренировке, что советовал.

Сборная снова дома. Накануне домашнего чемпионата мира.

Есть в этом что-то символичное.

Напомним, товарищеская игра сборных России и Аргентины на стадионе «Лужники» в субботу, 11 ноября, начнется в 16.00 по московскому времени. Во вторник, 14 ноября, россияне сыграют с Испанией в Санкт-Петербурге, у аргентинцев в тот же день запланирована встреча с Нигерией в Краснодаре.