Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Константин Рауш: Из «Спартака» не звонили, но в России играть хочу

Сборная России готовится к контрольным матчам с Аргентиной (11 ноября, Москва) и Испанией (14 ноября, Санкт-Петербург). Корреспондент «СЭ» поговорил с защитником нашей команды и немецкого «Кельна» — о том, как сдержать Месси, хочет ли он поиграть в РФПЛ и с чем у него ассоциируется Черчесов.

Источник: Спорт-Экспресс

ФАРФАН В БУНДЕСЛИГЕ БЫЛ НЕ ХУЖЕ РОББЕНА

— В составе юношеской сборной Германии вы выигрывали бронзу чемпионата мира-2007. С Аргентиной или Испанией когда-то пересекались?

— С Испанией, на юношеском Euro. Помню там де Хеа, Кркича и Карвахаля. У испанцев все сборные сильны. С ними и аргентинцами придется нелегко. Но по этим двум матчам будет ясно, чего мы стоим как команда и сколько нам еще не хватает до топ-сборных.

— Антон Миранчук считает, что сборная Аргентины зависима от Месси. Согласны?

— Конечно. И в «Барселоне» так же: без Лео игра совсем другая. Месси — лучший в мире, он может выиграть матч в одиночку.

— Представим, что Месси оказался на вашем фланге. Как его остановить?

— Уф, тяжело против Месси! Он всегда видит, где защитник, поэтому не допускает ошибок. И чувствует соперника: если ты сзади — сразу отдаст мяч, первым же касанием. Есть один-два метра — обработает, развернется и быстро двигается на тебя. Нужна стопроцентная концентрация у всех, не только на фланге. Месси любит делать то, чего никто не ожидает.

— Самый сильный футболист, против которого вы играли?

— Может, Роббен. Трудно сравнивать его с Месси, и все равно. Вроде у него один прием — подкладывает под левую и бьет. Все в Германии это знают, но сделать ничего не могут. Вроде готовишься отобрать мяч, делаешь шаг навстречу — а Роббен успевает первым.

Против Фарфана не легче. Не знаю, как он сейчас в России, но в «Шальке» был хорош. Быстрый, сильный форвард.

— Три лучших российских футболиста, игру которых вы видели?

— Жирков, Аршавин и Игорь (Акинфеев. — Прим. «СЭ»). Всех запомнил по Euro-2008.

ВЫТАЩИЛ МЯЧ, КАК КОМБАРОВ

— Последний матч российского клуба, который вы видели?

— Дома, в Ганновере, — телевизор с российскими каналами, там всегда смотрю. Из недавнего видел оба матча «Спартака» с «Севильей». Дома у «Спартака» все получалось. Пять голов — это супер! Они и в чемпионате, я слышал, побеждают.

— Кто понравился у «Спартака»?

— Все наши!

— Дмитрий Комбаров дважды выносил мяч с линии ворот. Вы часто так спасаете команду?

— Совсем недавно. Играем дома с Бременом, ничья, 90-я минута. Угловой, и как дал башкой этот Дилейни (полузащитник «Вердера». — Прим. «СЭ»)! Мяч в девятку летел, но я в прыжке смог выбить.

— В сборной вы с Комбаровым конкуренты. Кто сильнее?

— Самое важное для меня — быть лучшим на любой тренировке, в любой игре. И слушать, что говорят тренеры. К ним — все вопросы о том, кто на какой позиции лучше.

— Комбаров в интервью «СЭ» признался, что его «вымораживает, когда критикуют дилетанты». Сталкиваетесь с таким в Германии?

— Часто. Дима прав. В Германии о футболе каждый может говорить, что ему ни вздумается. Например, о капитане «Кельна» Юя Осако писали: он так плох, что его даже дома, в Японии, не ставили в состав. Или та же игра с «Вердером». Я думал, хорошо сыграл — и мяч вытащил в концовке, а потом читаю, что из 22 игроков на поле я — худший. Это в газетах читают фанаты — и начинается!

— «Кельн» набрал всего два очка и идет последним в бундеслиге. В чем дело?

— Всегда важно войти в сезон. Первые пять-шесть туров мы хорошо играли, но не забивали. У нас 15 шансов, а у соперников -три, но все используют.

Еще в «Кельне» много не слишком опытных игроков, в возрасте 20−21 года. На тренировках они передачи отдают, а на поле — боятся. Знаю, наши фанаты волнуются, но мы исправим ситуацию.

Константин РАУШ (слева) и Владислав ИГНАТЬЕВ | Источник: Спорт-Экспресс

ЗВОНИЛИ АГЕНТЫ ИЗ РОССИИ

— «Кельн» продлил с вами контракт и хорошо заработает, если продаст в российский клуб. Это возможно?

— Меня часто спрашивают, хотел бы поиграть в России. И я никогда не отвечал «не хочу». Просто конкретного интереса еще не было. Сейчас мне все нравится в «Кельне», здесь постоянная практика. Клуб сообщил мне, что все полтора года я играл хорошо, и предложил новое соглашение.

— Вы рассказывали о звонке из «Спартака». Кто это был?

— Не уверен на сто процентов, что это люди именно из «Спартака». Агенты какие-то хотели со мной поговорить, что-то узнать.

— Из клубов на вас никто не выходил?

— Мне об этом неизвестно. Много думаю об этом и никогда не откажусь от разговора с клубом из России. Было бы интересно однажды туда перейти. Это что-то новое, неизвестное. А в конце карьеры мне хочется сказать: я поиграл и в топ-чемпионате, и в стране, где родился.

— Лимит на легионеров — это хорошо?

— Вам виднее, я в России еще не играл. В Германии таких ограничений нет (немецкие клубы обязаны включать 12 доморощенных игроков в заявку на сезон. — Прим. «СЭ»). Всегда лучше, когда есть конкуренция. В бундеслиге на твоей позиции всегда два-три хороших игрока.

— Что из немецкого футбола вы бы привнесли в российский?

— Не знаю, как с этим в России, но в бундеслиге все 18 команд очень сильные. Играют «Ганновер» и «Майнц», и это точно будет отличный матч. Никогда не знаешь, чем он кончится. «Бавария» — самый сильный клуб и чемпион, без вопросов, но она может проиграть кому угодно. Даже «Кельну»! И никогда не победит со счетом 4:0 или 5:0.

— Вы в Германии с шести лет и прошли там футбольные академии. Как они дают столько талантов?

— Для юношей делают все. В результате в 17−18 лет все играют: Гетце, Вернер… Я вот жил в Целле. В «Ганновере» — это 30 километров от дома — мне сразу сказали: «Оплатим тебе жилье». Тебе вообще не о чем беспокоиться, все организовано. Сразу думают, где ты будешь учиться, а потом и работать.

— Вы ведь работали в клубном магазине?

— Да. Родители думали: кем я могу стать, если не получится в футболе? Так что я совмещал игры, тренировки и работу. Это длилось полтора года, я зарабатывал в магазине 500 евро в месяц. Потом Дитер Хеккинг взял меня в первую команду «Ганновера».

Константин РАУШ (слева) и Станислав ЧЕРЧЕСОВ | Источник: Спорт-Экспресс

В СБОРНУЮ РОССИИ МЕНЯ ЗВАЛ ТОЛЬКО ЧЕРЧЕСОВ

— Вы говорили, что без проблем можете 90 минут бегать по всему флангу. Как вам это удается?

— Я всегда был выносливым и делал подачи, да и техника вроде неплохая. Еще в школе на физкультуре прибегал первым и получал пятерки — точнее, в Германии лучшая оценка — единица. В молодости, уже в «Ганновере» решил: «Надо еще больше работать над тем, что умею». Не знаю, за сколько сейчас пробегаю стометровку, но пару лет назад — за 11,2.

— На какой позиции начинали играть?

— Всегда думал, что стану левым защитником. Но Мирко Сломка в «Ганновере» поставил меня впереди на фланге. Это пошло на пользу: и в атаке, и в защите я знаю, что делать.

— В сборной вы дебютировали в сентябре. Ваше первое впечатление от Черчесова?

— Сразу понял: хоть тренер и немного говорит, но все понимает. У него глаза словно везде — видит, как любой игрок перемещается. Но если честно, когда я думаю о Черчесове, сразу вспоминаю: это тренер, который пригласил меня в сборную. Я так долго этого ждал! Разговоры ходили, но звонок с предложением получил только от Черчесова.

— Зобнин восхищался: тренировки Черчесова — как в «Баварии».

— Да, много одинакового с Германией. И когда соперников анализируем, и на поле. Например, играем «одиннадцать против нуля». Так отрабатываем выход в атаку.

— Роман Нойштедтер подсказывает вам русские слова. Какие самые сложные?

— Чаще всего спрашиваю Рому, что пишут в нашем чате WhatsApp. Чтобы я не опоздал на съемки или еще куда. Это помогает: русские буквы я читать пока не могу.

— Не всем в России нравится Европа. Замечаете какой-то разрыв?

— Наверное, есть такое. Но в Германии жизнь в порядке, только маленько грязно. А так политики устраивают все для людей. Да, многим в Европе не нравятся мигранты, но не мне.

— Когда последний раз были на родине в Томской области?

— Еще в детстве, в 13 лет. Все времени нет. Но обязательно еще приеду!