Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 октября, источник: Vesti.kz

«Создались условия невозможности работы. Ее таковой и не было». Красножан откровенно рассказал об уходе из сборной Казахстана

За два года в Казахстане россиянин он заработал 5,5 миллионов евро.

Источник: РИА "Новости"

Российский специалист Юрий Красножан в интервью «Матч ТВ» рассказал о работе в сборной Казахстана и причинах ухода.

54-летний Красножан руководил национальной командой с 5 марта 2014 по 13 октября 2015 года. За этот период сборная провела 17 матчей, в которых одержала три победы, шесть раз сыграла вничью и потерпела восемь поражений.

В квалификации Евро-2016 сборная Казахстана под руководством Красножана набрала пять очков и заняла предпоследнее, пятое, место в группе А, опередив Латвию по дополнительным показателям.

— Что у вас с работой?

— Есть планы и идеи, но рано еще говорить, — сказал Красножан.

— Чем занимались эти полтора года?

— Собой, семьей. Достраивал дом, занимался своим здоровьем, решал семейные хорошие и приятные хлопоты — свадьба сына, рождение внука.

— Где вы сейчас живете?

— В Нальчике.

— Почему вы не стали продлевать контракт со сборной Казахстана?

— Создались такие условия невозможности работы. Ее таковой самой и не было. Участие в играх — это одно. Но к этим играм нужно готовиться. Для того чтобы готовиться, нужно менять систему, хотя бы участвовать в товарищеских играх. Когда матчи срываются одни за другими, то понимаешь, что эффект присутствия тебе не нужен.

— Почему срывались товарищеские игры?

— Наверное, трудно договариваться. Второе — не было возможности договориться. Я не вдавался в эти подробности. Просто говорю как факт.

— Вы не работали с основной сборной, но тренировали вторую команду России. Подход и организация у нас и в Казахстане отличается?

— Да. Я понимаю, насколько непросто находятся соперники для сборной России. Для второй сборной они тоже с трудом находились. Знаю, как сложно решался этот вопрос в Казахстане. С другой стороны — этим надо просто заниматься. Наверное, эти сложности схожи. Но РФС (Российский футбольный союз) более организовано работал.

— В чем это проявляется?

— В России есть серьезные структуры — международный отдел, который имеет какие-то связи. Они чуть шире, чем в Казахстане.

— Какие цели перед вами ставили в Казахстане?

— Они были разными от момента, когда я пришел, и до момента, когда я уходил. Вначале было понятно, что сборная нуждается в омоложении. Этот процесс занимает не один цикл. В молодежной сборной Казахстана подрастают неплохие талантливые ребята. Им нужно созреть. По мере созревания они будут оказываться в сборной, приходить в команду на место тех старожилов, которые заканчивают карьеру. В Казахстане этот процесс немножко затягивается.

Потом была озвучена задача — четвертое место на отборе на Евро-2016. А новое руководство хотело попасть на чемпионат мира в Россию.

— Нереальная задача для Казахстана?

— Я вообще считаю, что нереальных задач нет. Просто все вопросы нужно постепенно решать. Мы же не кудесники и не волшебники, которые по мановению палочки делают результат. Сейчас многие так хотят, большинство.

— За два года сборная Казахстана провела десять официальных матчей и победила только в последней игре отборочного турнира на Евро. Психологически сложно не выигрывать два года?

— Наверное, это сложно для восприятия болельщика. Когда ты находишься в процессе, то понимаешь, что этот этап организации и изменения ментальности должен пройти. Мы не продвигались. Если бы не эти организационные вопросы, я бы остался в Казахстане.

— За счет чего удалось победить Латвию в последнем туре?

— За счет той работы, которая была проделана до этого. Я не верю в другие вещи. Я верю в работу.

— Сейчас вы находитесь в поиске работы или что-то намечается?

— Есть звонки, есть предложения. Когда спрашиваешь у людей: «Что вы хотите?». Они говорят: «Хотим в Европу». А что у вас есть для Европы? Просто хотят. Мечтать не вредно. Мечты — это хорошо. Тогда нужно к этому идти по ступенечкам. Когда хочешь «дай и положи», то это нереально. Хочется создавать вокруг себя чистую среду. Понятно, что здесь вопрос финансирования, технической базы, кадров и всего прочего. Вот такие согласования.

— Вы не считаете себя «сбитым летчиком»?

— Я не летал, чтобы меня сбивали. Чтобы летать, надо чего-то добиться. Понятно, что есть такой психологический термин, но и не надо с ним заигрывать. У меня нет такого личного ощущения, что есть какой-то барьер, который стоит для работы. Есть система, с которой ты можешь соглашаться или не соглашаться. Тебе в ней может быть комфортно или нет. Но решение — работать в этой системе или нет — ты принимаешь сам. Вот вы знаете несбитых летчиков в тренерском деле?

— Допустим, Моуринью.

— А его не увольняли? Мне сейчас очень комфортно. Наверное, эти полтора года были лучшим временем в моей жизни.

Добавим, что, по данным «Каравана», Красножан за время работы в Казахстане заработал 5,5 миллионов долларов. Его годовой оклад составлял 2,7 миллиона «чистыми».