Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 февраля, источник: Чемпионат.com

Хорошая статистика может мешать карьере. Как это вообще возможно?

Отвечает Синдзи Кагава из дортмундской «Боруссии».

Источник: AFP 2018

Мы привыкли, что футбол — вид спорта, в котором мало, относительно других командных, результативных действий. Этот факт сделал футболистов с хорошей статистикой по голам и голевым передачам более востребованными, чем баскетболистов, круто играющих в клатче (на последних минутах при почти равном счёте) и баскетболистов, уверенно пуляющих трёхочковые, вместе взятых. Считается, что такие футболисты смогут быть успешными в любых командах, и эта точка зрения имеет право на жизнь. Но иногда хорошая статистика портит футболистам карьеры, и такие случаи происходят чаще, чем мы могли бы предположить.

Синдзи Кагава из дортмундской «Боруссии» всю свою карьеру много забивает и отдаёт много голевых передач, но потенциал у японца выше — он мог бы быть в числе лучших игроков Европы. Его там нет по двум причинам: травмы, которых в последнее время всё же стало меньше, и как раз его хорошая статистика, которая соблазняет тренеров использовать его не в той роли, в которой он максимально эффективен. Нет никакого совпадения в том, что сейчас, когда «Боруссию» возглавил самый спокойный и оборонительно настроенный тренер за десяток лет, Кагава максимально расцвёл. При Петере Штёгере японец не просто забивает и отдаёт (6 очков в семи матчах) — он руководит происходящим на поле.

В лучших сезонах Юргена Клоппа Кагава был связующим звеном между нападением и обороной. Клопп реализовывал концепцию гегенпрессинга, и японец оказался тем футболистом, который был необходим той «Боруссии». О его запредельной работоспособности говорит цитата другого времени, уже в «Боруссии» Томаса Тухеля: «Я критически отношусь к своей статистике. Я думаю, что количества голов и передач для меня недостаточно. Мне нужно больше работать и действовать, пока же я не чувствую удовлетворения». Если что, эти слова были сказаны после отрезка, на котором Кагава набрал 16 очков по системе «гол+пас» в 24 матчах.

Клопп использовал японца чуть ниже первого эшелона своего контрпрессинга: если соперник проходил через этот эшелон, на мяч бросался Синдзи — и чаще всего контратака если не завершалась, то серьёзно тормозила. Ещё одна важная деталь заключалась в том, что Кагаву Клопп использовал именно в центральной зоне. Во-первых, здесь он выдавал рывки и в длину поля, и в ширину, а во-вторых — отсюда он лучше всего видит поле: как только «Боруссия» совершала перехват, Кагава стремился в зону, которую он уже определил свободной через два паса. Так японец на своих ментальных и физических навыках нарабатывал ту самую статистику.

Но это привело к искажённому её пониманию. В «Манчестер Юнайтед» Кагаву забирали игроком, который сможет приносить много очков, а не много работы. Даже сэр Алекс Фергюсон в своём последнем сезоне у руля «Юнайтед» купился на цифры — он использовал японца а) выше, чем Клопп в «Боруссии» — и в фазе с мячом, и, что даже важнее, в фазе без мяча; б) не по центру — там, где обзор и диапазон действий существенно ограничены. Фергюсон попробовал Кагаву левым инсайдом, пришедший ему на смену Дэвид Мойес эту позицию за Синдзи закрепил. К тактическим проблемам добавились травмы — так потенциально шикарный трансфер обернулся большим разочарованием, и Кагава вернулся туда, где сделал себе имя своим трудом.

Юрген Клопп, глядя на одного из своих любимых игроков, констатировал ошибки тренеров в «МЮ». «Синдзи — один из лучших игроков мира, но ему там дают играть минут 20 в среднем, да ещё и слева! Моё сердце разбито. Серьёзно вам говорю, у меня из-за этого слёзы наворачиваются. В центре полузащиты он показывает самый сильный футбол», — протестовал Клопп. Спустя год после этих слов Юрген получил возможность вернуть японца в Дортмунд. И сам купился на соблазн использовать Кагаву выше.

Это был тот самый сезон, по ходу которого «Боруссия» оказалась на самом дне таблицы — игра команды окончательно стала напоминать действия робота, принцип работы которого раскусили все. Клопп мрачнел, травм среди атакующих игроков было море, и тренер Дортмунд перебросил Кагаву в первый эшелон своего агрессивного контрпрессинга — он тоже решил, что статистика Синдзи может всё. В итоге в этой роли японец ощущал себя некомфортно, не забивал, не отдавал голевых передач и рекордно мало пробегал, а в фазе без мяча команда лишилась игрока, который останавливал своими передвижениями начальную стадию атаки соперника. После зимнего перерыва, когда с судьбой Клоппа всё стало ясно, тренер слегка прикрутил ползунок прессинга, перебросил Кагаву по средней позиции действий на поле чуть ниже, и Дортмунд покатил. Кагава тоже начал набирать очки, а в последнем туре он в одиночку устроил тренеру лучший из возможных трибьютов голом и двумя голевыми передачами в игре с «Вердером».

Томас Тухель использовал Кагаву в атаку везде (для него это, в целом, характерно), поэтому однородными годы Синдзи при нём назвать нельзя. Как нельзя назвать их и отличными: дело в том, что Тухель не отказывался от идеи с 4−1−4−1 и одним глубоким полузащитником, что передвигало остальную линию полузащитников чуть выше. Если Кагава действовал в центре — это было неплохо, если на флангах — это было хуже. История повторилась с ещё одним тренером, и самое главное, что и в этом случае с цифрами у Синдзи было всё окей.

Кое-что изменилось при Петере Боше. Голландский безумец многое отдаёт работоспособным полузащитникам — в его отличном «Аяксе» блистал Лассе Шёне, и Кагаву Бош тоже потихоньку стал двигать глубже. Иногда, после замен, японец оказывался на позиции, близкой к опорному полузащитнику — так глубоко, как он не играл с 2011 года. Бош из-за своей упёртой веры в невозможное был обречён быстро вылететь из Дортмунда, но его сменил Петер Штёгер. Он в целом располагает футболистов компактнее и ближе к своим воротам, а Кагаве австрийский тренер отдал свободную роль в центре поля.

И это идеальный вариант для японца. Во-первых, теперь он обозревает поле из той точки, где делать это лучше всего — это позволяет находить свободные зоны для продвижения. Во-вторых, компактность игроков Дортмунда подразумевает, что соперник будет или чуть компактнее к чужим воротам, или растягивать зону между обороной и полузащитой — оба варианта для Кагавы хороши, потому что видение поля и техника помогают ему отдавать в эти большие пространства мячи. В-третьих, ему дана любимая задача прихватывать начальную стадию атаки соперника. И это моментально сказалось на цифрах, которые сам Синдзи считает не менее важными для себя, чем голы и передачи: впервые за семь лет он вышел на показатель в 12 км пробега в среднем за матч.

Урок Кагавы состоит в том, что цифры в графе «гол+пас» не всегда говорят о том, насколько хорош игрок. Для команды японец максимально эффективен тогда, когда находится в правильном месте и занят выполнением правильных черновых задач — только тогда надстройка в виде голов и передач приносит максимум отдачи. Кагава сейчас не просто в лучшей форме за много лет — статистика делает его максимально полезным. И в оценке его уровня это гораздо важнее.