Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
2 февраля, источник: Советский спорт

Роналдиньо: С Месси у нас мог получиться неплохой дуэт

Этот бразилец мог набрать «Золотых мячей» не меньше, чем Месси и Роналду. Во всяком случае, действовал эффектнее. Но первый «Мяч» в 2005 году стал для него и последним. Как признается Роналдиньо в интервью SO FOOT.com, просто он всегда играл ради удовольствия.

Источник: Советский спорт

«КОГДА МЯЧ ОКАЗЫВАЛСЯ У МЕНЯ, Я ДЕЛАЛ, ЧТО ХОТЕЛ…»

— Сегодня «Барса» — эталон красивого футбола. Но до твоего появления в команде (в — 2003-м) это было далеко не так. Понимаешь ли ты, каким подарком стал для этого клуба?
— Скажем так, когда я приехал, все только и говорили о «Реале». Феноменальная команда, полно звезд. А у нас новый тренер, новые игроки, но был стимул — мировое признание, у «Реала» то этого стимула не было — они давно были знамениты. Эта цель была и у тренера Райкарда. И фанатам тоже требовали большего, были настроены как никогда решительно, поэтому поддержка была обеспечена. Все сошлось, все играло на то, чтобы клуб воспрял. И получилось. Ты даже не можешь представить, что значит для меня Барселона … (Делает долгую паузу.) Даже слов не хватает, чтобы описать, что значит этот клуб в моей жизни. С ума сойти! Достаточно сказать, что первый гол за «Барселону» я забил в час ночи! (Матч начался в полночь — прим. ред.) Вот тогда я понял, что жизнь капитально изменилась…

— Возможно, жизнь сложилась бы совсем иначе, если бы ты принял приглашение «Манчестер Юнайтед». Сандро Розель, вице-президент «Барселоны», который вел переговоры с тобой в то время, позже сказал, что ты был необходим, чтобы взбодрить каталонцев. Ты был в курсе такой своей роли?
— (Смеется). Нет. Мы с Сандро всегда были большими друзьями. Он часто говорил мне, что вот станет президентом «Барсы», и тогда пригласит меня в команду. И вот он становится вице-президентом, а тут «Манчестер» делает мне очень заманчивое предложение. Но в конечном итоге, я выбрал «Барсу» — именно ради нашей дружбы с Сандро. Но и ради себя, своих целей. В тот момент «Барселона» была лучшим из вариантов. И еще такой поворот в жизни был захватывающе интересен.

— Райкард что-то говорил тебе о твоей роли на поле? Тебе предоставлялась полная свобода действий?
— Нет, не полная, как и у каждого, у меня была тактическая установка, которой я должен был следовать. Но когда мяч оказывался у меня, да, я действительно, делал, что хотел… По идее, я играл слева, но волен был перемещаться, куда угодно. Какие-то прорывы по бровке совершал не так часто, больше смещался в центр, чтобы либо ударить по воротам, либо сделать острую передачу. Ну, ладно, признаюсь, Джованни ван Бронкхорст брал на себя всю черновую оборонительную работу (Смеется). Да, мне было здорово с Джованни! И с Силвиньо тоже — оба играли со мной на левом фланге. Они всегда отрабатывали и «за того парня», поэтому я и мог играть в свою игру.

«В ИСПАНИИ ИГРАТЬ КРАСИВО БЫЛО НЕ ТАК И СЛОЖНО»

— Во время разминки перед матчами вся команда работала с тренером по физподготовке, а ты с Деку преспокойненько пасовали друг другу через все поле…
— Уверяю, на тренировках мы делали то же самое, что и остальные, но, действительно, перед матчами каждый разминался, как считал нужным. С Деку мы любили заниматься тем, что часто делали и во время матчей — длинными передачами. Это вовсе не значит, что были на каким-то особом счету.

— Тем не менее, ты был на особом счету — народ шел именно на тебя. Насколько это важно было для тебя — сыграть красиво, на публику?
— Я бы не сказал, что это было самое важное, но это было… как-то в порядке вещей. Я только что перешел из «ПСЖ», где показывал довольно красивые трюки, хотя тамошний чемпионат был гораздо более жесткий. Поэтому, оказавшись в Испании, где футбол более техничный, где больше пространства, играть красиво, на публику было не так и сложно. Но все происходило само собой. Знаешь, футбол, это ведь не «выхожу на поле и вытворяю, что задумал». Всегда какой-то защитник тебя опередит, партнер сделает не так, как ты планировал, судья опять таки вмешается и все испортит. Так что приходится все время импровизировать. На 90% моя игра — сплошная импровизация, и, думаю, это был мой козырь. Например, скрытый пас — это нельзя спланировать, всегда делаешь все спонтанно.

— Откуда у тебя такая высокая техника?
— От Бога. Бог дал мне талант. Но, конечно, нужно было работать, много работать — с мячом, повторять по многу раз приемы, финты. Те же скрытые передачи — я так много работал над ними, что в матчах они стали получаться автоматически. Никогда я не думал: «вот сейчас их обману, посмотрю в одну строну, а пас сделаю в другую». Но в результате соперник все время попадался на эту удочку. Я начал заниматься футболом очень рано. Был еще ребенком, отец заставлял отрабатывать удар по мячу. Потом мой пес стал лучшим напарником: я мог его обводить сколько угодно — ему никогда это не надоедало. (Смеется).

— Ты, наверняка смотрел, как обводят другие и потом пытался повторить? С кого брал пример?
— Ого! Да таких было столько! Марадона, Зико, мой брат — с него то я каждый день мог брать пример… Джей-Джей Окоча — я его обожал. Пытался копировать всех этих футболистов, но делал это в своем стиле, то есть в ином ритме, в иных игровых ситуациях.

— Как правило, для футболистов самое главное — выиграть матч, об этом они и думают перед матчем. А ты, выходя на поле, думал о том, как будешь финтить?
— Действительно, думаешь и об этом. Но еще и о том, как создать для партнеров голевую ситуации. Сделать результативную передачу — вот моя задача № 1. Поэтому пытаешься в голове прокрутить ту или иную ситуацию, как ее создать, какой прием, финт применить. Я всегда играл в свою игру, кто бы против меня ни играл. На поле одиннадцать играют против одиннадцати, и главное для меня было переиграть своего визави один в один. А когда ты это делаешь, не смотришь не соперника и не думаешь: «смогу обвести или не смогу?» Ты смотришь на мяч.

«МОЩНЫЕ НОГИ — ОТ МАМЫ…»

— Почему ты всегда отходил ровно на три шага перед исполнением штрафного?
— Так было удобнее. Чтобы удар получился точнее. Я прикидываю расстояние до ворот, все рассчитано — движение ноги, где будет опорная в момент удара.

— Был ли футболист, чей прием ты был неспособен повторить?
— Не было такого. .

— Пересматриваешь ли записи своих матчей?
— Очень редко. Только когда племянник ставит мне эти записи. Я любил тренироваться, отрабатывать финты, чтобы потом повторить их в выходные во время матча, но я не из тех, кто торчит перед экраном.

— В одной четвертой финала ЧМ-2006 один из твоих соперников под № 10 был Зидан.
— «Маэстро». Какой игрок … А тот матч… Один из самых печальных дней в жизни! Когда вспоминаю, так горько. У нас была отличная команда в Германии, но против нас играл Зидан. И, как всегда, он все делал правильно. Мы все — «десятки» помоложе — были под обаянием его игры. Как играет «Великий».

— Ты мощный игрок, но почему-то это твое качество обделено вниманием специалистов. Крепкие ноги, мышцы — результат работы на тренажерах?
— (Смеется.) Нет, думаю, это от моих родителей, точнее, от… мамы! Она маленькая, но такая сильная! Мне это передалось генетически.

— У тебя есть «Золотой мяч», но так и тянет сказать «всего лишь один «Золотой мяч»… Чего не хватило для того, чтобы достичь большего в футболе — воли, характера?
— Я выиграл Кубок мира, затем меня признали лучшим игроком в мире… Это две высшие цели для футболиста. Ну как после этого жаловаться на судьбу… Конечно, мог достичь большего, люди говорят, что мог бы получить и два, и три, и четыре «Золотых мяча». Им виднее, но, ты знаешь, жизнь — такая штука… Я достаточно получил от футбола, но и много отдал. Самое главное — память людская, в ней уже отпечатаны мои финты, что я делал на поле, это уже никто не забудет. А «Золотой мяч» — это, конечно, тоже признание, но главное — то, что останется в памяти народа.

— Тем не менее, было такое впечатление, что, получив «Золотой мяч», ты как-то успокоился…
— Нет, совсем не так. Конечно, я мечтал о нем, это особое событие в жизни, очень волнующее, но на этом жизнь не кончалась, было еще столько всего, к чему стремиться.

«С МЕССИ МОГ ПОЛУЧИТЬСЯ НЕПЛОХОЙ ДУЭТ…»

— Почему Гвардиола не захотел тебя оставить в своей команде?
— Все, что было сказано об этом, ерунда. Принято считать, что он освободился от меня, но это полная ерунда. Я ушел по собственной инициативе. Пеп, как только появился в «Барсе», пришел переговорить со мной. Сказал, что видит меня в своей команде. Он меня прекрасно знал, я его очень уважал. Но я сказал: нет. Нужны были какие-то перемены в жизни, надо было сменить команду, чемпионат. Это было непросто, конечно, хорошо, что попал в «Милан», но, с другой стороны, жалко, что не удалось поработать с Гвардиолой ведь мы — друзья, настоящие друзья. И потом с Месси мог бы получиться неплохой дуэт. Об этот мне и говорил Гвардиола. Но я к тому времени был уже пять лет в команде, достаточно, пришла пора сменить обстановку.

— Но ты успел чему-то научить Месси?
— Ничему. Вообще ничему. Лео, он всегда был сам по себе, таким же феноменальным, как и сейчас. Славно было поиграть некоторое время с ним, но ничему я его не научил. Хотя нет, было кое-что, но не могу сказать, это не для печати (Хохочет).

— Он тоже стал лучшим игроком мира, хотя играл не так зрелищно, как ты…
— У нас совсем разные стили игры, и играли мы в разное время в «Барсе», поэтому и зрелищность у нас разная. Но это ж факт: Месси восхищается весь мир, не только фанаты клуба. У него столько поклонников, и я в первую очередь.

— Поговорим о «ПСЖ» (Роналдиньо играл в этом клубе в 2001—2003 годах). Что скажешь о тренере Луисе Фернандесе?
— Ничего. Ничего не запомнилось. Не хочу ничего говорить, ни хорошего, ни плохого, он мне не интересен.

— Когда не ставил тебя в состав, чем-то это объяснял?
— Ничего не объяснял, да я и не спрашивал.

— То есть ты понимал причину?
— Нет, поэтому я и ушел. (Смеется.) Хотя я очень благодарен парижским болельщикам… Я поиграл в очень популярных клубах — в «Барсе», в «Милане», в «Гремио», «Фламенго», но матчи на «Парк де Пренс» — это — вау! — незабываемо. Перед тем, как подписать контракт с «ПСЖ» я много на этот счет говорил с братом — чтобы не ошибиться. В карьере ведь важна постепенность — надо подниматься со ступеньки на ступеньку. И на тот момент вариант с «ПСЖ» — был идеальным, и в спортивном плане, и в личном. И я никогда не пожалел об этом решении. Там было круто… Меня все звали Маленький Принц. Вот только жалко, что из-за тренера я не мог чаще играть, больше дать болельщикам. Я многому научился в Париже. Попал в очень боевой футбол, в котором не так просто адаптироваться. Но, если сможешь освоиться во французском чемпионате, любой другой не страшен. И тамошние африканцы очень крепкие, мощные футболисты. Французы — очень жесткие. После лиги 1, все другие чемпионаты — легкие. И я рад, что «ПСЖ» сейчас вошел в мировую элиту и вполне может выиграть Лигу чемпионов.

«ВСЕГДА ИГРАЛ РАДИ СОБСТВЕННОГО УДОВОЛЬСТВИЯ»

— Есть ли для тебя в жизни что-то главнее футбола?
— У меня есть разные любимые вещи в жизни, но футбол — на первом месте.

— Хорошо. А что на втором месте — вечеринки, музыка?
— Да, точняк!

— Ты любишь играть на барабанах. Это как-то отражается на твоем футболе?
— Действительно, музыка все время во мне, даже на поле. Перед матчами все время какой-то ритм звучал в голове. А после — тишина.

— В Европе футболисты не такие музыкальные. Трудно было уезжать из Бразилии?
— Когда отправляешься в Европу, знаешь, чего там найдешь и что потеряешь. Конечно, мне не хватало прежнего ритма жизни, но, с другой стороны, Европа стала лучшим воспоминанием в жизни, я увидел другую жизнь, научился говорить на других языках… Там я стал настоящим мужчиной.

— Европейская пресса частенько наезжала на тебя за ночные похождения, в частности в Барселоне. Но ты всегда говорил, что даже когда стал лучшим в мире, никогда не менял образ жизни, так же часто нарушал режим.
— Не часто! Нет! Только когда появлялась возможность (Смеется). Можете думать, что хотите, но я никогда не был загульным. Скажу даже так. Мои загулы никак не отражались на игре. Но и когда я вел спокойную вполне домашнюю жизнь с подругой, играл так же сильно. Не надо думать, что если бразилец — то в голове только девицы, выпивка и музыка. Мы можем вести и европейский образ жизни. Не даром так много бразильцев сделали себе имя, играя в Европе.

— Но у многих не покатило…
— Это футбол, такое случается не только с бразильцами.

— А что думаете о сегодняшнем бразильском футболе?
— Думаю, что изменился вообще футбол во всем мире, не только в Бразилии. И в тактическом плане, и в физическом. Может быть, современный бразильский футболист не такой технарь, как в мое время, когда играли Роналдо, Адриано, но все вернется на круги своя. Сейчас все мы болеем за Неймара — чтобы он стал лучшим в мире. Чтобы снова им стал бразилец! Глядя на него, понимаешь, что фантазия не исчезла из футбола. Я много смотрю матчей бразильских клубов, и могу тебе сказать, в каждом есть один или два настоящих виртуоза. Другое дело, у сборной дела вдруг пошли не так, и журналисты сделали скоропалительные выводы о состоянии всего бразильского футбола. Выводы, которые часто просто какая-то несуразица…

— Но современный футбол не может существовать без СМИ, без спонсоров…
— Конечно, без них никак. Но сейчас, здесь, у себя на родине, я часто играю с приятелями просто ради удовольствия. Надо уметь наслаждаться жизнью … Может быть, это глупость, что я скажу, но я всегда играл ради собственного удовольствия. Но это ж правильно, да?