Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 января, источник: Советский спорт

Килиан Мбаппе: Вообще-то я лентяй

За последний год этот нападающий добился феноменального прогресса. Но, как признается Килиан Мбаппе в интервью France Football, в душе он еще пацан.

Источник: Советский спорт

«САМ СЕБЕ КАЗАЛСЯ РОК-ЗВЕЗДОЙ»

— Ты в «ПСЖ» уже больше ста дней. Можешь выделить какой-то один?

— Самый первый, день презентации. Я попал в другое измерение. Как будто переплыл реку и оказался в другой стране. Меня переместили в иной мир, абсолютно незнакомый. Я сам себе казался такой рок-звездой перед всеми этими болельщиками и на пресс-конференции, на которую собрался, казалось, весь мир.

— Испугался, наверное?

— Вовсе нет. Скорее, был немножко взвинченный. С другой стороны, было интересно — все ведь новое. Но напряжение, конечно, большое. Стало сразу ясно, что с первого же матча надо будет выдавать красивый футбол. Вот и стараюсь.

— Нет ностальгии по прежней жизни — такой, как у твоих приятелей?

— Немного есть. Действительно, теперь не всегда могу делать то, что раньше.

— Например.

— Не могу просто выйти с приятелями прогуляться, посидеть в кафешке на террасе, если погода хорошая. Но это все издержки профессии. Такие правила — получил то, что хотел.

— Чего тебе сейчас больше всего не хватает?

— Самых простых житейских вещей. Я слишком рано стал профессионалом, причем приличного уровня, поэтому был лишен многого, что составляет жизнь нормального ребенка. Даже не смогу рассказать своим детям, как прикалывался — у меня просто не было на это времени. Они, конечно, спросят: как же так? И я объясню, что в 18 лет уже играл в «ПСЖ», а там с этим строго. Вроде мелочь, но это единственное, что мне не хватает сейчас в жизни.

— Не жалко, что пришлось повзрослеть так рано?

— Хотя я обожал все, чем занимался, и правда немного жаль, что слишком рано попал в мир профессионального футбола. В шестнадцать лет ты еще пацан. Но в тот момент, когда подписываешь первый контракт, все — детство кончилось! Надо вести себя по-взрослому, думать по-взрослому. Но в таком возрасте трудно с этим согласиться. Хочется прикалываться, подурачиться, когда взрослые наезжают… Но если профессионал, с этим надо заканчивать. Ты должен быть ответственным, самостоятельным. Иначе удачи не видать.

— Трудно было перестроиться?

— Да. Требуют много того, что тебе еще рано по возрасту. Мне говорили, к примеру, идти к врачу или давать интервью, а хотелось играть с друзьями или пойти в город развеяться. Но я слишком любил футбол, и он победил во мне все. Можно было сказать: «Отстаньте от меня! Буду играть себе спокойно в какой-нибудь командочке первой лиги, жить в свое удовольствие!» Но надо правильно выбирать путь в жизни. В двенадцать лет я покинул родителей, были такие планы — и вдруг поставить на всем этом крест?

«КАК СТАЛ ПРОФЕССИОНАЛОМ — НИ РАЗУ НЕ ПЛАКАЛ»

— Читал, как трудно было тебе возвращаться в интернат по воскресеньям, после выходных с родителями.

— Да, самый сложный период был в первый год с ноября по февраль. Когда выдавался какой-нибудь праздник, так хотелось, чтобы позвонили из академии и сказали: «Оставайся еще на денек!» Там в комнатах было жутко холодно, несмотря на отопление. И так было трудно уезжать в воскресенье из дома, покидать свой комфортный мирок. Но это и формировало характер.

— Несмотря на все трудности, успех пришел уж больно легко. Не согласны?

— Да, знаю, что многим так покажется. Появился ниоткуда, сразу начал забивать в чемпионате, Лиге чемпионов. Уж как-то больно резво. На самом деле все не так просто. В футболе, чтобы что-то получилось, надо столько преодолеть! И не только на поле. Есть давление прессы, какие-то околофутбольные проблемы. Очень трудно, особенно здесь в Париже, где ставки высоки: надо все выигрывать. Подобного не было в Монако.

— Быть знаменитым приятно, но есть и обратная сторона медали — жизнь расставляет много ловушек.

— Очень много искушений. Ты вроде можешь все себе позволить, а на самом деле не можешь ничего! Надо поддерживать имидж, следить, что о тебе пишут. Есть деньги, хочется расслабиться, а надо наступать на горло собственной песне. Развлекаюсь я в межсезонье, наверстываю за весь год.

— Раньше, знаю, мог пустить слезу при малейшем поводе.

— Да, часто срывался. Я холерик, часто нервничал из-за того, что не мог в одиночку решить проблемы. Сейчас в этом плане получше, проснулись аналитические способности.

— Когда плакал в последний раз?

— Давненько со мной такого не случалось. Как стал профессионалом — ни разу не плакал. А сейчас и подавно — так много приятного в жизни произошло за последнее время.

«ЖИВЕШЬ, КАК В СКАЗКЕ»

— Когда стоишь 180 миллионов евро, крыша не съезжает?

— Сказать честно? Мне в «ПСЖ» сейчас легче, чем в «Монако». В Париже все так же играю в свое удовольствие, и это главное. Просто получаю кайф в этой команде, ведь играю в настоящий атакующий футбол. Если когда-нибудь исчезнет это чувство радости, футбол станет просто работой, я не смогу делать много вещей, которые получаются сейчас. Вообще-то по жизни я лентяй. Просто не понимаю, когда начинают говорить о лишениях, трудностях футболистов. По мне, по-настоящему трудно тем, кто должен рано вставать и топать на работу. Не думаю, что смог бы так жить с моей ленью. Другое дело — футбол.

— Как удается жить под таким напряжением и не сорваться? Нужно ведь как-то расслабляться.

— Я не могу часто выходить в город, зато ко мне приходят друзья, и довольно много. Играем в карты, веселимся — никаких бесед о футболе. Зато есть такие разговоры: «Слабо сделать вот это или это, если родители не будут знать?» Совсем как дети.

— Полезно денек-другой пожить без футбола?

— Это невозможно. Нельзя выкинуть футбол из головы. Пойдешь с родителями в Диснейленд, но все равно вечером матч по телевизору. Футбол — это моя жизнь. Когда были тренировки, никогда не возвращался раньше половины пятого. Отец частенько звонил: «Ну, давай, заканчивай!» (Смеется.).

— С какими мыслями просыпаешься утром?

— Думаю: «Какое счастье — сегодня снова буду играть в футбол! Не писать что-то, не считать, а гонять мяч». Еду на машине на тренировку (Килиан не имеет водительских прав, «ПСЖ» предоставил ему служебную машину с шофером. — Прим. ред.), настроение классное. Такое чувство, что живешь, как в сказке. Жизнь удалась.

— У тебя фирменная улыбка, ты постоянно улыбаешься. А ведь на поле народ в основном такой озверевший.

— Думаю, у одних крыша съезжает от напряжения. Другие просто по характеру неулыбчивы — например, Кавани. Хотя, уверен, он счастлив на поле. Но пока не забьет, никогда не расслабляется. Постоянно весь в себе. У меня несколько другой подход к футболу. Мне девятнадцать, я в «ПСЖ», уже достиг чего-то, был чемпионом, забиваю. Так к чему напрягаться!

«СТАЛ ИНФОРМАЦИОННОЙ БОМБОЙ»

— В октябре был опубликован список тридцати номинантов на «Золотой мяч». Накануне ты признавался, что оказаться среди них было бы «просто невероятно». Это излишняя скромность или перестраховка?

— Нет, я действительно так думал. Преклоняюсь перед всеми этими знаменитыми футболистами. Может, отношение даже чрезмерно уважительное. И хотя 2017 год сложился для меня удачнее, чем для многих из этих классных игроков, все равно не мог представить себя так высоко (Мбаппе стал седьмым в списке. — Прим. ред.). Ведь всех остальных двадцать девять кандидатов я еще недавно видел разве что по телевизору. И вот теперь я среди них. Ощущение, что поднялся на новую ступень в футболе.

— Откуда такое ощущение?

— Теперь перед важными матчами все интересуются, как я себя чувствую, готов ли. Все так заботливы. Тренер, его помощники, партнеры… Я считаюсь одним из лидеров, отсюда и такое внимание. Даже на тренировках все изменилось. Я под особым наблюдением, меня спрашивают, не велики ли нагрузки, нравятся ли упражнения, готов ли я к ним. Раньше, когда сидел в запасе, ни на что такое не мог претендовать. Единственное, что слышит запасной: доказывай! Но все изменилось в моей жизни так резко.

— Когда ты понял, что на особом счету в команде?

— Где-то с марта в «Монако». После матчей с «Манчестер Сити» (в 1/8 финала Лиги чемпионов, когда Мбаппе забил два гола. — Прим. ред.) я отличился еще четыре-пять раз. И вдруг увидел, как все меняется вокруг. К тому же в прессе я стал информационной бомбой.

«РАДУЮСЬ КРИТИКЕ»

— Знаешь, кто быстрее всех завоевал «Золотой мяч» после первого появления среди кандидатов?

— Бразилец Роналдо?

— Да. Ему понадобилось на это два года (в 1995 году впервые вошел впервые в список кандидатов).

— А сколько лет ему было, когда получил «Мяч»?

— Двадцать один год. А тебе через год будет только двадцать. Бить рекорды — хороший стимул?

— Конечно. Не то чтобы я помешан на этом, просто люблю ставить для себя высокую планку. Это полезно. Цель, которую поставил — это такая далекая путеводная звездочка.

— Ты такой расчетливый, вся жизнь расписана. Уверен, и дату получения «Золотого мяча» наметил. Или ошибаюсь?

— (После паузы.) Цель, скорее, не «Золотой мяч», а победы моей команды в турнирах. К тому же «Мяч» не дают тем, кто не достиг чего-то значительного со своей командой. Получить этот приз случайно нельзя.

— Стоило тебе загубить несколько моментов в матче с «Марселем», как в прессе началось: «Он строит из себя Неймара!», «игрок так себе»… Как относишься к такой критике?

— Раньше, как и все футболисты, воспринимал очень болезненно, но сейчас радуюсь ей.

— Парадоксальное заявление.

— Когда начали говорить, что Килиан уже два матча не может забить, я подумал: «Ага! С меня уже такой спрос, как с самых знаменитых!» Чего уж скромничать, вокруг далеко не каждого игрока, не забившего в двух матчах, будет подниматься такая шумиха. Иначе все газеты только этим и были бы забиты (смеется). В общем, когда некоторые во мне засомневались и проблема начала раздуваться чуть ли не до национальной, это мне даже понравилось. Я понял, что поднялся еще на одну ступеньку.

— Критика даже не нервирует?

— Нет. Абсолютно. Может быть, какая-то другая критика и выведет из себя. Но не эта.

— А какая другая?

— К примеру, если будут писать о недостатке образования. Вот единственное, на что обижусь.

«ИДИ В РЕКЛАМНОЕ АГЕНТСТВО!»

— Альбер Камю писал: «Всему, что я твердо знаю о морали и человеческом долге, я обязан футболу». Можешь подписаться под этими словами?

— Действительно, на поле познаешь многие стороны жизни. Но все равно главное воспитание дает семья. И тут мне очень повезло. Воспитание получил очень солидное.

— Тебя иногда воспринимают как юного интеллектуала.

— Если могу связать два слова, это еще не значит, что я такой уж умный. Ей богу, смешно. Просто у кого-то с этим проблема. Когда появляется футболист, умеющий говорить нормальным языком, пресса просто счастлива. Но на самом деле среди футболистов много таких, кто способен изъясняться не хуже меня.

— Но общение — это ведь очень важно.

— Конечно! Но это только средство, форма. А есть содержание — умение играть в футбол. Если не умеешь, никакое общение не поможет. Считаешь главным в жизни умение общаться — меняй профессию, иди в рекламное агентство!

— Кто из футболистов умеет красиво говорить, грамотно писать?

— Мне лично нравится манера общения Зинедина Зидана. Он никогда не поднимает голоса, не нападает на собеседника. Зидан по-настоящему, без всякого лицемерия уважительный.

«НЕЙМАР ЗАКИДАЛ МЕНЯ ПИСЬМАМИ»

— Насколько трудно было влиться в коллектив, где полно звезд, порой весьма заносчивых?

— Просто вел себя естественно, спокойно, знал свое место. Это было нетрудно, я ведь общительный, открытый человек. Но надо проявлять уважение к этим людям. В команде ведь есть такие, кто мне в отцы годится. Разве могу хлопнуть по спине Дани Алвеса: «Как жизнь, дружище Дани?» Нужен такт.

— А общение с Неймаром?

— Это другое дело. Неймар меня с первых дней взял под крыло. Он ждал моего перехода. Трансферное окно заканчивалось, закидал меня письмами: «Когда появишься?» Я отвечал: «Скоро. Подожди немного». Но дело затянулось, он, наверное, думал: «Вот врун. Он никогда не перейдет в «ПСЖ». Когда это все-таки произошло, Неймар сразу начал все делать для того, чтобы я не чувствовал себя чужым. А на поле постоянно искал меня, столько пасов отдал.

— Впереди есть еще Кавани — как ладите втроем?

— Быстро нашли взаимопонимание, дополняем друг друга. В каких-то матчах я больше взаимодействую с Кавани, в каких-то — с Неймаром. У нас впереди настоящий треугольник, все больше понимаем друг друга.

— Если бы не покатило футболистом, кем бы стал?

— Тренером! Только чтобы быть в футболе. Когда карьера закончится, уверен, стану им. Но представляю, как трудно будет вдруг взять и закончить играть. Лучше бы это происходило постепенно, сначала чаще оставляли бы в запасе. Чтобы «смерть» не наступила мгновенно. Есть уже кое-какие задумки. Хотелось бы начать тренерскую карьеру в клубах, где играл: в «Монако» или «ПСЖ».

— Не будем загадывать так далеко. А вот лет через десять где будешь играть?

— В лучшей команде мира! Если таковой будет «ПСЖ», может, останусь в ней навеки.