Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 января, источник: Советский спорт

Диего Симеоне: Без футбола я бы умер

Диего Симеоне седьмой год тренирует «Атлетико», команду, которую «надо все время подстегивать». Потому и кричит во время матчей, «передает игрокам энергию». Об этом он рассказал в интервью L’Equipe.

Источник: Советский спорт

«ЛУЧШЕЕ СОСТОЯНИЕ ИГРОКА — СТРАХ»

— Как вы обычно проводите воскресный день, когда «Атлетико» не играет?

— С дочкой и женой едем в одно местечко под Мадридом. Стараюсь провести такой день по-особенному, но невозможно полностью отойти от футбола. В этот день сын может играть, он у меня в Италии (Джованни — нападающий «Фиорентины» — Прим. ред.), могут проходить другие интересные матчи. Кто-то может выбросить футбол из головы, но не я. При мне всегда блокнот, ведь как раз в свободное время, когда вроде можно и не думать о футболе, приходят разные идеи.

— Вы все так же получаете от него удовольствие?

— Я люблю футбольный газон, счастлив, когда мы выигрываем, люблю состояние тревоги перед матчем. Перед каждой встречей мне страшно. Так было, когда сам играл. Это полезное ощущение — ты взвинчен, в тонусе, всегда начеку. А спокойствие, расслабленность опасны. Лучшее психологическое состояние футболиста — страх. Тогда он показывает лучшее, на что способен.

— Почему вы так энергичны у бровки?

— Игрокам передаются эмоции тренера. Они ведь его видят. Однако стоит тренеру успокоиться — все, считай, потерял команду.

— Но ваши постоянные крики не нервируют игроков?

— Вовсе нет! Для меня это не просто разрядка, а передача энергии и эмоций команде. Смотрю на ребят, и если вижу, что кто-то недостаточно собран, все во мне переворачивается — этот парень будет не доигрывать, а пострадает команда!

— В бытность игроком хотели бы работать с таким тренером, как вы сейчас?

— Всегда предпочитал тренеров, которые могли чему-то научить. Лучшие из них — требовательные. Поведение человека в обычной жизни и в футболе не очень отличаются. Если ты по жизни боец, решительный, самолюбивый, то и на поле будешь таким же. Меня интересуют игроки в человеческом плане.

— Кто-то повлиял на ваше решение стать тренером, были ключевые моменты при принятии этого решения?

— Самый ключевой момент, когда я родился (смеется). Лет в 26−27 уже знал, как надо тренироваться, в голове была четкая картина, словно я сам тренер. Так что еще до получения диплома имелось определенное самообразование, когда играл в Испании, Аргентине. Много почерпнул у таких специалистов, как Билардо, Басиле, Бьелса, Эриксон… Всегда хотел расти, и очень нравилось учить других. Мне интересен процесс, работа с футболистом. Когда начинаешь, он — такой, а через несколько лет уже совсем другой. Я играл во многих странах, и все они по-своему повлияли на меня. Благодаря аргентинскому футболу я такой эмоциональный, от испанского — общительность, в Италии вырос тактически. Все это во мне. Поэтому мои команды способны играть по-разному.

— Кто из тренеров на вас больше всего повлиял?

— Басиле — харизматичный человек, умел передавать энергетику игрокам. Бьелса? Тот здорово на тренировках моделировал игровые ситуации, объяснял их, это мне помогало во время матчей. Билардо учил неожиданным тактическим ходам: как крайний защитник может играть в середине поля, нападающий — в полузащите, а второй нападающий как, например¸ Пирло, стать центральным полузащитником. Я все это впитывал, как губка.

— Лучший совет, который дал вам тренер.

— В аргентинском «Велесе» тренер однажды сказал мне: «В футболе у каждого есть шанс». Я был молодой, лет восемнадцать, только начал играть в первом дивизионе. Конечно, хотел всего и сразу. Вот он мне и объяснил: «Не торопись! Думай о семье, невесте, друзьях. Если правильно будешь вести себя в обычной жизни, то и на поле примешь верные решения». А в футболе нужно постоянно работать головой — и когда играешь, и еще больше, когда тренируешь. Профессия тренера — не столько работа с игроками, сколько умение сказать что-то в нужный момент или же заткнуться.

«В “АТЛЕТИКО” НУЖНО ВЫКЛАДЫВАТЬСЯ НА 101 ПРОЦЕНТ»

— Игроки «Реала» хвалят Зидана за то, что он передает им свое спокойствие. А ваши футболисты, наоборот, ценят вас за умение зарядить их своей энергией!

— Все зависит от человека, от его окружения. Зидан выступал в «Реале», он знает, как работать с игроками этого клуба. Я играл в «Атлетико» и знаю, как работать там. Чем глубже твои знания о клубе, тем правильнее выстраиваешь свое поведение.

— То есть футболистов «Атлетико» постоянно надо подстегивать?

— Именно так. Когда я только появился в клубе в 1994 году, Хесус Хиль (президент «Атлетико» в 1987—2003 годах. — Прим. ред.) — великий Хесус Хиль! — сказал мне: «Здесь, чтобы чего-то добиться, мало выкладываться на 100 процентов, нужно на 101». Сейчас я уже шесть лет здесь как тренер и все время действую по этому закону.

— Погодите, получается, если вы никогда не играли в «Реале», не подходите этому клубу как тренер?

— Нет, это не так. Но не думаю, что Пеп Гвардиола в последние два года работает в «Манчестер Сити» так же, как когда-то в «Барселоне». Первый год он осваивался в «Сити», изучал обстановку, команду. А потом начал реализовывать свои идеи. Тренер на то и тренер, чтобы работать в разных клубах. У меня прекрасно получалось в «Ривер Плейте», в Аргентине этот клуб как мадридский «Реал» в Испании.

— Какова специфика атаки «Атлетико»?

— Нападающие действуют не так, как в «ПСЖ», «Барселоне» или «Реале». Те-то из восьми моментов используют семь, а наши только пять или шесть. Поэтому им надо больше шевелиться. Те же, кто забивает из восьми семь, могут меньше отрабатывать в обороне и беречь силы для атаки. В «Атлетико», как и в других командах классом ниже «Реала», «ПСЖ», «Баварии» и «Барсы», нападающие менее эффективны, значит, должны компенсировать недостаток мастерства работой.

— Антуан Гризманн — неэффективен?

— Когда как. Антуан один их тех, кто очень прибавил при мне в «Атлетико». Когда появился в 2014 году, играл слева в полузащите. Когда я начал передвигать его в нападение, мне говорили: «Ты с ума сошел! Он не сможет играть впереди, мы его взяли как крайнего». Я отвечал: «В “Атлетико” он раскроется по-новому, ведь прекрасно читает игру, бьет обеими ногами, играет головой, просчитывает ситуацию, знает, когда подключиться в атаку». Но перед ним обязательно нужен другой форвард. Он ведь не футболист типа Неймара, Роналду или Месси. Он должен играть с кем-то в паре.

— Принимаете критику в адрес игры «Атлетико»?

— Конечно. Но пусть эти критиканы сначала попробуют поработать в «Атлетико»! Тогда узнают, что это такое. Моя цель — максимально раскрыть потенциал игроков. У каждого свои особенности, характеристики, которые я стараюсь улучшить, а не переделывать человека на свой лад.

— Но вам самому нравится, как играет команда?

— Конечно, нравится! Играем именно так, как надо. Я работаю не для себя, не ради своего имиджа, а ради команды, клуба. Конечно, было бы здорово играть, как «Барселона» времен Гвардиолы, но ведь это невозможно — у нас другие футболисты. Это не значит, что они плохие. Лучше «Атлетико» в мире только четыре команды: «ПСЖ», «Барселона», «Реал» и «Бавария». Именно команды, а не клубы. Только четыре.

— Значит, если дать вам другую команду и других игроков…

— К чему фантазировать! Не люблю строить из себя кого-то, приукрашивать, говорить банальности. Проще всего заявить: дайте мне другую команду, и она понесется в атаку. Надо сначала получить эту команду, посмотреть, прикинуть, на что она способна.

«ГРИЗМАНН МОЖЕТ УЙТИ, КОГДА ЗАХОЧЕТ»

— Но есть тренеры, которые приходят в команды со своей идеей. Возьмем того же Гвардиолу.

— Не люблю такой тип тренеров. Это мое личное мнение. Не имею ничего против Гвардиолы, но мне не нравятся тренеры, которые любят больше себя, чем команду. Ведь клуб меня нанимает и платит мне. Я не настолько самовлюблен, чтобы ставить себя выше. И себя оцениваю в зависимости от того, насколько полезен для клуба.

— Самые знаменитые тренеры — те, чьи команды играли в красивый футбол. Йохан Кройф, Пеп Гвардиола, Арриго Сакки…

— Скажу так: в «Барселоне» Кройф многого добился, но удалось ли ему такое с другой командой?

— А Гризманн, как ему игралось бы в команде с более атакующим стилем?

— Прекрасно! Был бы лучшим. Если однажды Гризманн перейдет из «Атлетико» в более атакующую команду, он еще больше прибавит. Потому что его игра — это атака.

— Прочитает он ваше интервью и скажет: «До свидания!».

— Нет, подождите! Я повторю то, что всегда говорю. Обожаю моих игроков, счастлив, когда они растут. Если кто-то из них заявит: «Хочу уйти в такой-то клуб, потому что это единственный шанс в жизни», если этот игрок всегда так выкладывался на поле, как Гризманн, я ему отвечу: «Да никаких проблем!» Ведь ясно — футболист должен прогрессировать. Конечно, Антуан имеет право уйти, когда захочет, как это в свое время сделали Диего Коста, Диего Рибас, Арда Туран.

— Но ваша команда ведь много дала Гризманну?

— В ней Гризманн поднял свой уровень, это факт. Сколько он уже у нас? Три с половиной года? Статистика говорит сама за себя (забил 90 голов в 178 матчах. — Прим. ред.). Мы сделали из него замену Диего Косте.

— У него в начале сезона была сухая серия. Как можете это объяснить?

— Подобное случалось и с Марадоной, и с Месси. Но главное — не как начать, а как закончить. В начале сезона у команды и игроков могут возникать разные проблемы, обычное дело. И футболисты растут как раз, когда преодолевают такие трудности. Антуан — сильный парень, умный, умеет читать игру как никто другой. По мне, этот период, когда не удается забивать, для него как раз самый полезный. Он поднимется на новый уровень, прибавит.

— У вас есть личный опыт для такого утверждения?

— Есть — когда играл в «Лацио». Команда тогда была великолепная. В середине Алмейда, Сенсини, Недвед, Консейсау, Станкович. Я только перешел туда, месяца два прошло, и выглядел плохо. Иначе тренер выпускал бы меня на поле. И то, что оставляли в запасе, шло на пользу. Вообще-то я по жизни бунтарь, люблю, когда жизнь бросает мне вызов. А тренер тогда действовал просто как провокатор. Самое полезное для любого человека и особенно для футболиста, когда его выводят из душевного равновесия.

— Значит, на ЧМ-2018 Гризманн будет выглядеть еще лучше, чем на Евро-2016?

— Без всякого сомнения. Но чтобы он снова начал показывать свой лучший футбол, нужно, чтобы вышел на свой уровень и Кевин Гамейро. Кевин не попадал в состав до октября, ведь поздно начал предсезонную подготовку и был не в порядке. А это ведь игрок, с которым Гризманну комфортнее всего в нападении. Больше, чем с Фернандо Торресом или Анхелем Корреа.

— В каком плане комфортнее?

— В ментальном. По скорости мышления, по скорости реакции на партнера. Корреа — ему удобнее всего играть в паре с Торресом. Это все вопросы совместимости. Тренеры ищут лучшие сочетания игроков, иногда попадают в точку. В «Атлетико», к примеру, у Корреа с Торресом тоньше взаимодействие, чем у Гризманна с Корреа. Почему? Ну… Это нельзя высчитать математически. Это что-то природное, на эмоциональном уровне, на уровне подсознания.

«ЛУЧШИЙ ТРЕНЕР — ЗИДАН»

— Кто, по-вашему, лучший тренер сейчас?

— Зидан. Но завтра все может измениться.

— Почему он?

— Потому что выигрывает. Очень трудно выиграть Лигу чемпионов дважды подряд и чемпионат Испании. Вот поэтому он лучший.

— Какой соперник впечатлил вас больше всего за последнее время?

— «Бавария» Гвардиолы в первые полчаса полуфинала позапрошлой Лиги чемпионов в Мюнхене. Великая команда! Просто перекрыли кислород. Задавили. Нам пришлось трудно («Бавария» победила 2:1. — Прим. ред.).

— А как вам «ПСЖ»?

— Команда поставила перед собой трудную задачу и последовательно, ступенька за ступенькой, идет к цели. «ПСЖ» на верном пути, это точно.

— Могли бы стать тренером парижан?

— Я могу тренировать любую команду, это же моя профессия. Но сейчас мне хорошо в «Атлетико». Хотя я открыт для любого предложения… Даже от «Реала» (улыбается).

— Но в списке ваших предпочтений не сотня клубов, а только пять или шесть, включая «ПСЖ»?

— Послушайте… Вот я сказал, что могу когда-нибудь работать в «ПСЖ», а завтра в газетах появится: «Я хочу тренировать «ПСЖ». То есть все переиначат. А я говорю только вот что: после того как уйду из «Атлетико», могу работать в любом клубе с амбициями. Потому что я сам с амбициями.

— А президент «ПСЖ» Нассер Аль-Хелаифи когда-нибудь делал вам такое предложение?

— Нет, я вообще с ним никогда не разговаривал.

— Да ладно!

— Никогда (смеется).

— Но почему вы смеетесь?

— Потому что вы меня рассмешили!

— А сколько лет еще планируете работать в «Атлетико»?

— Но со мной уже ведь продлили контракт, ведь так? Значит, до 2020 года. Но в футболе все возможно.

— Если бы завтра проснулись и узнали, что футбола больше нет, чем бы занялись?

— Просто умер бы… Ей богу, умер! Ничем другим заниматься не могу.

*****

Диего Пабло СИМЕОНЕ

Родился 28 апреля 1970 года в Буэнос-Айресе, Аргентина.

КАРЬЕРА ИГРОКА

Выступал на позиции опорного полузащитника за «Велес Сарсфилд» (1987−1990), «Пизу» (1990−1992), «Севилью» (1992−1994), мадридский «Атлетико» (1994−1997, 2003−2005), «Интер» (1997−1999), «Лацио» (1999−2003), «Расинг» из Авельянеды (2005−2006).

ДОСТИЖЕНИЯ В КАЧЕСТВЕ ИГРОКА

Чемпион и обладатель Кубка Испании, чемпион, обладатель Кубка и Суперкубка Италии, обладатель Кубка и Суперкубка УЕФА, двукратный победитель Кубка Америки.

За сборную Аргентины провел 106 матчей, забил 11 мячей.

ТРЕНЕРСКАЯ КАРЬЕРА

«Расинг» из Авельянеды (2006, 2011), «Эстудиантес» (2006−2007), «Ривер Плейт» (2007−2008), «Сан-Лоренсо» (2009−2010), «Катания» (2011). С декабря 2011 года — главный тренер «Атлетико».

ТРЕНЕРСКИЕ ДОСТИЖЕНИЯ

Двукратный чемпион Аргентины, чемпион, обладатель Кубка и Суперкубка Испании, победитель Лиги Европы, обладатель Суперкубка УЕФА.