Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 января, источник: Vesti.kz

«Когда видят темнокожего, они пялятся на тебя»: британский футболист рассказал о жизни в Казахстане

Английский защитник Кореде Айегбуси в большом интервью The Guardian рассказал о казахстанском этапе карьеры.

В 2017 году Айегбуси провел 20 матчей за «Шахтер» в чемпионате Казахстана, в которых забил один мяч, отдал три голевые передачи и получил три желтых карточки. Также на его счету три игры и одно предупреждение в Кубке страны.

29-летний Айегбуси родился в Лондоне семье эмигрантов из Нигерии, но он никогда не играл в профессиональных клубах из Англии или Великобритании. Карьеру Айегбуси начал в 2009 году в университетской лиге США, после чего выступал за «Спортинг Канзас-Сити» в американской МЛС, финскую «Хаку», швейцарский «Серветт», немецкий «Ауэрбах», иранский «Сиях Джамеган» и шведские «АФК Юнайтед» и «АФК Эскильстуна».

Причиной перехода в «Шахтере» Айегбуси назвал деньги. По его словам, столько, как в Казахстане, он не мог заработать в других странах, где играл ранее. The Gurdian отмечает, что в Караганде футболист постоянно привлекал внимание людей не своей игрой, а цветом кожи.

«Им очень редко удается увидеть кого-то с темной кожей. В Астане и Алматы это бывает чаще, но и там все равно на тебя смотрят. Они видят темнокожих только в кино, — говорит Айегбуси. — Караганда — четвертый или пятый по величине город в Казахстане, он достаточно мал, поэтому, когда там видят темнокожего, на тебя пялятся. Они хотят сделать фото или селфи, поскольку думают, что это что-то, что они больше не встретят до конца жизни. Это не потому, что ты играешь в футбол. Это потому, что ты темнокожий. Это интригует».

Футболист знает цену деньгам — у семьи Айегбуси есть бизнес, поэтому год в чемпионате Казахстана пошел только на пользу.

«У меня всегда были мысли о бизнесе после футбола, поэтому поездка в Казахстан была возможностью получить гораздо лучшую зарплату, чем во второй лиге Англии и в Европе. Я мог бы заработать немного денег, сделать хорошие сбережения и затем организовать собственный бизнес, когда покончу с футболом», — сказал Айегбуси.

Первые шесть недель с «Шахтером» Айегбуси провел на сборах в Турции, поэтому его удивил климат в Казахстане.

«Меня поразила холодная и снежная погода, когда я был в Швеции. Но это не волновало меня долго, потому что в Швеции ты испытываешь это только в две последние недели зимы. С такой же погодой, как в Казахстане, я никогда раньше не сталкивался. Это был шок.

Первые три-четыре недели мы провели в столице Астане. Это было как в холодном Дубае. Здания новые, западная структура. Это было всего в двух часах езды от места, где базировался клуб, поэтому я знал, что всегда могу сбежать и почувствовать себя в Европе.

Сам клуб и профессионализм не такие, как мне доводилось пережить. Это неплохо, но это не самый высокий уровень. Это не то, что вы ожидаете от Европы или МЛС. Это не было шоком, поскольку мне доводилось видеть и хуже. В течение первых нескольких месяцев сезона мы играли на синтетической траве в другом городе и там тренировались, что вызвало множество проблем, так как игроки получили травмы.

За 10-месячный период в Казахстане Айегбуси пришлось пережить немало — от забоя барана перед каждой игрой до адаптации к клубной иерархии.

«Я представитель другой культуры, мне непонятна их культура. Поэтому, когда я там, всегда стоит вопрос адаптации и понимания. Они делают то, с чем я не согласен, но это их культура. Они могут говорить, что хотят, и относиться к вам, как хотят, и это своего рода тип издевательства. И они делают это очень легко с иностранными игроками.

Но иногда их нужно ставить на место, дав понять, что вы мужчина, а не ребенок. Я говорю с вами с уважением, поэтому лучше точно так же обращаться со мной. Я был там, чтобы играть за них, но я не был в рабстве. Я расставил все точки, дав понять, что они не могут говорить и вести себя, как им вздумается, — высказался Айегбуси.

Отметим, что у Айегбуси есть два гражданства — Великобритании и Нигерии. В чемпионате Казахстана он выступал как британец. Таким образом, он стал первым в истории КПЛ легионером из этой страны.