Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 декабря 2017, источник: Спорт-Экспресс

«Слуцкий стал жертвой собственной честности»

Обозреватель «СЭ» побывал на первом матче «Халла» после отставки Леонида Слуцкого и побеседовал со многими людьми, рассказавшими о неизвестных подробностях работы первого российского тренера в Англии.

Источник: Спорт-Экспресс

Игорь РАБИНЕР
из Кингстона-апон-Халл

«ХАЛЛ — ЭТО АНГЛИЙСКАЯ СИБИРЬ!»

Никогда и никуда я еще не приезжал к шапочному разбору до такой степени, как в 260-тысячный город графства Восточный Йоркшир. Эта поездка, запланированная давно, виделась совсем иначе: российский тренер нас с коллегами встречает, все показывает и рассказывает, потом на стадионе мы переживаем за его команду, как за родную. А на следующий день, в воскресенье, вместе смотрим по телевизору московское дерби…

В итоге на матче «Спартак» — ЦСКА Леонид Слуцкий присутствовал лично, а в Кингстон-апон-Халл поехал я один — и уже не к нему, несколькими днями ранее ушедшему в отставку по обоюдному согласию с владельцами «Халла». Со Слуцким мы увиделись в манчестерской гостинице Radisson Blu, куда он приехал в гости к ЦСКА в день матча на «Олд Траффорд».

Леонид Викторович выглядел свежо, улыбался, перешучивался с каждым встречным. И не производил впечатления подавленного и обиженного человека, у которого только что закончилась маленькая футбольная жизнь. А уж что было внутри, оставалось только гадать. Но он сильно скрывать эмоции не умеет, так что вряд ли это была игра. Видимо, какое-то время назад уже все понял, и с тех пор — отлегло.

Три дня спустя я отправился не к Слуцкому, а по его следам. Чтобы пообщаться с людьми, которые с ним работали и за ним наблюдали. Игроками, сотрудниками клуба, журналистами, болельщиками. Домашний матч с «Брентфордом» такую возможность хоть в какой-то степени, но предоставлял. Как и подышать тем воздухом английской провинции, которым он дышал почти полгода. За вчетверо меньшие деньги, чем в ЦСКА.

Что такое Халл, я начал понимать из диалога с ливерпульским таксистом на пути из отеля на вокзал. Он с энтузиазмом сообщил: «Халл — это английская Сибирь!» Так же и журналист, освещающий все матчи «Брентфорда», объяснит мне малочисленность болельщиков этой команды на стадионе «Кей-Си»: мол, Брентфорд — на западе Большого Лондона, до Халла — long way. В России бы расхохотались. На 50 км дольше, чем от Москвы до Ярославля, — это долгая дорога?! Вы в Хабаровск слетайте!

ИНСАЙДЕР: «ЛЕОНИД ПОКАЗАЛСЯ НЕТИПИЧНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ ИЗ РОССИИ»

От Ливерпуля до Кингстона-апон-Халл путь покороче, чем от Брентфорда: 178 км. А скоротать время в поезде можно общением через Всемирную сеть с одним из главных английских футбольных инсайдеров, журналистом ESPN Питером О'Рурком. Именно он первым сообщил об отставке Слуцкого.

— Знаменитый английский журналист Кир Рэднедж еще в середине июня говорил мне, что для Слуцкого «Халл» станет сложнейшим вызовом из-за огромных проблем внутри клуба. По-вашему, российский тренер недооценил эти проблемы и не ждал, что почти весь состав времен премьер-лиги будет распродан, а на его место — почти никто не куплен? — спрашиваю О'Рурка.

— Да, мне кажется, он мог недооценить проблемы в «Халле». Немалая часть сделок пришлась уже на конец трансферного окна, а это неизбежно привело к трудностям для новичков по части адаптации в команде прямо по ходу сезона, а для тренера — перестраивать все на ходу.

— Какими были отношения Слуцкого с семьей Алламов, владельцами «Халла»? И отразилась ли их давняя война с болельщиками «тигров» на работе тренера?

— Его отношения с Алламами поначалу были о'кей, но стали напряженнее из-за трансферов. Слуцкий хотел, чтобы больше денег было потрачено на приобретения, но хозяева этого не делали. Проблемы между болельщиками и Алламами по-настоящему не отразились на работе Слуцкого, поскольку фаны знали: клуб не дал ему необходимого финансирования, чтобы построить команду.

— Верно ли, что у Слуцкого сложились теплые отношения с болельщиками и игроками «Халла», а также журналистами?

— Так и было. А очень хорошие отношения с болельщиками и прессой порой способны выиграть для тренера половину битвы. Он был открыт и честен на пресс-конференциях, и поэтому журналисты тепло его воспринимали. Со стороны Слуцкого не было никакой конфронтации, и это помогало всем находить с ним общий язык. Фанаты любили его и ни разу не обрушились на тренера, несмотря на ряд неудачных результатов.

— Слуцкий подтвердил или разрушил стереотипы, которые были в Англии о русских?

— Он не произвел впечатления типичного человека из России. Леонид усердно учил английский и пытался адаптироваться к британским жизни и культуре. Он полностью погрузился в «Халл» и этим произвел большое впечатление на клуб и людей из региона.

— К моменту отставки Слуцкого «Халл» шел третьим сверху по результативности и третьим снизу по пропущенным голам. Почему, по-вашему, не был найден баланс между нападением и обороной?

— Да, временами «Халл» играл во впечатляющий атакующий футбол, но с обороной были большие проблемы. Одна из них — в том, что трое из четырех основных защитников только пришли в клуб и тут же были брошены в стартовый состав. Потеря ряда опытных оборонительных футболистов как раз и привела к потере этого баланса.

— В чем причина голов, которые «тигры» постоянно пропускали в концовках?

— Мне кажется, многие из них объясняются отсутствием опыта у команды в целом и многих ее игроков. Многие новички «Халла» были взяты в аренду и прежде никогда регулярно не играли на взрослом уровне. Отсюда и сложности с исполнением базовых вещей, которые стоили команде множества очков.

— Какие ошибки совершил Слуцкий? Мог ли он сработать лучше?

— Думаю, мог. Да, «Халл» летом потерял множество игроков, но даже тот состав, который в итоге у «тигров» оказался, должен был сейчас находиться выше. Его главными ошибками считаю невыполнение намеченных им трансферных целей и слишком открытый футбол в ряде матчей с более сильными командами, которые этим пользовались.

— Слуцкий ушел сам или его уволили?

— Полагаю, что это общее решение, связанное с тем, что Слуцкий почувствовал: он не может перевернуть ход событий. И, будучи гордым человеком, решил уйти. Алламы могли уволить Леонида раньше, но они хотели дать ему шанс изменить ситуацию. Тем не менее Слуцкий ощущал, что он не может извлечь из игроков все лучшее, и стороны разошлись.

— На каких условиях?

— Так понимаю, что Алламы выплачивают Слуцкому оставшуюся сумму контракта. Они активно желают продать «Халл», поэтому сейчас не хотят тратить большие деньги на игроков и тренеров — понимая, что не будут находиться здесь долго.

— Как отставку восприняли игроки?

— Знаю, игроки очень уважали Слуцкого и были разочарованы его уходом. Но, как и большинство футболистов, они по-настоящему заботятся только о себе, а не о тренерах.

— Найджел Эдкинс — хорошая замена Слуцкому?

— У меня есть в этом сомнения. Он не работал с мая 2016 года, когда его уволили из «Шеффилд Юнайтед». У Эдкинса — трудная задача, поскольку он столкнется с теми же проблемами. В январе никто не выделит ему много денег на усиление. У него есть опыт работы в чемпионшипе: он вывел «Саутгемптон» в премьер-лигу. Но две последние его работы, в «Рединге» и «Шеффилд Юнайтед», обернулись разочарованиями.

— На ваш взгляд, Слуцкий получит в Англии второй шанс или будет вынужден вернуться домой?

— Думаю, может получить, поскольку до «Халла» работал успешно. На мой взгляд, Слуцкий заслуживает шанса показать, что способен на гораздо большее в более стабильном клубе. Он имеет большого союзника в лице Романа Абрамовича, который поможет открыть перед ним многие двери. Сейчас обсуждается, что владелец «Челси» может найти для него роль в своем клубе.

— Какая память останется о Слуцком в Англии, и считаете ли вы для него самого этот опыт полезным или негативным?

— Полагаю, Слуцкого запомнят как человека, который был честен в своем подходе и напряженно работал, чтобы добиться успеха в сложных обстоятельствах. Еще — как человека с веселым нравом, и хотя результаты нанесли ущерб его счастью, он воспринимал их с достоинством.

А опыт этот для Слуцкого, считаю, — и разочаровывающий, и полезный. Он узнал многое о себе и о том, как тренировать маленькие клубы. Это однозначно принесет ему пользу, поскольку он привык к тренерской работе в Англии, да еще и с ограниченным бюджетом.

КОММЕНТАТОР: «ОН ПРИШЕЛ САМЫМ СЧАСТЛИВЫМ ТРЕНЕРОМ В МИРЕ. А УШЕЛ — РАЗБИТЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. ИЗ-ЗА ВЛАДЕЛЬЦЕВ»

18 ноября английское (а значит, и мировое) футбольное сообщество обошел твит известного радиокомментатора ВВС Дэвида Бернса. На нем изображено фото автора с матрешкой, минутами ранее подаренной ему Слуцким на пресс-конференции после ничьей 2:2 с «Ипсвичем». И приписаны теплые слова о шарме российского тренера. Оказавшись в пресс-центре, я сразу увидел Бернса. И спросил:

— Подарок от Слуцкого стал для вас сюрпризом?

— Еще каким! Прекрасный жест. Леонид сказал, что так хочет поблагодарить меня за поддержку. При этом я не раз ставил под вопрос его решения. Но в целом действительно поддерживал. Мы все хотели, чтобы у него получилось. Потому что он замечательный человек. В тот момент мне подумалось, что это прощальный презент, и он уже понимает, что его судьба предрешена.

Но глубоко убежден, что у Слуцкого в этом клубе не было ни шанса. Ему не дали состава, с которым он мог бы работать. Все достаточно скромные приобретения появились очень поздно, и их пришлось вписывать на ходу. Это была одна из главных причин, почему «Халл» так много пропускал. Состав был несбалансирован.

— Были ли еще какие-то причины у неудач, о которых говорили мало?

— Считаю, Слуцкому требовался опытный ассистент, отлично знающий лигу. А в его помощники назначили Тони Пэннока, бывшего директора академии, неопытного на этом уровне. Потом штаб пополнил Олег (Яровинский. — Прим. И. Р.), но и он в чемпиошипе никогда не работал.

Самому Слуцкому приходилось делать слишком много. Неправильно, когда ему нужно было заниматься даже скаутингом соперника. Леонид был совсем один в незнакомом и жестком турнире, и клуб ему не помог. Он классный парень, и мне обидно, что все так вышло.

— Болельщики, которых я встретил на подходе к стадиону, говорили, что любили Слуцкого.

— О да. Леонид — очаровательный человек, и его тут любили все. Вот только пришел он в «Халл» самым счастливым тренером в мире, а ушел — разбитым человеком. Виню в этом не его, а владельцев клуба. Тем не менее надеюсь, что этот опыт окажется для него полезным.

Слуцкий делал ошибки. Порой не срабатывал его выбор стартового состава, иногда неудачными были замены. Но, повторяю, это частности. У него не было шансов в целом.

— Вы могли каждый день общаться со Слуцким?

— Нет. Несмотря на то, что наша радиостанция вещает о клубе очень много лет, с момента прихода Алламов в «Халл» наш доступ туда был резко ограничен. Поэтому все общение происходило после матчей на пресс-конференциях.

Иногда на них Леонид спрашивал мое мнение по тому или иному вопросу. Для меня это было немного странно, но опять же вызывало симпатию — он не боялся показать себя живым человеком, который не знает абсолютную истину и хочет услышать разные мнения.

Он очень честный. Может быть, слишком. После поражения от «Шеффилд Юнайтед» его спросили: «Что вы собираетесь делать?», и он сказал: «У меня сейчас нет ответа». Это было очень честно, но, возможно, стоило Леониду работы. Главному тренеру надо находить ответы, даже если их нет. Я восхищался его честностью, но думаю, что она стоила ему поста.

— Как развивались события с его отставкой?

— Первые данные, что он уйдет, а Найджел Эдкинс его заменит, пошли перед гостевым матчем с «Миллуоллом». Мы тогда же об этом сообщили, но после 0:0 ничего не произошло. Потом была драматичная домашняя игра с «Бристоль Сити», и когда 2:0 превращается в 2:3, отставку можно предположить. Но случилась она в наиболее неожиданный момент — после того, как «Халл» сравнял счет в Шеффилде на 5-й добавленной минуте.

— Боуэн, сделав счет с «Бристоль Сити» 2:0, побежал праздновать гол к Слуцкому. Означал ли этот жест поддержку тренера как им, так и остальными?

— Да, мы интерпретировали это именно так. Но после трех пропущенных голов стало совершенно ясно, что он не сможет «выжить». И разговаривая с ним на пресс-конференции, я почувствовал, что он думает так же. Это было неизбежно. И очень грустно. Мы же видели, сколько он работал, как вкладывался в свое дело. Может быть, даже больше, чем нужно.

— Где он жил?

— В Беверли, в 5−10 минутах от стадиона. Маленький хороший городок. Болельщики присылали мне фотографии, как он едет на велосипеде. Но мой любимый снимок — как Слуцкий на ежегодной ярмарке в Халле участвует в традиционной игре, имитирующей скачки. Восемь человек бросали шары, и тот, кто попадет точнее, продвигает свою «лошадь» вперед. И он там соперничал с простыми людьми. Это была часть его шарма!

— По-вашему, получит ли он еще одну работу в Англии?

— Поскольку они друзья с Романом Абрамовичем, много говорят о том, что он может занять какую-то должность в «Челси». Но, что касается именно работы главного тренера, прямо сейчас это, думаю, будет сложно. Может, ему стоит поехать куда-то за границу, восстановить репутацию — и тогда он получит еще один шанс.

«Собираюсь отправить Слуцкому ответный подарок на его матрешку — что-то типичное для Халла. Не успел сделать это до его ухода, но за мной — должок. Пока еще не придумал, что — но пошлю обязательно! От моего имени и от имени всех болельщиков “Халла” передайте Леониду огромный привет и уважение. Он прекрасный человек, который заслужил гораздо большего со стороны владельцев клуба», — так закончил речь Бернс.

ПРЕСС-АТТАШЕ: «ЖУРНАЛИСТЫ ОТНОСИЛИСЬ К НЕМУ ХОРОШО ДАЖЕ В САМЫЕ СЛОЖНЫЕ ВРЕМЕНА»

Списавшись за день до матча с директором по связям с общественностью «Халла» Люком Кэшем, я пообещал ему экземпляр биографии Слуцкого, чтобы в клубе из Восточного Йоркшира была книга — пусть и на русском — о первом российском тренере в истории английского футбола. Кэш с удовольствием принял презент, а в перерыве матча мы, дрожа от холода, прямо в ложе прессы на верхнем ярусе «Кей-Си Стэдиума» разговаривали о Слуцком.

— Российский тренер вручал матрешку Дэвиду Бернсу на пресс-конференции при вас. Когда-нибудь видели подобное?

— Никогда, — смеется Кэш. — Для меня это стало большим сюрпризом. Интересный сценарий! Мне кажется, это было реакцией на некоторые негативные комментарии в адрес его работы, которые Дэвид перед тем давал. Таким необычным способом Леонид хотел завоевать его расположение (как видно и из твита Бернса, и из его интервью «СЭ», это удалось. — Прим. И. Р.).

— Были ли еще какие-то необычные шаги в области отношений с прессой со стороны Слуцкого?

— Не думаю. Леониду требовалось время, чтобы привыкнуть к английской манере освещения матчей. Моей работой было помогать ему делать это и избегать ненужных проблем в этом важном для британского футбола направлении. Он позитивно воспринимал все, что я ему на эту тему говорил, — в частности, о том, что можно и не стоит говорить журналистам после игры.

Его английский очень хорош — тем более для человека, который учит язык с начала года. Поэтому с его речью и ее интерпретацией журналистами проблем не было. Они периодически возникали, только когда кто-то начинал говорить очень быстро. Тут мне порой требовалось прийти ему на помощь. Иногда ему было трудновато разбирать некоторые акценты. Но в целом в плане языка все было хорошо. Иногда случались необычные формулировки — так, однажды он охарактеризовал все свое время в «Халл Сити» как «шекспировскую драму».

— Журналисты относились к нему хорошо?

— Да. Он очень приятный парень, и ваши коллеги относились к нему позитивно. Имел Леонид также и полную поддержку со стороны болельщиков. К сожалению, на поле дела шли не так хорошо.

— Как пресса отнеслась к его назначению и его увольнению?

— Журналисты были впечатлены уровнем прежней работы тренера — сборная России, выход и участие в Евро, много лет с ЦСКА в Лиге чемпионов, неоднократные чемпионские титулы. Повторяю, они относились к нему хорошо по ходу его работы. И даже во время безвыигрышной серии пресса его очень уж сильно не атаковала.

Что же касается последнего периода… Мне кажется, у него не было опыта частых поражений. К тому же Леонид — такой тип человека, который взваливает всю работу и всю ответственность за нее на свои плечи. И этот груз был очень тяжелым. Слуцкий был настолько эмоционален во время игр, что мне иной раз было трудно ободрить его после плохих концовок. А это нужно было сделать перед тем, как он предстанет перед журналистами. Но поражения он воспринимал крайне тяжело и полностью пропускал каждое через себя.

— По-вашему, какие ошибки он сделал?

— Не мне судить. Работал он очень напряженно и вкладывал всю душу. У него сложились отличные отношения с игроками, и, на мой взгляд, они поддерживали его. Но по тем или иным причинам при хороших атакующих действиях в обороне команда была очень хрупка. И выход из этого найти не удалось.

— Как Слуцкий попрощался с командой?

— На следующий день после отставки он приехал на тренировочные поля, чтобы встретиться с игроками и персоналом. Попрощался, сказал теплые слова. Команда пожелала ему удачи и всего наилучшего в будущем.

— В целом можете сказать, что работать со Слуцким было легко?

— Очень легко. И я благодарен ему за понимание во всех вопросах, которые возникали в течение этих месяцев.

ИГРОКИ: «НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК В “ХАЛЛЕ” НЕ ОТЗОВЕТСЯ О ТРЕНЕРЕ ПЛОХО»

По английской традиции, в предматчевых программках звучат монологи главного тренера и капитана. Майкл Доусон, выступавший за «Тоттенхэм» с Романом Павлюченко, начал так: «Хочу поблагодарить Леонида за поддержку, которую он оказывал мне все время работы в “Халл Сити”. Желаю ему всего самого лучшего в будущем. У меня, как и у многих других парней, были очень хорошие отношения с ним. Я был очень расстроен, узнав о его уходе, а также уходе Олега (Яровинского. — Прим. И. Р.) из клуба в начале недели. Они просто фантастические люди для совместной работы. Повторюсь, что мы все очень разочарованы тем, как все обернулось».

Далеко не всегда в официальной продукции клубных пресс-служб говорятся такие вещи об уже ушедшем тренере.

Меня поразило, что 25-тысячник оказался более чем наполовину пустым. Вот тебе и Англия. Центральные трибуны по заполненности и вовсе напоминали «Арену Химки». На верхнем ярусе, кроме журналистов, занявших два ряда под крышей, не было никого. Я-то навоображал себе, что увижу фантастическую атмосферу. Реальность оказалась иной.

Когда я написал об этом в соцсетях, тут же включились враги Слуцкого: мол, вот до чего он довел болельщиков. Но это было попаданием пальцем в небо. И журналисты, и фаны мне рассказали, что дело — только в войне болельщиков и Алламов. Из-за нее большая часть аудитории «Кей Си Стэдиум» стадион игнорирует.