Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 ноября, источник: Чемпионат.com

«Сдавали бутылки, чтобы хлеба купить». Трудная судьба воспитанника ЦСКА

Он начал год в Армении, продолжил в Китае, а заканчивает в Испании. Приключения русского нигерийца продолжаются.

На фоне сверстников из ЦСКА он отличался не только ростом и пластичностью, но и… цветом кожи, нетипичным для молодёжного первенства. Болельщики гадали: «Что за Адамс такой, никак очередной легионер?» Оказалось, свой, доморощенный: уроженец Петербурга, выпускник «армейской» школы. Русско-нигерийский защитник Лайонел Адамс подавал надежды, тестировался Слуцким, но до первой команды так и не дослужился. Досконально изучив низшие лиги России и высшую Армении, теперь он осваивает третий дивизион… Испании.

«Спел бы “Катюшу”!»

— Лео, как вас туда занесло?
— Тренер «Серседы» Тито Рамальо знал меня по Армении. Он ещё год назад вернулся в Испанию, а прошлым летом позвонил, предложил продолжить сотрудничество. Я подумал: «Почему нет?». Контракт с «Бананцем» истёк, из России интересных предложений не было…

— А ждали?
— Ждал. Форму за полтора года набрал неплохую, на хорошем счету у тренера был, надеялся показать себя хотя бы на уровне нашей первой лиги. К сожалению, не всегда желания совпадают с возможностями. Только Рамальо пока и спасает.

— В «Серседе» есть ещё один выходец из «Бананца».
— Клаудио Торрехон за юношескую сборную Перу играл, на полгода больше меня провёл в «Бананце». Прежде чем принять предложение «Серседы», навёл у него справки о клубе, городе, лиге. Понимал, что будет сложно в плане языка, коммуникации, но зону комфорта порой надо покидать.

— Слышал, родина долго не отпускала.
— Сами знаете, какая у нас бюрократия. Пришлось побегать в Питере по инстанциям — оформлять справку о несудимости и прочие необходимые для визы бумаги. Контракт подписал перед закрытием трансферного окна, а до Испании добрался только 31 сентября. Четыре тура пропустил из-за этой волокиты, все нервы истрепал. Потом ещё форму набирал — делать это в одиночестве тяжело было. Бегать-то бегал, в зал ходил, но без мяча это всё не то.

— «Серседа» основательно подготовилась к дебюту в Сегунде-В — почти два десятка новичков набрала. Долго запоминали друг друга по именам?
— У меня память хорошая — за неделю со всеми раззнакомился. Футбольный сленг тоже подучил. На поле проблем нет — только в быту ещё сложновато. В Испании люди не особо с английским языком дружны — даже в России в этом плане иностранцу проще. Но народ в большинстве своём открытый, доброжелательный — это плюс.

— По словам полузащитника Агульо, вы делаете успехи в испанском.
— Каждый день узнаю что-то новое, но всех проблем — языковых, бытовых, профессиональных — одновременно не решить. Сейчас я сфокусирован на мяче — даже в городе практически не бываю. Пару раз прогулялся, всё остальное время тренируюсь, восстанавливаюсь, отдыхаю. Серьёзно заняться языком думаю после зимней паузы.

— Одноклубники ещё не разыгрывали на языковой почве?
— Пытались. Хорошо, испанский — интернациональный, какие-то нецензурные фразы я раньше слышал. Ребята подбивают: скажи то-то официантке. Отвечаю: «Не-не-не, я в курсе, что это значит!».

— Puta madre?
— И это тоже. Пока на удочку не попадался, но держу ухо востро.

— Обряд посвящения в новички был?
— «Как тебя зовут?» — вот и весь обряд. Песен не пел. Хотя если бы исполнил — может, им и понравилось бы.

— Что, например?
— «Катюшу», олицетворение нашей родины.

«Дубль «Реала» — уровень наших «Спартака-2» или «Зенита-2»

— За четыре первых матча с вашим участием «Серседа» не забила ни мяча. Что так?
— Моментов много — нет реализации. Получаем гол на первых минутах и только потом просыпаемся, начинаем играть. Чемпионат специфический: кто первым пропускает, максимум на ничью может рассчитывать. Сумасшедших камбэков, когда команда 0:2 летит и 3:2 побеждает, не бывает.

— Вы недавно дублёрам «Реала» уступили. Почувствовали «королевскую» породу?
— Мне кажется, нынешнее поколение намного слабее того, из которого вышли Мората, Карвахаль. Сейчас в «Кастилье» собраны ребята 1996−98 годов рождения — уровень наших «Спартака-2» или «Зенита-2». Поставленной игры не прослеживается — больше индивидуальных действий, даже пижонства.

— Что такое Сегунда-В?
— Уровень игры примерно как в ФНЛ, некоторые команды даже поинтереснее наших будут. «Фуэнлабрада» против основы «Реала» полтора тайма держалась в Кубке. Есть несколько вторых команд — «Атлетико», «Сельты», «Депортиво», «Реала».

— База у «Серседы» есть?
— Базируемся на стадионе. Основное поле, пара тренировочных, тренажёрный зал — условия не шикарные, не Ватутинки, но по меркам второй лиги хорошие. Местных в команде почти нет — большинство приезжие, живут в съёмных апартаментах. А мне на базе удобнее: ничего не мешает, кормят, поят.

— Все выезды — на автобусе?
— Да, самый дальний — в Мадрид — занимает семь часов. После такого путешествия парни кряхтят, за спины держатся, а я улыбаюсь. С «Енисеем», бывало, пять с половиной часов только до Москвы летишь и потом ещё пару в условную Тюмень. Когда рассказал им, сколько в воздухе проводит «Луч», на меня с недоверием смотрели. Испанцам представить тяжело, что такое возможно! В Сегунде-В средняя продолжительность выезда — час-два на автобусе.

— Как время в пути коротаете?
— В этом плане весь футбольный мир одинаков: карты, фильмы, книги — стандартный набор. Я читать предпочитаю. Сейчас за «Прощай, оружие» Хемингуэя взялся.

«Хочется в футбол играть, а не сидеть на жопе ровно!»

— Платят сносно?
— Примерно как в ПФЛ. Средняя зарплата — около 1000 евро.

— По сравнению с Арменией проиграли в деньгах?
— Ненамного. 500 долларами больше, 500 меньше — сейчас это не имеет значения. На еду и домой немного скинуть — хватает. Важнее, что уровень чемпионата выше, чем в Армении. Хочется в футбол уже поиграть! Если в России не получается, надо показывать себя здесь.

— Полтора года в «Бананце» не потерянное время?
— Полезное в плане игровой практики. Трансфер в «Енисей» после ЦСКА меня подкосил: год футбола потерял. Позиция защитника — специфическая: всегда нужно играть. Если нападающий вышел и забил, следующие три-четыре матча практически железно будет в составе. А когда на твоей позиции в обороне опытный человек выходит и без травм обходится, ты безвылазно в запасе отдыхаешь. В Красноярске посидел, в «КАМАЗе» посидел — сколько можно?!

— Почему в «Енисее» не сложилось?
— Видимо, тренеры считали, что не готов. Некоторые ещё думают, что с дисциплиной у меня проблемы — так при желании про любого игрока можно такой чепухи насочинять.

— А проблем не было?
— Смотря что вкладывать в это понятие. В ночных клубах меня никогда не видели. Может, всё дело в том, что я от природы весёлый, позитивный человек, люблю пошутить, посмеяться.

— Тусовки?
— Будь я завсегдатаем увеселительных заведений, закончил бы карьеру, так толком и не начав. Ещё до выпуска из школы ЦСКА. Если поехал в Испанию за гроши, не зная языка, наверное, это означает одно — человек реально хочет в футбол играть, а не сидеть, извините, на жопе ровно и ждать шанса в России. Я и в Армению по этой причине сорвался, а не потому что миллиард евро предложили.

— Олег Мкртчан и Джеван Челоянц имеют отношение к «Бананцу»?
— Мкртчан уже вроде бы нет, а Челоянц, пока я играл, имел.

— Он позвал?
— Комплектованием занимался Роман Асхабадзе. Задачу выполнили — Кубок Армении взяли, в Лигу Европы вышли. Но потом всё посыпалось. Ушёл Асхабадзе, через несколько месяцев — тренер Рамальо, а там и до легионеров очередь дошла. Во второй половине сезона всего два иностранца осталось — я и македонец Дробаров, сейчас на Кипре играет.

«Тяжело в 17 лет с Березуцкими и Игнашевичем конкурировать»

— Слуцкий ещё пятилетку назад брал вас на сборы с основой. Что запомнилось?
— Прежде всего профессиональное отношение людей к игре и к себе. Дедовщины не было, всё дружелюбно. Ошибся — подскажут, помогут. Легионеры были высочайшего класса — Думбия, Муса, Секу, Хонда. Я объективно до этого уровня недотягивал — поэтому всё сборами и закончилось. Тяжело в 17 лет с Березуцкими и Игнашевичем конкурировать.

— Ноги от волнения подкашивались?
— Волнение могло быть перед официальными матчами, а я только товарищеские играл. А на тренировке мандражировать не надо — надо тренироваться.

— От Вернблума доставалось?
— Только на стандартах. Он парень крепкий, любит борьбу.

— С Мусой вместе держались?
— Почему?

— Он нигериец, вы — наполовину, оба, считай, новички.
— Я с молодыми держался — Сердер Сердеров, Петя Тен, Костя Базелюк, Семён Федотов. Из обоймы больше общался с Жорой Щенниковым и Пашей Мамаевым. Алан Дзагоев — очень хороший парень.

— С Гришиным в «молодёжке» ладили?
— Александр Гришин — один из сильнейших специалистов в моей жизни. К каждому подход найдёт! У него «молчание ягнят» — футболист не играет, и тренер ставит на нём крест — невозможно. Всегда доходчиво объяснял: почему не проходишь в состав, что сделать для исправления ситуации. Потому и атмосфера в коллективе царила отличная, и результаты хорошие были. Оглядываясь назад, понимаю: зря не слушал Сергеевича иногда — молодость в голову била…

— Он ещё и балагур знатный.
— Перед играми на базе в баню ходили. Разговаривали, шутили. С ним любую тему можно было обсудить. Кто мы для него? Пацаны, 17−18 лет. Но в парной дистанции совершенно не чувствовалось. В то же время уровень уважения к тренеру был такой, что в тренировочном процессе даже огрызнуться никто не смел.

— При вас Гришин выгнал с зарубежного сбора парня, нахамившего горничной?
— Кажется, нет, но я не удивлён: дисциплина была на высочайшем уровне. Не зря теперь Сергеич юношескую сборную возглавляет, а Жамалетдинов, Кучаев, Макаров, Головин в основе ЦСКА играют. Все через него прошли.

— Кто в вашей «молодёжке» считался самым крутым?
— По 1993−94 году, наверное, Гела Засеев. Очень перспективный игрок был, с техникой, с пасом, с «футбольными» мозгами, характером. Но уехал в «Аланию» и столкнулся ровно с теми же проблемами, что и я — недоверие к молодым. Человек пропустил год, потерял кондиции, уверенность и в конце концов получил тяжёлую травму, после которой не вернулся на прежний уровень.

— Головин в «молодёжке» совсем щуплым был?
— В нём была заметна перспектива, и хорошо, что ему дали шанс. Саша быстро пошёл вверх: со сборной выиграл юношеский Евро, попал в дубль. Глядя на него, можно было подумать, что он не из Сибири приехал, а много лет учился в лучших академиях России. В ЦСКА и раньше было много молодёжи, но мало у кого срасталось: аренды, травмы. Очень рад, что Головин заиграл и другие ребята из дубля теперь получают шансы в родном клубе.

— Многие из однокашников бросили футбол?
— Из школы — процентов 80, а из дубля многие уже на закате карьеры. В 23−24 года…

— Куда они идут?
— Большинство ещё где-то бегает — кто в ЛФЛ, кто во второй лиге. Таких примеров, чтобы кто-то устроился на престижную работу, я не знаю.

«У нас иногда рубят сплеча и не дают второго шанса»

— По чьей инициативе расстались с ЦСКА?
— Агент сказал, что есть вариант с «Ростовом». Я был уверен, что всё обговорено с руководством ЦСКА. Оказалось — нет. В итоге ни с «армейской» молодёжкой на сборы не полетел, ни в «Ростов» не перешёл. Попал в «Енисей».

— В аренду?
— Нет, разорвал контракт с ЦСКА. Расставание с родной командой вышло не из приятных.

— Сожалеете?
— Много о чём можно сожалеть. Если бы я где-то поступил по-другому, может быть, и со мной обошлись бы иначе, вошли в положение. А у нас иногда рубят сплеча и не дают второго шанса. Ещё и палки в колёса наперёд могут вставлять…

— Вам вставляли?
— Не хочу развивать тему, но думаю, что уже мог бы поиграть в России на более высоком уровне. Однако не играю.

— Как на Универсиаду попали?
— Находился в поиске клуба, когда позвонил тренер «Строгино», предложил поиграть. Естественно, согласился — не каждый день выпадает честь представить Россию на крупном турнире.

— Вы там какой вуз презентовали?
— МГАФК. Но вообще институтская привязка условной была. У сборной Уругвая, например, средний возраст 26 лет был, у итальянцев все из Серии C, третьей профессиональной лиги.

— Приключения на Тайбэе были?
— На такой жаре только о восстановлении думаешь: за игру три килограмма теряешь и потом день отсыпаешься. Ничего весёлого не было. Запомнились только открытие и закрытие — как будто на Олимпийских играх побывал. Очень круто!

— Друзья подначивали по поводу побед над Аргентиной, Бразилией, Италией?
— Шутили, что эту сборную надо на чемпионат мира посылать (смеётся). Мечты, мечты…

«Отец бросил нас, когда мне было пять лет»

— С Брайном Идову знакомы?
— С детства. Он тоже в «Смене» питерской начинал, на два года старше, наши родители какое-то время контактировали. Не скажу, что друзья, братья, но общаемся. Поздравил его с дебютом за сборную Нигерии и голом Аргентине.

— Перед вами такой выбор — Россия или Нигерия — когда-нибудь стоял?
— Для того чтобы он возник, нужно на высоком уровне засветиться. Не думаю, что в Нигерии слышали о футболисте Адамсе из России.

— Сообщества российских нигерийцев у нас существуют?
— Есть, но я никогда не искал друзей «по крови».

— Как ваши родители нашли друг друга?
— Отец приехал учиться в Санкт-Петербург. В медицинском институте и познакомились.

— Они у вас врачи?
— Да, мама медсестрой работает.

— А отец?
— Он бросил нас, когда мне было пять лет. Где он, что он, мне неинтересно.

— Мама в одиночку воспитывала вас с братом?
— Да, и я ей за это безмерно благодарен.

— Похоже, детство было небезоблачным.
— Ага. Нам и сейчас непросто. Брат полтора года «вне игры» из-за доклада Макларена (Люкман Адамс — первый темнокожий легкоатлет в истории сборной России; специализация — тройной прыжок. — Прим. «Чемпионата»). Все главные старты — Олимпиаду, чемпионат мира и Европы — пропустил. И никакого продвижения. Люди просто сидят и ждут…

— Какие лишения в детстве испытали?
— В рваных бутсах по году играл — денег на новые не было. Но тяжелее всего, конечно, маме приходилось — на скромную зарплату тянуть двух тёмненьких, дикорастущих парней.

— Помогали?
— Брат листовки раздавал у метро. Вместе бутылки сдавали, макулатуру, чтобы жвачку купить или буханочку хлеба после целого дня беготни во дворе.

— Как сверстники в Петербурге реагировали на смуглого мальчика?
— Дети нападают на тех, в ком чувствуют уязвимость. А поскольку я никогда себя слабым не выставлял и вообще был довольно крепким малым, ко мне никто не задирался. К счастью, во взрослой жизни с оголтелыми проявлениями расизма или национализма я тоже не сталкивался.

«Телевидение зомбирует и разжигает ненависть»

— В душе себя больше русским или нигерийцем ощущаете?
— Я здесь родился, вырос, получил образование. Конечно, у меня менталитет русского человека.

— У испанцев при знакомстве, небось, разрыв шаблона происходит.
— Многие удивляются: как это, из России — и вдруг темнокожий?! Весёлые бывают ситуации.

— Что говорят?
— Просто шутят, абсолютно беззлобно. В Европе вообще хорошо к русским относятся. Это телевидение зомбирует и разжигает ненависть что с одной, что с другой стороны, а люди везде одинаковые.