Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Математик Лобановский

«СЭ» продолжает сериал «Инженеры футбола» — о великих тренерах, которые конструировали игру и вывели интерес к ней на новый уровень.

Источник: Спорт-Экспресс

ИНЖЕНЕРЫ ФУТБОЛА.

Сегодня рассказываем о Валерии Лобановском, под руководством которого киевское «Динамо» восемь раз выиграло чемпионаты СССР, дважды взяло Кубок кубков (1975 и 1986) и победило «Баварию» в Суперкубке Европы (1975), а советская сборная завоевала серебро Euro-1988.

Читайте также

ВСЕ ЕСТЬ ЧИСЛО.

За сорок с лишним лет служения футболу Лобановский успел или попытался проинжинировать в нем практически все — от тактико-технических приемов до устройства футбольного хозяйства. Он едва ли не первым в мире установил на научные опоры учебно-тренировочный процесс и тригонометрически вычислил траекторию полета мяча с угла поля. Его расчеты командного взаимодействия не уступали по точности выкладкам специалистов космической отрасли, выверяющих момент стыковки кораблей на орбите, а всевозможные «модели», претворявшиеся им в жизнь, — выездные, подготовительные, межыгровые, тактические — были не чем иным, как поиском идеальной формулы успеха, работой над «вечным двигателем». Хотя и утверждал, что формула эта давно всем известна: «Жесточайший отбор выносит на гребень только тех, кто обладает способностью к колоссальной концентрации душевных и физических сил в момент наивысших испытаний».

Почти все великие тренеры, даже те, кого можно записать в инженеры, были романтиками, лириками, композиторами и художниками — в общем, творческими людьми. Лобановский же — математиком, и во всей его сухой, точеной фигуре, напоминавшей штангенциркуль, в строгом взгляде и плотно сжатых, почти невидимых губах читалось однозначное: «Все есть число, все можно измерить и рассчитать». И он, как бы кто этому ни противился, чаще всего оказывался прав.

КИНГ-КНГ.

Киевское «Динамо» они с соратником молодости Олегом Базилевичем всего за полгода превратили из талантливой, но нестабильной команды с неопределенным потенциалом в комбайн, перемалывающий все, что попадет ему в резцы. Их предшественник Сан Саныч Севидов долго и настойчиво бился над тем, как совместить взаимоисключающие таланты, сплотить одинаково амбициозных единоличников — утонченную изобретательность Мунтяна и размашистую неудержимость Блохина, пробивной напор Колотова и филигранность Веремеева, утюжную горячность Трошкина, Матвиенко, Дамина и леденящее, подчеркнутое спокойствие Семенова, Фоменко, Буряка. В первый год, «на новенького», без Блохина и Буряка, но со старожилами масловского призыва — Соснихиным, Пузачем, Хмельницким, Бышовцем, Медвидем, которым не надо было ничего объяснять и которых не требовалось объединять, Севидову удалось выиграть чемпионат. Два следующих «Динамо» провело «на бобах» — без золота и кубков.

Тогда и появились инженеры — Лобановский с Базилевичем. И уже через год у «Динамо» не осталось конкурентов. Сначала в стране, потом и в Европе. А киевлян стали сравнивать со сборной Голландии и «Аяксом» — образцами футбола той поры. Находя при этом в игре «Динамо» немало преимуществ.

Намеки на вертикальный взлет возникли еще во время первой предсезонки Лобановского — Базилевича. Из лагеря киевлян доносились сведения, что команда готовится «по науке», пользуясь разработками самих тренеров и приглашенных ими в штаб физкультурных ученых — комплексной научной группы (КНГ). Поговаривали, что физические нагрузки на занятиях сопоставимы с подготовкой космонавтов, а в игре «Динамо», как показали первые же спарринги, появились запрограммированные, отточенные до автоматизма узлы и связки, когда футболисты не соображали на ходу, что им предпринять, а посылали мячи и совершали рывки в заданные точки. Все это — и график нагрузок, и чертежи комбинаций — было расписано Лобановским и его инженерно-технической бригадой и выполнялось командой со скрупулезной точностью. «Программа — не гарантия успеха, но дает гораздо больше шансов на него, нежели стихийные действия», — скажет Валерий Васильевич уже в зрелом возрасте. Добавив: «Принципам не изменяют, принципы совершенствуют».

ЛЮДИ НЕ РОБОТЫ.

Через год, убедительно переиграв культовые команды ФРГ и Голландии, «Динамо» стало сильнейшим клубом Европы. А Олег Блохин, считавшийся узкопрофильным забивным «бегунком», превратился в подлинного организатора игры и безоговорочно завоевал «Золотой мяч».

Потом случилась беда. Тренеры переоценили свой гений, усилили нагрузки до изуверских масштабов, — и механизм не выдержал, развалился. В 1976-м «Динамо» провалилось везде: в Кубке чемпионов, в национальных турнирах, а под флагом сборной СССР — на Euro и Олимпиаде.

Команда мгновенно пошла вразнос, выступила против наставников, и Лобановскому пришлось пожертвовать Базилевичем: его, категорически не считавшегося с мнениями игроков, те особенно невзлюбили. Такие ситуации случались и в дальнейшем. Скажем, в середине 80-х, когда Лобановский вернулся в «Динамо» после годичной отлучки в сборную, его новые идеи и нагрузки восприняли в штыки две легенды клуба — Блохин и Буряк, и тренер без раздумий расстался с полузащитником, много лет ковавшим динамовскую славу.

На инженерию эти примеры тень не наводят, лишь показывают, насколько человеческий нрав тоньше любого механизма и сколько свойств разных характеров нужно учитывать тренеру, хоть конструктор он, хоть слесарь, чтобы его агрегат работал без сбоев. Лобановский это быстро понял. Сам он поз­же говорил так: «Тренер должен свято помнить, не забывать ни на миг, что работает с людьми, которые в значительной степени делают из него тренера. А люди в отличие от роботов имеют душу, часто довольно ранимую, иногда — строптивую».

Без этого понимания ему вряд ли удалось бы когда-нибудь еще раз поднять «Динамо» на высоту. А оно уже в 77-м в очередной раз столкнуло на обочину «Баварию» и замахнулось на Кубок чемпионов. Не хватило самой малости — выстоять несколько минут в ответном полуфинале с «Боруссией». Но уже сам факт достойной борьбы на этой стадии говорил о том, что уроки пошли впрок и выводы из неудач сделаны правильные.

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ЦИКЛ.

Оттого неслучаен успех «поколения-86», восхитившего планету «футболом XXI века». Собиралось оно по крупицам: Блохин пришел в «Динамо» раньше Лобановского, Бессонов и Балтача — в середине 70-х, Демьяненко и Евтушенко — на стыке десятилетий, Рац с Михайличенко несколько лет росли в дубле, Заваров и Кузнецов призваны в 1983-м, Беланов и Яремчук — в 1985-м. Но «инженерно» команда была проработана настолько основательно, что каждый из них смог легко встроиться в ее игру и понять свои функции в этих разветвленных чертежах. А Беланов, по примеру Блохина безгранично расширив свой игровой диапазон, дослужился до «Золотого мяча».

И хотя в следующем сезоне динамовцев, не успевших полностью восстановить израсходованные силы, залихорадило и они вновь оступились на предпоследней стадии Кубка чемпионов, разброда с шатаниями и преждевременного конца не последовало. Постаревшего Блохина отправили в почетную ссылку за границу, а остальные, перезарядив батарейки, отлично выступили в составе сборной СССР на чемпионате Европы. Лобановский нашел тогда новое инженерное решение: стартовать в турнире на фоне нагрузок, постепенно выходя из-под них и разгоняясь к финишу. Если бы не потери в составе из-за травм и дисквалификаций, скорее всего, финал с голландцами, в котором наша команда доминировала, оказался бы выигран.

А в конце века, вернувшись из долгой арабской командировки, Лобановский, как и в начале карьеры, получил в распоряжение состав, набранный другим тренером. Но на этот раз он двигался не на ощупь, не экспериментировал — лишь повторил полный производственный цикл, используя многолетние наработки. Год спустя киевляне разгромили «Барселону» — в том же самом стиле, как «Динамо» 70-х и 80-х. А еще через год рубилось с «Баварией» в полуфинале Лиги чемпионов.

ЛИМИТ — ДИТЯ ПОРОКА.

За пределами поля инженерия Лобановского была не столь действенна. Еще в «Днепре» в начале 70-х он разработал «выездную модель», перенесенную потом в «Динамо». Согласно ей команда должна была максимально расходовать энергию на своем стадионе, добиваясь побед, и экономить силы на выезде, штампуя ничьи. По расчетам выходило 75% очков — чемпионский оптимум. «Динамо» обычно так и делало и завоевало с Лобановским семь с половиной титулов (к восьмому его доводил Пузач, оставшийся на хозяйстве после отъезда мэтра в Эмираты).

«Класс команды, ее мудрость и превосходство состоят в том, что, играя со слабым соперником, она затрачивает лишь необходимое для сохранения “статус-кво” количество усилий, — объяснял Лобановский. — В высшей степени неразумно требовать только шумных и убедительных побед. При таком подходе мы вознесем команду до небес за две-три победы над второразрядными коллективами и сами же утопим ее после первой неудачи в ответственном матче». Это абсолютная истина, проверенная годами и поколениями. Но основанная на ней выездная стратегия выявила в 1977 году всю свою порочность: киевляне завершили вничью 15 из 30 игр, а вместе с ними, вооружившись методом, такую же миролюбивость продемонстрировала вся высшая лига. После чего, пытаясь спасти положение, федерация футбола изобрела «лимит ничьих», практически открыто признав, что в советском чемпионате процветает «антифутбол».

На европейской арене такой подход динамовцам тоже аукнулся: разучившись побеждать в гостях, они долгие годы увязали на ранних стадиях. Проигрывая соперникам, которые по сумме индивидуального и командного мастерства киевлянам и в подметки не годились: «Мальме», софийскому «Локомотиву», «Левски-Спартаку», «Лавалю», однажды едва не оступились на «Трабзонспоре», а в другой раз — уже в начале славной эпопеи-1985/86 — на «Утрехте».

3:0 В ПОЛЬЗУ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ.

Затея Лобановского, которую он продавил на волне успеха в 1975-м, — перевести чемпионат страны на систему «осень — весна» обернулась клоунадой: весенний розыгрыш, победитель которого получал путевку в Кубок УЕФА, а неудачники никуда не вылетали, был проведен, а осенью, после провала киевлян по всем направлениям решили вернуться к традиционной формуле, и турнир еще раз прошел в один круг. Больше эту тему в союзные времена не педалировали.

Ну, а последнее дело Лобановского в советском футболе — перевести его на профессиональные рельсы и создать лигу под управлением клубов — привело к фиаско его самого и соратника Виктора Понедельника.

Ради этой цели они превратили еженедельник «Футбол-Хоккей», где Понедельник был редактором, в клуб политических дискуссий и весь 1989 год неустанно твердили о том, что административные методы руководства себя изжили, а председатель федерации Вячеслав Колосков мешает развитию клубов.

Лобановским и Понедельником была сынжинирована вся пирамида футбольного хозяйства снизу доверху — оставалось лишь провести учредительное собрание. Но пока оба трудились на чемпионате мира: один — главным тренером сборной СССР, другой — ее глашатаем, Колосков провернул нехитрую операцию, в результате которой еженедельник перешел под крыло федерации, утратив и хоккейную половину названия, и, естественно, Понедельника, а Лобановский после неудачного выступления на ЧМ покинул и сборную, и страну.

Потому что на всякого инженера, даже самого гениального, найдется свой председатель.

ПРИНЦИПЫ
«Каждая тактика хороша, если она приводит к желанной цели».
«Тренер не может нравиться всей команде. Это аксиома».
«Необходимо, чтобы каждый проникся идеей так, будто это придумано им самим».
«Формировать схему игры из имеющихся в наличии игроков бессмысленно и бесперспективно. Прогресс возможен, только когда тренер заранее представляет модель игры и сознательно подбирает под нее исполнителей».
«Эволюцию футбола тормозят звезды».
«Тренер — это творческая личность. А творческая личность имеет право на ошибку».

Валерий ЛОБАНОВСКИЙ
Родился 6 января 1939 года в Киеве.
Умер 13 мая 2002 года.

ИГРОВАЯ КАРЬЕРА.

1957 — 1964.

Динамо К.

1965 — 1967.

Черноморец.

1967 — 1968.

Шахтер.

ТРЕНЕРСКАЯ КАРЬЕРА.

1968 — 1972.

Днепр.

1973 — 1982.

Динамо К.

1974 — 1976.

СССР.

1982 — 1983.

СССР.

1984 — 1990.

Динамо К.

1986 — 1990.

СССР.

1990 — 1992.

ОАЭ.

1994 — 1996.

Кувейт.

1997 — 2002.

Динамо К.

2000 — 2002.

Украина.

ТРОФЕИ.

8.

Чемпион СССР (1974, 1975, 1977, 1980, 1981, 1985, 1986, 1990).

6.

Кубок СССР (1974, 1978, 1982, 1985, 1987, 1990).

3.

Суперкубок СССР (1981, 1986, 1987).

5.

Чемпион Украины (1997, 1998, 1999, 2000, 2001).

3.

Кубок Украины (1998, 1999, 2000).

2.

Кубок кубков (1975, 1986).

1.

Суперкубок Европы (1975).

1.

Бронзовый призер Олимпийских игр (1976).

1.

Серебряный призер чемпионата Европы (1988).

Евгений ЗЫРЯНКИН.