Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 октября, источник: Prosports.kz

Из футбола в политику

Джордж Веа, Каха Каладзе, Пеле и другие футболисты в качестве слуг народа.

Недавние победы Джорджа Веа и Кахи Каладзе на политическом олимпе — не из ряда вон выходящие события. В разное время «слугами народа» с разной степенью успешности были и другие именитые футболисты.

Пеле

Источник: AP

Равных Джорджу Веа по масштабу официального статуса, конечно, не найти — президентом целой страны стал, как никак. Но если брать в расчет соотношение футбольного величия и политических высот, достигнутых по окончании карьеры, то здесь вне конкуренции будет Эдсон Арантис ду Насименто, всему миру больше известный под кратким, но чрезвычайно емким именем Пеле. Титулы и регалии Короля футбола (без всяких кавычек) перечислять нет смысла, достаточно напомнить, что этот гениальный бразилец — лучший футболист XX века по версии ФИФА и единственный игрок на планете, три раза становившийся чемпионом мира.

Уйдя из большого спорта, Пеле никогда не пытался стать тренером — хватило мудрости. Он и так был нарасхват везде, и его бешеную популярность в корыстных целях то и дело пытались использовать местные чиновники. Однако долгое время легенде «Сантоса» политика была совсем чужда, пока в 1995 году его в буквальном смысле упросили возглавить Министерство спорта Бразилии. На этом высоком посту Пеле проработал четыре года. Какими-то революционными преобразованиями похвастаться не мог, но одного только авторитета Короля футбола зачастую хватало для того, чтобы решать деликатные вопросы и привлекать спонсоров — при нем бразильский спорт практически не испытывал недостатка в финансировании.

Сломал политическую жизнь Пеле его сын. В конце 90-х у Эдсона-младшего возникли проблемы с законом: сначала он был обвинен в непредумышленном убийстве, позже его уличили в наркоторговле и в общей сложности приговорили к тридцати трем годам заключения. С тех пор Пеле исчез с политического небосклона, хотя по версии журнала Time до сих пор входит в число ста наиболее влиятельных людей мира.

Зико

Кстати, предшественником Пеле на должности главы спортивного ведомства Бразилии значился Артур Антуньеш Коимбра, или попросту Зико. Но «Белый Пеле», в отличие от оригинала, был менее удачлив как на футбольном поле, так и на политической арене. И чемпионом мира не стал ни разу, и в теплом кресле министра просидел всего год. Поэтому и печатного места уделим ему соответственно заслугам.

Альберт Гюдмюндссон

Первопроходцем, доказавшим, что футболисты способны приносить пользу обществу и после завершения карьеры, смело можно считать Альберта Гюдмюндссона. Его имя мало что говорит не только современным болельщикам, но и поклонникам игры миллионов со стажем. Между тем, этот исландец был заметной величиной в свое время: он стал первым профессиональным футболистом своей страны, защищал цвета таких клубов, как «Глазго Рейнджерс», «Арсенал» и «Милан».

Не менее яркой вышла у Гюдмюндссона и политическая деятельность. Посол во Франции (где форвард играл за парижский «Расинг»), министр финансов, министр промышленности, член парламента — все это о нем. В 1980 году баллотировался на пост президента Исландии, однако выборы проиграл. Альберт Гюдмюндссон скончался в 1994 году, но еще при жизни вошел в тройку самых достойных исландцев XX века.

Джанни Ривера

Легенда «Милана» был великолепен на футбольном поле: трехкратный чемпион Италии, обладатель еврокубков и «золота» Euro-1972 — это лишь малая часть упомянутых заслуг из его богатейшей игроцкой коллекции.

Такой же насыщенной, хотя и не столь победоносной, получилась и политическая карьера «Маленького князя». Все началось с того, что в его любимый «Милан» с тугим кошельком пришел Сильвио Берлускони, это вынудило Риверу покинуть должность вице-президента «Милана». «Золотой мальчик» затаил обиду на будущего председателя Совета министров Италии, конечно же, тогда не знав, каких высот тот впоследствии достигнет. Ривера был избран в нижнюю палату парламента страны, где работал секретарем. Позже он работал госсекретарем министерства обороны, а в 2005 году получил место в Европарламенте. 74-летний Джанни и сейчас ведет активную политическую жизнь, трудится в муниципалитете Рима.

Джордж Веа

Источник: AP

Еще одна личность, чьи футбольные достижения во многом связаны с «Миланом». Игрок года по версии ФИФА, обладатель «Золотого мяча», лучший африканский футболист — все эти титулы будущий президент Либерии завоевал за самый счастливый в своей спортивной карьере год — 1995-й. Джордж Веа блистал недолго, но очень ярко, хотя помимо «россонери» выступал также и в ПСЖ, и в «Челси», и в «Манчестер Сити» — просто в то время эти клубы были обычными середняками, как бы трудно сейчас в это ни было поверить. Не снискал славы Веа и со своей сборной, ни разу не сыграв с ней на чемпионате мира.

Однако на политическом небосклоне один из величайших футболистов XX века по версии World Soccer не пожелал стать стремительной кометой, он решил прийти во власть всерьез и надолго. Еще в 2005 году Веа участвовал в президентских выборах и даже победил в первом туре. Однако тогда ему не хватило чиновничьего опыта, и конечной цели он не достиг. Но, учтя все промахи и недочеты, со второй попытки Джордж Веа стал первым лицом Либерии.

Каха Каладзе

Источник: РИА

Не смейтесь, но на очереди у нас очередной экс-игрок «Милана». Пусть никто из вышеперечисленных футболистов «красно-черных» друг с другом не пересекался (по иронии судьбы, связующим звеном здесь можно считать Берлускони), создается такое впечатление, будто в «Милане», наравне с тренировками, ежедневно проводятся уроки политинформации. И Кахабер Карлович Каладзе был одним из лучших учеников на этих занятиях из всех последних выпусков.

Впрочем, на решение чемпиона Италии и двукратного победителя Лиги чемпионов заняться политикой, вполне вероятно, повлияла трагедия, произошедшая в его семье. В 2001 году неизвестные злоумышленники с целью выкупа похитили родного брата Кахи Левона. Несмотря на то, что необходимая сумма была выплачена, Левон Каладзе был убит.

Активную политическую карьеру четырежды лучший футболист Грузии начал сразу же по окончании карьеры спортивной. Еще в 2012 году он занял посты вице-премьера и министра энергетики страны, а совсем недавно стал мэром Тбилиси.

Марк Вильмотс

До наступления эры Азара, Де Брюйне, Мертенса и Лукаку Марку Вильмотс считался главной футбольной гордостью Бельгии. С талантом, которым Всевышний наградил представителей нового поколения, нынешнему наставнику сборной Кот д’Ивуара, конечно же, не сравниться, хотя с пятью забитыми мячами он — по-прежнему лучший бомбардир «красных дьяволов» на чемпионатах мира.

Жизнь после футбола складывалась у Вильмотса не совсем типично для бывших игроков. Обычно такие, как он, сначала пробуют свои силы на тренерской стезе, и, если на этом поприще у них ничего не выходит, уходят в другую сферу жизнедеятельности. «Бык из Донгельберга» же в 2005 году стал членом бельгийского сената, но буквально через полгода завязал с политикой раз и навсегда, вернувшись к близкому его сердцу тренерскому ремеслу.

Дмитрий Аленичев

Источник: РИА

Впрочем, есть еще один пример не совсем удачного похода в политику известного футболиста с последующим возвращением в футбол. Правда, у Дмитрий Аленичева обстоятельства сложились таким образом, что сразу стать тренером по окончании жизни футболиста у него стать бы никак не получилось — слишком уж скоропостижным вышло у него завершение карьеры игрока.

Зато на волне популярности многократный чемпион России и Португалии, обладатель трофеев Лиги чемпионов и Кубка УЕФА очень быстро добрался до Совета Федерации РФ. Но в политическом фарватере Аленичев плыл недолго, и уже семь лет Дмитрий Анатольевич занимается более привычным делом — тренирует.

Бонус: Хосе Луис Чилаверт

Тот, кто хотя бы раз видел игру легендарного парагвайского вратаря, никогда ее не забудет. Да, при выполнении своих непосредственных обязанностей он был небезупречен, однако, будь он посредственным голкипером, вряд ли бы провел за свою национальную команду 78 матчей и дважды выступил с ней на чемпионатах мира. Но запомнился он все же не подвигами в «рамке», а своими бомбардирскими успехами: 62 забитых мяча, в том числе 8 в составе сборной Парагвая — согласитесь, это сильно!

На политическом поприще «Бульдог» себя пока никак не проявил, однако, вполне возможно, недалек тот час, когда еще один бывший футболист станет президентом государства, и такое развитие событий вполне вероятно. «Чилаверта — в президенты!» — такие возгласы в Парагвае начинают раздаваться все чаще и чаще. И можно быть уверенным, что массовая народная поддержка ему будет обеспечена, — тем более что он никогда не ставит себя изначально выше других: «Политика? Это хорошее дело, когда все вокруг тебя поддерживают, и не менее грязное, чем футбол. Если я туда подамся, то надеюсь стать когда-нибудь президентом Парагвая. Мне хотелось бы помочь другим людям, которые знают, что мое слово — это дело, и что я могу открыть некоторым из них глаза на происходящее вокруг. Мои ценности не продаются и не покупаются».

P. S. Казахстанские футболисты, к сожалению, пока не могут похвастаться большими международными победами. Впрочем, на местном уровне многие из них — настоящие звезды. И почему бы, скажем, Самату Смакову, Али Алиеву или Давиду Лория не задуматься в будущем о том, чтобы завоеванный годами футбольный авторитет стал для них отправной точкой в решении больших политических задач государственной важности. Интеллектом и харизмой природа их не обделила, а политическая мудрость придет с годами.