Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/football-foreign/30842553/
31 августа 2017, 17:08 | Футбол: Зарубежный | Прессбол

Павел Нехайчик: в плане финансов были варианты и лучше брестского

Полузащитник брестского «Динамо» — о национальной сборной, возвращении в чемпионат Беларуси и мотивах перехода в команду Владимира Журавля.

— В последний раз тебя приглашали в сборную почти год назад. За это время в ней немало поменялось…

— Да. Новый тренерский штаб, новые ребята… Произошло, можно сказать, обновление. Но не кардинальное. В принципе со всеми знаком. К изменениям надо относиться с пониманием. Рано или поздно все равно они произошли бы. Ничего страшного не вижу.

— Если бы Игорь Криушенко не позвал тебя на этот сбор, понял бы его?

—  Абсолютно. Любой футболист надеется на вызов в сборную. Но если бы не получил его — ничего страшного не случилось бы. Если честно, особо про сборную не думал. Все-таки летом у меня была довольная большая пауза — полтора месяца. Голова была забита тем, чтобы поскорее набрать форму. А тут незаметно подкрался сентябрь, пришел вызов…

— Первые тренировки с основой БАТЭ ты проводил как раз под руководством Криушенко…

— Да, с Игорем Николаевичем довольно давно знакомы. Нас, молодых ребят, привлекали из дубля в основу. Естественно, эмоции тогда зашкаливали. Смотрели на часы: когда уже приедем в Борисов, когда начнется тренировка… БАТЭ еще не был флагманом, но уже становился чемпионом. Тренировки с такой командой мотивировали. С требованиями Криушенко знаком. Хотя прошло уже немало времени.

— Сколько очков надо набрать в матчах со сборными Люксембурга и Швеции, чтобы игровую сессию можно было считать успешной?

— У меня философия всегда одинакова: в каждой игре надо брать три очка. Если смотреть на вещи более реально, четыре балла будут хорошим результатом. Не меньше четырех. Хотя легких игр не бывает. Взять тех же люксембуржцев. Мне кажется, сейчас из футбола вообще исчезло понятие «команда-карлик».
Твой агент Евгений Гайдук говорил, что этим летом вы с ним рассматривали зарубежные варианты продолжения карьеры.

— Не удалось договориться?

— Варианты на самом деле были. Но не сказать, что переговоры приближались к завершающей стадии. Так, чтобы оставалось только приехать и поставить подпись. Интерес был большой. Но требовалось еще какое-то время подождать. Пауза же и так образовалась долгая. Если бы продолжили ждать, могли бы потерять все варианты — как за рубежом, так и на родине.

— О каких зарубежных чемпионатах речь?

— Польша, Казахстан, еще что-то…

— С твоим портфолио ты наверняка мог бы найти команду в России — как минимум в ФНЛ. Почему решил вернуться в Беларусь?

— Надоело решать второстепенные задачи. Хочется побеждать, приносить какую-то пользу родному чемпионату. Были варианты и в ФНЛ. Но мне туда не хотелось.

— Но ведь Брест сейчас тоже не борется за медали.

— Общался с руководителями, проект показался очень заманчивым. Они рассказали, что уже сделано, что будет сделано, источали уверенность в завтрашнем дне. Плюс прельщало, что команду возглавляет такой тренер, как Владимир Журавель. Слышал много восторженных отзывов о нем и как о тренере, и как о человеке. У него современные методики. К тому же за неделю до моего прихода в команде появился Артем Милевский. Да, турнирное положение немного смущало. Но я подписывал контракт на полтора года, специально с расчетом на следующий сезон. Надеюсь, он получится намного лучше.

— Брест в нем сможет побороться за золото?

— Все будет зависеть от того, как мы проведем зимнее трансфертное окно. Любой клуб хочет укрепиться. Понимаем, что команда у нас неидеальная. Нужно усиление, чтобы решать серьезные задачи.

— Генеральный директор минского «Динамо» Алим Селимов говорил: была предварительная договоренность, но Нехайчик сказал, что не впишется в схему игры Гуренко.

— Да, мы общались с минским «Динамо». Не сказать, что была договоренность, но мы обсуждали нюансы возможного сотрудничества. Взвесил все за и против и пришел к выводу, что в нынешней схеме минчан не смогу приносить ту пользу, которую могу. Не хотелось выглядеть посредственным футболистом. Знаю, что у меня получается на поле, что нет. Хочется делать именно то, что умею.

— В прессе сообщалось и о варианте с солигорским «Шахтером». Насколько он был реален?

— С «Шахтером» мы тоже общались. Но надо четко обозначить: больше хотел поработать с Олегом Михайловичем Кубаревым, нежели перейти в «Шахтер». Но после того, как команда вылетела из Лиги Европы и Кубарев ушел, вариант отпал сам собой.

— А в БАТЭ мог вернуться?

— Такого разговора не было.

— В финансовом плане брестский вариант был самым привлекательным?

— Не сказал бы. Нет. Определяющую роль сыграли главный тренер и перспективы проекта.

— Болельщики уверены в обратном.

— У нас болельщики как определяют? Перешел куда-то — естественно, погнался за деньгами. У каждого свое мнение.

— Когда заключал контракт, тебе дали гарантии, что Журавель продолжит работу?

— Гарантий таких никто давать не будет. Ситуация во многом зависит от футболистов. Будет результат и соответствующее качество игры — тренер продолжит работу.

— В сравнении с Россией в деньгах потерял?

— Конечно. Финансовые условия в Беларуси и России сильно отличаются. Но одними финансами сыт не будешь. Должны быть моральное удовлетворение, удовольствие от проделанной работы.
В России в последнее время это удовольствие перестал получать?
Ха, ну и вопросы. Если честно, отчасти перестал. Тяжело его получать, когда команда борется за выживание. С другой стороны, оно чувствовалось, поскольку каждую неделю доводилось играть против хороших соперников на хороших стадионах. В общем, ощущения двоякие.

— Бразилец Ледесма говорил, что уровень чемпионата Беларуси за последнее время вырос. Твое мнение?

— Тяжело дать однозначную оценку, поскольку не со всеми командами сыграл. Мне кажется, уровень немного упал. Качество футбола из чего состоит? Из забитых мячей, опасных моментов, технических действий. Мне кажется, в этих аспектах есть небольшие проблемы.

— Во второй раз ты уезжал из чемпионата, когда в нем играли 12 команд с делением на шестерки. Может, раньше уровень был выше как раз из-за схемы розыгрыша?

— В первой шестерке зрительский интерес, качество футбола, накал возрастали. А вот нижняя, по большому счету, была никому не интересна. Мы получали больше принципиальных игр. Если раньше два матча с минским «Динамо» ждали с нетерпением (когда же, когда же!), то потом, когда дерби стало больше, накал немного падал. Но вообще мне больше нравилась схема с шестерками. Осенняя часть чемпионата становилась намного интереснее.

— Что чувствует игрок, который дважды вылетал со своими командами из премьер-лиги?

— Разочарование. Это удар по самолюбию. Неприятные чувства. Есть еще в этом и противное ощущение недосказанности. Понимаешь, что мог бы сделать нечто большее для команды, но все складывается неприятным образом.

— Как ты сам оценишь российский этап карьеры?

— Как не самый удачный. Как уже говорил, есть недосказанность. Не удовлетворил свои амбиции, не заиграл стабильно в более сильных командах. С другой стороны, это опыт.

— Есть мнение, что белорусам не стоит уезжать в российские клубы средней руки. Согласен?

— А куда надо уезжать? Реальность такова, что в топовые команды нас не приглашают. Надо выбирать: или воспользоваться шансом и перейти туда, куда зовут, или же остаться в Беларуси, и тебя звать никуда уже не будут. Считаю, если есть предложение перебраться в более сильный чемпионат, им надо в любом случае пользоваться.
Никто из наших футболистов, уехавших в чемпионат России в последнее время, не стал играть существенно сильнее, не добился прогресса в карьере…

Переезжая в премьер-лигу, наши ребята первое время играют и прогрессируют. Спустя время, возможно, теряют место в составе, становятся игроками ротации. Даже не могу сказать, с чем это связано. Когда практики становится меньше, развитие замедляется. Естественно, это плохо и для сборной. Но не могу сказать, что, уезжая в Россию, футболист заканчивается.

— Почему, на той взгляд, никто из вашей успешной «молодежки» не заиграл в Европе?

— Нам было по 23. До этого мы активно развивались в чемпионате Беларуси. После молодежного EURO существенное развитие прекратилось. Нужно было менять чемпионат. Многие ребята и поменяли, но не сразу. Из-за этого, возможно, какое-то время варились в собственном соку. Я уехал практически сразу. Но, как показало время, был не готов к той конкуренции, которая существовала в московском «Динамо». Не выдержал ее, оказался слабее. Но задерживаться в БАТЭ тоже было не вариант. Когда не чувствуешь, что развиваешься, что в каждой игре выкладываешься больше, чем на сто процентов, наверное, надо думать о смене чемпионата. Если не уехать — будет хуже не только игроку, но и клубу. Начинал четко осознавать, что стали пропадать эмоции, которые раньше захлестывали.

— Какие впечатления от первых матчей в футболке брестского «Динамо»?

— Стараюсь получать удовольствие от футбола. Антураж на домашних матчах очень крутой. Сейчас столкнулся с атмосферой в Мозыре, естественно, чувствуешь разницу. Но вообще пока все нравится.

— А впереди новополоцкий «Атлант»… Не боишься?

— Можно было бы бояться, если бы я не знал, что это такое. Если бы всю жизнь играл на высшем уровне, а потом приехал бы в тот же Новополоцк. Таковы наши реалии. И я это уже проходил. Ничего страшного не вижу. Самое главное, как человек внутренне себя настраивает. Можно абстрагироваться от всего и получать удовольствие от футбола. А можно смотреть по сторонам, считать ворон, зрителей… Тогда, конечно, тяжело.

— В чемпионат Беларуси ты вернулся насовсем?

— Никто не может сказать, что в будущем. Пока настроен по полной отработать контракт в брестском «Динамо».

— Тебе уже 29. Незаметно время летит?

— Очень быстро. Ощущение, что только недавно перешел из дубля в основу БАТЭ. А если посмотреть, уже много времени прошло с тех пор.

— 29 лет для крайнего полузащитника — серьезный возраст?

— Не только для крайнего полузащитника. Хотя, думаю, от 26 до 32 лет — золотой возраст. Так что сейчас о закате карьеры думать не стоит. Физически чувствую себя хорошо.

— Чего еще тебе хочется от карьеры?

— Самое главное — чтобы сборная чего-то добилась. Чтобы команда вернула болельщиков на трибуны. Чтобы поход на стадион стал для людей праздником. Все мы хотим, чтобы наша сборная пробилась на какой-либо крупный турнир. Это будет успехом. Все остальное — провал. Неважно, какое место занимаешь.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Зарубежного футбола