Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 августа, источник: Vesti.kz

«Обсудил бы предложение от “Кайрата”, если бы оно было». Откровенное интервью Димитара Димитрова

За два года в Павлодаре он заработал чапан, звание почетного жителя города и любовь болельщиков.

Источник: Vesti.kz

Один из ярчайших зарубежных тренеров в казахстанском футболе дал эксклюзивное интервью корреспонденту Vesti.kz, в котором подвел итоги своей работы в «Иртыше».

История Димитара Димитрова в «Иртыше» получилась хоть и стремительная, но очень яркая. Всего за два года он дал понять, что можно конкурировать с лучшими, не имея и трети того, что есть у них. Человек, победивший рак, вряд ли стушуется перед сложными задачами. Но даже на этом фоне работа Hero в капризном в плане футбола Павлодаре вызывает большое уважение.
Но эта страница в жизни болгарина уже перевернута. И чтобы подвести итоги двухлетнего пребывания этого специалиста в Казахстане, нам потребовалось больше двух часов. А начали мы с насущного:

— Решение покинуть «Иртыш» посреди сезона — Ваше и полностью обдуманное?
— Да, это полностью мое решение. Возможно не совсем обдуманное и несколько эмоциональное. Человек иногда делает определенный шаг, руководствуясь эмоциями, у него бывает элемент спонтанности. Где-то у меня это присутствует. Но не так, что я вдруг ни с того ни с сего решил уйти.
На протяжении последних месяцев у меня были другие предложения от различных клубов. Я об этом ставил в курс руководство «Иртыша». Эти предложения есть и сейчас. Но я все это время ждал действий от «Иртыша». Я у них спрашивал: «Скажите, у вас есть желание работать со мной дальше?». Мне нужно было понять, что на меня рассчитывают. Но мне никто ничего не говорил. Мой контракт истекал в конце сезона, если со мной его хотели бы продлить, то нужно было это обсудить сейчас, чтобы я понимал, как мне строить работу дальше — с прицелом на следующий сезон или нет? От этого многое зависело. Но я понял, что со мной не намерены продлевать контракт. Поэтому я принял такое решение. Скажу вам честно: вариант с «Иртышом» для меня был приоритетным, и я его ставил на первое место. Хотя мне предлагали варианты не менее заманчивые. Мне в Павлодаре обещали дать ответ до конца июня. Но уже август, а ясности все нет. Я не знаю, правильный ли этот шаг с моей стороны, но это мое решение.

— Правда, что на Вас выходили представители «Кайрата» и Вы могли принять алматинцев после Кахабера Цхададзе?
— Нет, это лишь слухи. У меня не было разговора с представителями «Кайрата».

— А если бы такое предложение последовало?
— То мы его обсудили бы, конечно. Это большой клуб.

— В «Иртыше» объяснили, почему не желают с Вами продлевать контракт?
— Нет. Возможно, они хотят сделать ставку на местного специалиста, я не знаю. Мы все эти два года работали в очень ограниченных условиях. В первую очередь, речь о финансовом аспекте. У клуба были большие долги. И часть бюджета уходила на их погашение. Нам же оставалось совсем немного. Я очень рассчитывал, что в следующем сезоне на комплектацию будет выделено больше средств и можно будет собрать команду, которая навяжет борьбу «Астане» и «Кайрату». Но увы.

Невозможное возможно.

— Со стороны казалось, что Вы максимум выжимаете из того, что у вас есть.
— Наверное, это будет немного некорректно — оценивать мне свою работу. Поэтому давайте опираться исключительно на факты. Когда я принял команду в начале июня 2015-го года, она находилась на предпоследнем месте турнирной таблицы. Перед нами стояла задача: за восемь туров выправить ситуацию и попасть в первую шестерку. От «Окжетпеса», который находился на этой вожделенной шестой строчке, мы отставали на десять очков. Но мы их опередили даже на четыре балла.

— Да, это была впечатляющая серия. Вы сотворили невозможное.
— Это не мне респект, а респект футболистам, ведь это они выходят на поле и зарабатывают победы.
На следующий сезон мы вновь выдали максимум — стали третьими вслед за «Астаной» и «Кайратом», которые в КПЛ как «Реал» и «Барселона», они недосягаемы для остальных. Мы завоевали «бронзу». Но как говорят мои футболисты, это бронзовые медали с позолотой. Ведь если не считать «Кайрат» и «Астану», то мы стали чемпионами. И это с меньшим бюджетом, чем у «Ордабасы», «Тобола» и еще нескольких клубов. Прибавьте к этому запрет на трансферы, который нам выписали, и я в одно время остался без футболистов. Несмотря на все эти обстоятельства, мы стали третьими.

— Да и судили вас в прошлом году весьма странно: чего стоят три пенальти в Костанае и откровенное «убийство» в Шымкенте.
— Согласен, это тоже можно отнести к фактам. В этом году я надеялся, что нам дадут чуть больший бюджет на приглашение игроков, но нам сделали его еще меньше, зарплатный фонд урезали! Мы по доходам игроков уступаем шести-семи клубам КПЛ! Поэтому не удивительно, что «Тобол» переманивает Кассая, Сартакова, Н’Диайе, «Ордабасы» уводит Гогуа, Муртазаева и Малого забирает «Астана», а «Кайрат» подписывает Ахметова. За эти два года мы стали донорами для клубов КПЛ, у которых бюджет больше нашего. При всем при этом, мы не выпадаем из числа сильнейших клубов страны. В еврокубках мы продвинулись дальше «Ордабасы» и оступились лишь на «Црвене Звезде», которая является одним из сильнейших клубов Восточной Европы. Это все лишь факты. Выводы делайте сами.

— И все-таки в Павлодаре находятся болельщики и ветераны, считающие, что работа Димитрова провальная. Что скажете?
— Что в Павлодаре капризные болельщики, они избалованы большими победами, так как «Иртыш» является пятикратным чемпионом. Но они забывают, что это были другие времена. И тогда были другие условия. А еще никто не задумывается, в каких ограниченных условиях мы работали. В предыдущие годы накопились огромные долги, и их по сей день закрывают. Прошлое нам оставило не только хорошие воспоминания, но и огромные проблемы.

Правая рука.

— В июне Вы полностью обновили центр обороны, вместо Двали, Ткачука и Воротникова пришли Маслач, Стаменкович и Даутов. Не боялись такого риска — менять оборону по ходу сезона?
— Конечно, это риск. Но так сложились обстоятельства. Двали был у нас в аренде и не мог оставаться дальше. Ткачук тоже покинул клуб по определенным обстоятельствам. Мы рисковали.

— Помимо «Астаны», «Кайрата», «Ордабасы», «Тобола» ваш клуб по бюджету превосходят даже «Кайсар», «Атырау» и «Тараз». Тягаться с теми, у кого карман глубже, тяжело. За счет чего Вам удавалось держаться в лидерах?
— Раздевалка. Микроклимат. У меня очень хорошая и сплоченная команда. Если уж говорить персонально, то огромная заслуга в этом нашего капитана — Давида. Он лидер не только на поле, но и за его границами. На бой команду заряжает он. Благодаря ему у нас была такая сплоченность все это время. Сейчас, конечно, мне можно хвалить своих футболистов, потому что я покинул клуб и теперь не нужно беспокоиться, что они расслабятся после моих слов. Хотя, Давид никогда не расслабляется, это большой профессионал. Величайший профессионал, замечательный вратарь.

— Но его, как и Вас, тоже иногда ругают болельщики.
— Он лидер, с него и спрос особый. Болельщики не смотрят на факты. А если смотреть на факты, то мы в тройке по сухим матчам. Не думаю, что есть смысл продолжать этот разговор дальше. Смотрите цифры, факты. К тому же, Лория является основным вратарем сборной Казахстана. А это говорит о том, что я не преувеличиваю его значение. Да, не бывает карьера без спадов, не бывает сезона без ошибок. Каждый их совершает, в том числе и я, и Лория, и вообще любой футболист. Но то, что Давид играет огромную роль на поле и вне его — бесспорно. Он был моей правой рукой в раздевалке.

— Другой ваш лидер Карлос Фонсека каждый год получает хорошие предложения от «Тобола», «Ордабасы» и «Кайрата», но Вам удается сохранить его. Что Вы такое с ним делаете, что он отказывается от супер-контрактов?
— Мы с ним честны. Его любят болельщики. Мы ему доверяем. А он не ставит деньги на первое место. К тому же, я его привез из Португалии в Болгарию, а оттуда в Казахстан. У нас есть особая связь. И «Ордабасы» с «Тоболом» своими деньгами не смогли ее нарушить.

— Фонсека и в самом деле очень яркий игрок, который способен конкурировать по уроню мастерства со звездами «Кайрата» и «Астаны»: Исаэлем, Исламханом, Твумаси, Мужиковым. Почему же Вы в этом году используете его чуть ли не правым защитником?
— Поверьте, не от хорошей жизни. Да, он хорош в атаке, за счет индивидуальных нестандартных действий он может нагнетать обстановку у ворот соперника. Хотя у него есть огромный минус!

— Это какой же?
— Он незабивной. Когда Карлос забивает, я всегда ему говорю: «Сегодня пойдет снег. Не просто снег, а красный снег!» (смеется).

— Кстати, Вы из Болгарии привезли Фонсеку, но не позвали ни одного болгарина. Не нашли достойных?
— Достойные есть, но их трансферы стоят денег. Мы ни одного игрока не покупали, брали только свободных агентов.

Тренер Пиралы.

— А прошлогодние перескоки с одной схемы на другую, когда вместо четырех защитников вы ставили пять оборонцев — тоже не от хорошей жизни?
— Нет, в прошлом году мы эту схему использовали всего несколько раз. В основном, против «Кайрата». Против их атаки и атакующих фланговых защитников сложно обороняться малым числом, нужно качество и количество. Наверное вы хотите спросить, почему я в этом году выбрал схему с пятью защитниками? Отвечаю: из-за Живковича. Дело в том, что он не достаточно хорош в отборе. Да, он очень продуктивен в атаке, но в отборе у него проблемы. Поэтому мы вынуждены были страховать его.

— Так зачем Вы брали в команду защитника с плохим отбором?
— Можно сказать, что это вынужденная мера: от нас ушли Сартаков и Ахметов. Мы долго не могли подобрать им замену, пробовали слева Кислицына, но получилось еще хуже. Живковича мы подписали на последнем сборе, без просмотра. Не подумайте, что он плохой игрок, его голы и передачи очень помогли нам.

— В прошлом году у Вас один игрок также не работал в обороне, и, откровенно говоря, несмотря на его присутствие, казалось, что команда действует в меньшинстве…
— Понимаю о ком намек. Но Рома Муртазаев забил 18 мячей, и мы закрывали глаза на его отлынивание от оборонительной работы. Хоть и просили его помогать его защите. Он мог 85 минут отсутствовать на поле, будучи там, а потом забивал. И делал результат.

— Вы часто на тренерской скамейке о чем-то переговариваетесь с Пиралы Алиевым. О чем вы говорите?
— Я с ним советуюсь. Пиралы очень умный парень, хорошо понимающий футбол. Думаю, в будущем из него получится сильный тренер, с сильным характером и интересным мышлением. И мне интересно его мнение. Конечно, решение я принимаю сам, но мысли Пиралы мне интересны.

— Ваш предшественник Дмитрий Черышев, говорят, в сердцах бросил фразу, когда уходил: «Моя ошибка была в том, что я вернул Кислицына, он меня и сплавил». Вы можете нечто подобное сказать о ком-то, с кем работали в «Иртыше»?
— Нет! Каждый, с кем я работал, был в команде потому, что я его выбрал или решил оставить. И ни про одного из них я так не скажу. К сожалению, не всех игроков мне удавалось заполучить, так как те же конкуренты предлагали им условия вдвое-втрое больше. Но те, кто был, оказались в команде только с моего согласия. И это полностью моя ответственность.

— Легендарный казахстанский игрок Нурбол Жумаскалиев пробыл у вас лишь несколько месяцев, и так не пробился в основной состав. Дело в тактических нюансах или в его физических кондициях?
— Скорее второе. Нурбол 0 легенда, профессионал, образец для подражания и большой мастер. Я получил большое удовольствие от работы с ним, он оставался после каждой тренировки и работал дополнительно. За все то время, что он был в команде, я ни разу не слышал от него слов возмущения или недовольства своим статусом резервиста. Но против человеческой природы не попрешь, Нурболу уже тяжело приходится на поле: резкость не та, в скорости уступает. Конечно, он еще способен приносить пользу на поле, но так получилось, что мы больше уделяли внимание обороне, а не атаке. Повторюсь, Нурбол — большой мастер, профессор. И замечательный человек.

— А как вы нашли подход к Аслану Дарабаеву, который в «Кайрате» был явным резервистом?
— Сказал, что полностью доверяю ему и буду с ним не только в хорошие моменты, но и в неудачные. Вот и все.

«Убей меня здесь сразу».

— Вы невероятно эмоциональны в своей технической зоне, остро реагируете на решения судей, ругаете их на пресс-конференциях, общаетесь с болельщиками. Вам не кажется, что это все вредно для нервов?
— Знаете, когда я лечился от рака и делал химиотерапию в Австрии, врач сказал мне, что так нельзя. Что мне запрещено тренировать, и лучше бы найти себе более спокойную должность. Я ему ответил: «Если не позволишь мне тренировать, то убей меня здесь сразу». Это то, чем я живу. Без этого не смогу. Да, я очень темпераментный. Но это потому, что я так устроен, по-другому не могу. Так на меня действует футбол. Такова моя природа.

— За эти два года у Вас сложилось с кем-либо из тренеров принципиальное противостояние?
— Такого нет. Но скажу, что мне было очень приятно соперничать с Владимиром Мухановым. Это очень сильный тренер, его команды всегда действуют слаженно, непредсказуемо и не закрываются в своей штрафной. Наши команды сыграли восемь раз, в семи матчах я одержал победу над ним. Но это тренер, который всегда может преподнести сюрприз. Я его очень уважаю и желаю ему вернуть «Актобе» в группу лидеров.

— Вернемся к тому, с чего начали: Вы пришли в «Иртыш» при Игоре Елащуке, а уходите при Жанайдаре Дюсембаеве. Скажите честно, это он решил не продлевать с Вами контракт?
— О нет! С Бегайдаровичем у нас вполне нормальные отношения, и он был за то, чтобы продлить соглашение со мной. Но есть люди выше него. И он был, наверное, бессилен изменить ситуацию. Мне больно уезжать из Павлодара, здесь мне дали звание почетного гражданина города. Такое же звание у меня есть в Бургасе. Сегодня на прощальной пресс-конференции я искренне сказал, что полюбил это место, жителей этой страны. И я не лукавил. Павлодар стал моим вторым домом.

— В чем главное отличие жителей Бургаса от павлодарцев?
— Приведу пример: я всегда иду от базы до дома пешком. Путь занимает примерно полтора километра, и мне нравится ходить пешком. Однажды лил сильный дождь, я шел домой. Пока я прошел эти полтора километра, минимум 10 раз останавливались машины и предлагали подбросить меня до дома. В Болгарии они просто проехали бы мимо.

— Оглянувшись назад, чтобы Вы исправили из того, что было в «Иртыше»?
— Не знаю. Может быть, не принимал бы решение об уходе на эмоциях. Возможно, стоило все взвесить. Но с другой стороны, я не мог иначе: какой смысл оставаться, если тебе не доверяют? Казалось, что своей работой и результатами команды мне не стоит беспокоиться о новом контракте. Но наверху у людей свое мнение на этот счет.