Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
10 июля, источник: Спорт-Экспресс

Великий скромняга. Руни как символ эпохи Фергюсона

Лучший бомбардир в истории «МЮ» вернулся домой — в «Эвертон».

Источник: Спорт-Экспресс

ОКТЯБРЬ. РОССИЯ. ХИМКИ

Холодным октябрьским вечером 2015-го «Манчестер Юнайтед» гостил на «Арене Химки». Вернее не весь «МЮ», а два его представителя: тогдашний главный тренер Луи ван Гал и Уэйн Руни, которому через четыре дня исполнялось 30. В ходе пресс-конференции, посвященной матчу Лиги чемпионов против ЦСКА, голландец рассказал, что решил отказаться от тренировки из-за московских пробок, и с удивлением узнал от меня, что Маркос Рохо играл когда-то в «Спартаке». Причем не очень успешно.

— Рохо, кстати, великолепный игрок! И парень отличный. На самом деле против него очень сложно действовать, — заступился за коллегу Руни, до того скромно сидевший рядом с тренером.

— Вам самому вот-вот стукнет 30. Что для вас значит эта дата? — спросили у форварда.

— Ничего особенного, — улыбнулся Руни в ответ. — Если победим завтра ЦСКА, это будет лучший подарок на юбилей!

Показалось, что тема исчерпана, но слово снова взял ван Гал.

— В футболе важно не только мастерство на поле. Но и общение, поведение вне игры. Так вот Уэйн — потрясающий человек, который помогает всем вокруг. А насколько он великолепный игрок все и так знают, — голландец произнес эти слова так, словно день рождения Руни уже настал, а дело происходило в шумном зале ресторана.

— Я люблю футбол. На самом деле в жизни больше ничем толком и не интересовался.

Без четырех дней юбиляр засмущался, чуть ли не покраснел… Я впервые в жизни видел этого легендарного нападающего вживую. До этого — только через телевизор. На поле он всегда был вожаком. Энергетика во время матчей от него исходила такая, что, казалось, экран задымится. Он никогда не щадил соперников. Ирландские корни добавляли его огромному таланту бесстрашия и хулиганистости. А порой даже гнева, сдержать который был не в силах ни он сам, ни Алекс Фергюсон.

Я смотрел и удивлялся, ведь за столом пресс-центра «Арены Химки» сидел явно не бунтарь. Понятно, было бы странно, начни Руни бросаться на журналистов или унижать словами ЦСКА, но хотя бы взгляд должен был выдавать в нем зверя. А он смущенно улыбался. В тот момент подумалось: Руни уже не тот. Хотя его место в старте еще никем не оспаривалось, он стабильно получал по 90 минут игрового времени, да и в предыдущем сезоне стал лучшим бомбардиром «МЮ». Но…

ПЛЮШЕВОСТЬ

Руни выдавал яркие матчи все реже и реже. Поклонники все чаще обвиняли его в «плюшевости». Даже когда он забивал, то праздновал голы буднично. Фирменная дикость куда-то исчезла. При ван Гале она еще проскакивала. А при Жозе Моуринью исчезла почти совсем. Разве что в январе Уэйн напомнил себя прежнего, когда вышел на замену в концовке матча со «Стоук Сити» и в компенсированное время, когда «МЮ» уступал 0:1, спас команду невероятным по красоте ударом в «девятку» со штрафного. Вот тогда были эмоции! Но оно и неудивительно, ведь тот гол стал для Руни 250-м за «красных дьяволов». Столько в истории клуба не забивал никто! В тот день даже Бобби Чарльтон остался позади…

— Всем моим поклонникам подтверждаю: мне пересаживали волосы. Я начинал лысеть. Почему бы не сделать трансплантацию?

И это с учетом того, что Руни, для которого любимой всегда была позиция центрального нападающего, часто исполнял другие роли, потому как на острие блистали то ван Нистелрой, то молодой Криштиану Роналду, то Бербатов и ван Перси… Но Руни пахал везде: на фланге, в полузащите. И везде был полезен. Просто скромно делал свою работу. Порой даже партнеры в интервью сокрушались: «У Уэйна есть все. Добавить бы еще немного эгоизма».

— Самое чудесное в жизни — отцовство! Сравнивать с ним футбол совершенно бесполезно.

В 2004-м Фергюсон пригласил 18-летнего паренька из «Эвертона» и вырастил из него величайшего форварда «МЮ». 559 матчей, 253 гола — ошеломительная статистика! Руни выиграл с этим клубом все, что только возможно: чемпионаты и Суперкубки Англии, Лигу чемпионов, Кубки английской лиги, даже клубный чемпионат мира. С ван Галом он впервые поднял над головой Кубок Англии. С Моуринью — победил в Лиге Европы. Вдобавок он лучший бомбардир в истории сборной Англии с 53 голами.

ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО КЭРРИК

Он выиграл все. Может, в этом и кроется секрет его не потухшего, но уже не такого горящего взгляда? И в этом смысле возвращение в «Эвертон» — это именно то, что может пробудить его ирландский задор. Миллионы от американского или китайского клуба точно были бы тут бессильны. Зато нет лучшей мотивации, чем шанс помочь родному клубу сделать шаг вперед, чем желание доказать: «Я не часть сделки по продаже Лукаку в “МЮ”, а грозный форвард, способный вывести амбициозный “Эвертон” в Лигу чемпионов!».

— Все, кто следит за моей игрой, знают, что я играю честно.

— С чем у вас ассоциируется Москва? — спросили Руни на той химкинской пресс-конференции напоследок.

— Смешанные чувства. Со сборной Англии мы здесь проиграли важнейший матч 1:2. Зато с этим городом связана одна из лучших страниц в моей карьере — победа в Лиге чемпионов. Из той команды, которая обыграла «Челси», сейчас в «МЮ» остались только я да Кэррик…

Руни сказал это с грустью в голосе. Так говорят о чем-то недостижимом, неповторимом, невозвратном.

Теперь в «МЮ» нет и его. Кэррик остался один. А великая команда Фергюсона уходит в прошлое все дальше.