Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 мая 2016, источник: Чемпионат.com

«Мы следовали за Златаном 2 года. Снимали его на камеру повсюду»

Режиссёр фильма о Златане Ибрагимовиче рассказывает о трудностях съёмок и о том, почему Балотелли ему интереснее, чем Месси.

Источник: Чемпионат.com

Магнус Герттен — один из двух режиссёров, снявших резонансный фильм о Златане Ибрагимовиче, который 19 мая вышел в российский прокат. А уже 27 мая Магнус лично представит картину на специальном показе, который состоится в рамках фестиваля документального кино о новой культуре Beat Film Festival в главном зале «Каро 11 Октябрь».

Во время интервью по скайпу режиссёр показал офис, в котором работает — open space в светлых тонах, любезно извинился за то, что некоторое время не видел входящих звонков из-за блокировки незнакомых пользователей, и подробно рассказал о работе над фильмом.

 — Сколько времени ушло на создание фильма?
— Это самый длительный проект, которым я когда-либо занимался. Самые ранние кадры из тех, что вошли в фильм, были сняты ещё осенью 1999 года. Мы с братом увлекаемся футболом с детства, и, естественно, болели за родную команду, за «Мальмё». Один из наших первых документальных фильмов мы сняли, как раз следуя за любимой командой.

Итак, мы делали фильм о клубе, когда в раздевалке появился новичок. Это был 17-летний подросток, и в клубе говорили, что у него большое будущее. Один из ветеранов «Мальмё» тогда сказал мне: «Златан — самый талантливый игрок, которого я видел, но он не сможет стать звездой. У него для этого неподходящий менталитет». Теперь это довольно смешно вспоминать, потому что у Златана — менталитет чемпиона в большей степени, чем у кого-бы то ни было ещё.

Естественно, мы стали снимать Златана. Фактически мы с братом были первыми, кто взял у него интервью. Потом он начал играть, и сразу довольно успешно. Мы подумали, что нужно уделять ему больше внимания, и стали снимать его практически всё время. Мы следовали за ним два года. Снимали у него дома, снимали в раздевалке сразу после финального свистка… Сейчас такое невозможно себе представить. Сейчас есть полно правил, есть жёсткий регламент, а тогда мы просто приходили в раздевалку с камерой.

 — И из всей команды выбрали именно 17-летнего Ибрагимовича? Похоже, это была судьба.
— Да, похоже, что судьба. Или, как минимум, огромная удача. Чтобы сделать документальное кино, удача необходима, без неё нельзя обойтись. Но, с другой стороны, если ты много работаешь, тратишь много времени на съёмки — то удача придёт. Это часть нашего метода работы. Мы рассуждаем так: нужно всё время быть на месте, всё время снимать, и рано или поздно что-то произойдёт.

 — Что было самым трудным при работе над финальной версией фильма?
— Одна большая трудность касается сюжета. Это ведь документальный проект, но мы понимаем, что делаем его для зрителей, которые придут в кинотеатр, и им должно быть интересно 100 минут смотреть на экран. Поэтому нельзя ограничиваться просто играми, голами и значительными событиями. Нужно понимать, что ты рассказываешь историю. Нужна продуманная драматургия. Мы провели за монтажом восемь месяцев, работая над тем, чтобы фильм получился драматичным.

Мы не хотели снять фильм о том, какой Златан хороший футболист, или какие у него были проблемы в жизни. Нужно было найти особенные моменты: игры, вызовы. Показать моменты, в которых он выигрывал и проигрывал.

Но когда ты делаешь кино про суперзвезду, есть ещё одна трудность. Людей трудно разговорить. Коллеги звёзд стараются не комментировать их или ограничиваются общими фразами. Но нам повезло. У нас были хорошие отношения с продюсерами в Нидерландах и Италии, и они помогли нам выйти на некоторых друзей Ибрагимовича, которые сыграли важную роль в фильме. В первую очередь, это Энди ван дер Мейде. Он, в своём роде — отражение Златана. Или тот же Мидо. Он тоже был плохим парнем. Они оба были плохими парнями, и это одна из причин, по которой они не стали звёздами. А Златан — плохой парень, который стал суперзвездой. У него есть не только талант и характер, но и самодисциплина.

Я очень рад, что нам удалось встретиться с Мидо в Каире. Он был очень откровенен, особенно когда речь зашла о том случае, когда он бросил ножницы в Златана в раздевалке. Мидо сказал, что ему до сих пор стыдно за это. Когда мы с братом закончили этот фильм, мы сказали: «Это чудо!». Хотя, мы всегда так говорим….

Златан Ибрагимович | Источник: Чемпионат.com



 — Есть ли шанс дождаться сиквела? Фильма, который будет посвящён полной карьере Ибрагимовича?
— Думаю, это невозможно. Скорее, такой фильм сделает сам Златан. И это естественно, ведь суперзвёзды хотят контролировать то, что о них говорят. Посмотрите на документальный фильм о Криштиану Роналду — он же снят под полным контролем футболиста. И если кто-то захочет делать больше кино о карьере Златана, тот потребует контроля над процессом.

А мы делаем независимое кино. Для нас с братом важно иметь возможность снять фильм именно так, как хотим мы. Понимаете, у всех есть скелеты в шкафу. Мы хотим их показывать. Нам не нужно, чтобы над нами стоял представитель игрока, который будет говорить: «Так, это включать нельзя».

 — Можно сказать, что вы были полностью независимы в работе над фильмом? То есть, ни Златан, ни его агенты никак не пытались влиять на сюжет, какие-то мнения, другие детали?
— Именно так. Два года назад мы проинформировали представителей Ибрагимовича о том, что начинаем работу над документальным фильмом о нём на базе наших материалов, и что это будет независимый проект. Мы также сказали, что не собираемся беспокоить Златана, следить за ним и тому подобное.

К счастью, у нас было его согласие, которое Златан дал на съёмки в 18 лет: следовательно, мы могли использовать весь материал, который собрали за тот период. Он тогда разрешал снимать его постоянно, и материала оказалось очень много. Вообще-то он довольно закрытый человек. Я знаю, что у него есть семейные секреты, о которых он не будет говорить. Например, о проблемах его отца с алкоголем. Но тогда, когда ему было 18 лет, он приглашал нас к себе домой, а у него в гостях побывали очень немногие.

 — Как Златан прокомментировал итоговый вариант фильма?
— Он не сделал публичных заявлений. Один из его представителей видел фильм и отозвался о нём положительно. Думаю, рано или поздно Златан обязательно выскажет своё мнение об этом фильме. Я уверен, что он увидит, что мы сделали его с уважением и любовью. Может быть, ему не всё понравится, например, появление его бывшей девушки. Он женат, и не любит упоминания о прошлых отношениях. Но для нас было важно показать эту девушку, потому что это ещё одна точка зрения на Златана. На то, каким он бывает, когда влюблён.

 — Как вы думаете, Златан посмотрел фильм?
— Я бы предположил, что да. Даже так: он может сказать, что не смотрел, хотя на самом деле посмотрел.

 — Какой ваш любимый момент в фильме?
— Когда Златан защищает Мидо. Его выгнали из «Аякса», и Златан был единственным, кто стал его защищать перед журналистами. Когда он спросил: «А ты никогда не совершал ошибок? Просто ты — всего лишь журналист, поэтому твои ошибки никого не волнуют». Это многое говорит о личности Златана.

 — О каком ещё футболисте вы бы хотели снять документальный фильм?
— Когда речь заходит о футболе, я превращаюсь в ребёнка. Меня захватывают эмоции, и мне трудно рассуждать. Конечно, я бы хотел сделать фильмы о многих других игроках. Но, если задуматься, это должны быть интересные истории, а не просто фильмы про то, что какой-то футболист хорошо играет. Поэтому Месси мне не интересен. Он приятный парень, а ещё лучший футболист в истории.

 — Но вам интересен, например, Балотелли?
— Конечно, да! О нём можно снять невероятную историю, а я предпочитаю делать проекты с захватывающей историей. Поэтому я бы с удовольствием сделал фильм о Зидане. Правда, о нём уже есть документальное кино, но я его поклонник, и сделал бы ещё один фильм, просто, чтобы с ним пообщаться!

Златан Ибрагимович | Источник: Чемпионат.com