Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/football-foreign/24774220/
8 февраля 2016, 14:04 | Футбол: Зарубежный | Vesti.kz

Юрий Уткульбаев: Год для «Актобе» будет непростой

Главный тренер «Актобе» Юрий Уткульбаев в интервью пресс-службе клуба рассказал об особенностях работы на сборах, отметил роль Самата Смакова и объяснил задачи своих ассистентов.

Также он рассказал об уходе Юрия Логвиненко и планах на сезон. Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

— Юрий Анварович, стало ли своеобразным вызовом для Вас приглашение возглавить «Актобе»?

— Да, конечно. Думаю, что это такой момент, который должен показать, готов ли я двигаться дальше, что-то поменять, выйти на более «взрослый» уровень, или та работа, которая была у меня до этого — основное мое призвание.

— Расскажите о своих помощниках. Тренерский штаб команды значительно обновился в этом сезоне.

— Константин Васильевич Деменко — один из моих помощников. Он сам из Нальчика. Долгое время играл в Набережных Челнах, там и остался, женился, работал в структуре футбольного клуба «КАМАЗ», в самарских «Крыльях Советов». Я пригласил его в «Рубин-2», и мне понравилось с ним работать. Он — хороший специалист, хороший помощник, футбольный человек.

Олег Михайлович Нечаев — один из лучших бомбардиров казанского футбола, играл в «Роторе», когда волгоградский клуб играл в еврокубках. Очень известный в Казани человек. Сначала работал в селекционном отделе, потом перешел на тренерскую работу. Сергей Викторович Чекмезов — тренер по вратарям. Человек очень известен в футбольных кругах, играл за тот «Кайрат», который выступал в высшей лиге чемпионата СССР. Это о многом говорит. Ну, Алексея Викторовича Косолапова вы знаете сами.

— Перед прошлыми сборами Вы говорили, что рассчитываете к началу вторых УТС процентов на 80 определиться с составом. Есть ли такая определенность? Можно ли уже сейчас назвать какие-то конкретные фамилии?

— Я говорил, что хотелось бы на вторые сборы поехать, имея процентов 80 игроков, которые останутся в команде. Но, как говорят, хочешь насмешить Бога, расскажи о своих планах. Пока планы не выполнены. В лучшем случае у нас процентов на 50 команда формируется. Надеемся, что выбор у нас будет, и мы соберем на этих сборах боеспособный коллектив.

— Времени до старта чемпионата совсем немного. Если предположить, что состав сформируется, хватит ли времени сыграться и удачно начать сезон?

— Просто не будет быстро сыграться, конечно. Бывает, два-три человека добавляются и сыграться не могут. А тут — представляете, процентов на 95 будет новый коллектив. Даже те, кто остались, не играли ведущие роли. То есть ни костяка команды как такового с прошлого года не осталось, ни системообразующих футболистов. Можно сказать, собираем команду с чистого листа. Конечно, необходимо время, чтобы донести свои идеи, свои принципы видения игры. Не думаю, что к первому туру мы будем выглядеть сбалансированно. Но будем постепенно наигрывать состав и связи, прибавлять в течение сезона.

— По линиям. Можете ли Вы сказать, что есть ясность с какими-то линиями — обороной, центральной осью и другими?

— Нет. Пока только фрагменты линий.

— Отдельный вопрос по вратарям: достаточно ли квалифицирована для «поста № 1» та молодежь, которую Вы просматривали и просматриваете на сборах?

— Ну, мастерства у них пока недостаточно. Мы надеемся на нашего тренера по вратарям, что он с ними будет интенсивно работать и уровень их вырастет. Но все равно мы ведем поиски, и я думаю, люди появятся. А там в конкурентной борьбе посмотрим, кто более достоин встать в ворота. Сказать, что наши молодые вратари уступают всем, нельзя. Да, есть ошибки, но сказать, что там пропасть — тоже нельзя.

— Правда ли, что приглашенный Вами на сбор специалист по общей физической подготовке Вольфганг Штрауб был, мягко говоря, удивлен низким уровнем функциональной готовности игроков «Актобе»? И речь шла обо всех футболистах или только игроках дубля? На нынешних сборах его не будет?

— Да, был удивлен. Специалист, который работал в системе «Рубина» несколько лет, думает, что уровень игроков клуба Премьер-лиги Казахстана должен быть выше и сами игроки должны быть более умелыми и выносливыми, чем игроки молодежной команды «Рубина», где он последние два года работал. Но надо учитывать, что мы постепенно приводили казанских ребят к хорошим физическим кондициям, в том числе и с его помощью. И говорить, что в нашей команде очень низкий уровень — не скажешь. Потому что просто много было новых людей, незнакомых с новыми упражнениями и требованиями. Да, хотелось бы, конечно, чтобы ребята могли больше. Но я думаю, что это не столько их вина, сколько беда общая наша. Потому что ну не велось такой работы, которую Вольфганг проводил, в этом клубе, не велось с этими ребятами в других клубах. Думаю, если ребятам постоянно эту работу давать, они будут к ней готовы. Тут дело такое — просто надо работать. Сначала научить этим заниматься, привить им вкус к этому, а потом уже с них спрашивать.

— Отдельный вопрос по капитану «Актобе». Удалось ли добиться взаимопонимания с Саматом Смаковым и донести до него свои идеи?

— У нас с Саматом никаких проблем нет — ни в плане взаимоотношений, ни в плане выполнения каких-то требований. Это профессионал. Мы примерно прикинули тренерским штабом, чтобы никому обидно не было, что капитаном будет тот игрок, который больше всего провел игр за клуб. Это практикуется в Европе. Если такой принцип провозглашать, то ни у кого не должно быть обид и вопросов ни у кого. Думаю, в ближайшее время никто не сможет составить конкуренцию Самату. Мог это сделать Логвиненко, наверно, если бы он остался. Но на прошлых сборах, когда мы ему попытались дать капитанскую повязку, то Юра вручил ее Смакову. Но я думаю, что тут дело даже не в повязке. Думаю, к Самату, учитывая его статус и опыт, прислушивались бы и без капитанской повязки. А по капитану, чтобы все-таки «соблюсти протокол», решим на собрании команды уже ближе к началу чемпионата.

— С Юрой Логвиненко было бы спокойней. Согласитесь?

— Конечно! Насколько я знаю, руководство клуба старалось оставить его в команде. Но это футбол. Я бы хотел, чтобы Логвиненко остался. Но еще на прошлых сборах сказал Юре, что приму и буду уважать любое его решение. Главное, чтобы он озвучил его заранее. И вот теперь я точно знаю, что на него мы не сможем рассчитывать. Значит, будем искать человека на его позицию.

— Что скажете о нынешних сборах? Какие цели и задачи поставлены?

— Пришлось немного поменять планы. Цели были наиграть состав, а сейчас, получается, цель — найти футболистов. То есть заняты больше просмотром. Параллельно будем готовиться, конечно, с теми, кто у нас есть, с кем уже мы для себя определились. Контуры команды уже есть, но придется заниматься этими двумя параллельными задачами — и просмотреть игроков на позиции, которые нам необходимо заполнить, и готовиться к сезону через тренировочный процесс, через игры. Многое придется ребятам рассказать. Путем проб и ошибок будем двигаться.

— Тренер Уткульбаев — диктатор или демократ? Кнут или пряник используете? Или, может, сочетаете и то, и другое?

— Во всем, что касается спортивной составляющей, я — жесткий тренер. Есть вещи, которые на поле должны выполняться именно так, как мы, тренерский штаб, сказали. Если в атаке какие-то варианты возможны — там все-таки больше импровизационных, ситуативных моментов, то касаемо обороны — игроки должны делать то, что мы говорим. Никаких вариантов там не должно быть. Команда должна быть дисциплинирована. По крайней мере, мы к этому стремимся. Другое дело — как это преподносить. Есть человек, который после того, как ему «напихаешь», проснется, а другой — забудет все, что до этого мог. Мы в первую очередь стараемся донести до ребят понимание, что они делают, для чего они делают. Не напугать, а сделать их своими союзниками. Диктатором меня трудно назвать. А вот в семье я жесткий. А тут как диктатурой что-то заставить делать? Это надо убедить, чтобы они костьми ложились на поле за команду, за город. Никакая диктатура, мне кажется, такого не достигала.

— С игровым аспектом понятно. Во вне игровое время футболист может к Вам прийти просто поговорить, спросить мнения или совета?

— Ну, во-первых, я не один здесь. Действительно, бывает так, что игрок стесняется. Есть тренерский штаб, медицинский персонал, администрация. Мы все должны быть нацелены на то, что футболисту должно быть комфортно, чтобы он чувствовал себя здесь как дома. Понятно, что мы за него многие проблемы будем пытаться решать, ограждать от проблем, помогать всячески, чтобы он думал только об игре. Но те, кто меня знает, никогда не получали отказа в разговоре, совете. Я с футболистами всегда откровенен и честен. Если я вижу, что футболист будет играть мало, я ему так и говорю об этом, аргументированно объясняя. И никогда обманывать игрока не буду, говоря, что он в порядке, а за глаза говорить, что он никакой. Я стараюсь быть честным с футболистами и на поле, и на тренировках, и в жизни.

— В Актобе очень требовательный и разбирающийся в футболе болельщик, который трепетно относится к команде, любит ее и сейчас, в очень трудное время, с тревогой ожидает нового сезона. Что Вы им можете сказать или, может, обнадежить?

— Сейчас переломный момент для клуба. Год будет непростой. Мы в облаках не витаем. Понимаем, что составить конкуренцию ведущим клубам Казахстана нам будет тяжело. Но я могу заверить наших болельщиков, что мы будем работать 24 часа в сутки, я имею в виду тренерский коллектив. Сделаем все для того, чтобы команда была организованной. Громких заявлений делать не хочется, но будем стараться. Думаю, команда с первой и до последней минуты будет играть и стремиться к победе.

Пожелать хочется нам всем терпения — и тренерам, и футболистам, и болельщикам, потому что мы не волшебники, честно хочу сказать. Придя и давая здесь громкие обещания, мы не станем от этого лучше в футбол играть. Надо создать коллектив. Вы же видите, 90−95 процентов игроков прошлого состава не осталось. И взаимопонимание на поле надо найти, и по-человечески притереться, и чемпионат нам незнакомый — много факторов, «сбивающих» создание команды, коллектива. Сейчас некоторый пессимизм присутствует, но он, я считаю, оправдан. Кто реально смотрит на вещи, кто не ура-патриот, тот должен реально понимать, что впереди сложный сезон и с такими традициями тяжело опускаться ниже определенного уровня. Это я очень хорошо понимаю.

В одной из бесед с журналистами в Актобе я говорил, что задачи красивой игры, результата, чтобы играли местные — иногда они просто взаимоисключающие. И это надо решать постепенно, шаг за шагом двигаться. Будем стараться решать вопросы и проблемы по возможности. Соберем сейчас коллектив, будем им играть. Хватит терпения у нас, у руководства, у болельщиков — будем работать. Нет — ну что, жизнь такая. Тут никаких обид и обвинений быть не может.

Мы знали, куда идем. Болельщики хотят и красивой игры, и побед. Я слышал, что даже когда команда выигрывала с минимальным счетом, многим, которые привыкли к крупным победам, это не нравилось. Но это футбол. Сейчас никого просто так не обыграешь. Вон, «Валенсия» 0:7 проиграла, хотя команда с традициями. И вроде знают, против кого играют, как с этим соперником играть, и тем не менее столько пропускают. Бывает, что и гранды проигрывают в кубковых матчах командам из нижних дивизионов, потому что не настраиваются должным образом на матч. Отдельно взятый матч может выиграть любой, а вот дистанцию пройти — это показывает, чего стоит команда, как она играет. Мы постараемся сделать все от нас зависящее, чтобы и игра была привлекательна для болельщиков, и результат был достойным.

— Возвращаясь к первому вопросу. Когда поступило предложение возглавить «Актобе», вспоминали о финале Кубка Содружества?

— Конечно! Тогда все получилось неожиданно. Нам сказали за полмесяца до турнира, что будем играть. И, конечно, тогда и предположить не мог, что когда-то, спустя шесть лет, пригласят в тот клуб, с которым мы играли в финале турнира. Просто хочется побеждать в каждом матче, вынести какой-то опыт, исправить предыдущие ошибки. То, что сейчас пригласили, не обижая другие клубы, скажу, что «Актобе» не просто клуб с традициями и трофеями. Это — марка казахстанского футбола. И сто раз такие предложения не поступают. Согласился, не задумываясь. Все было несколько неожиданно. Честно говоря, тогда весь масштаб работы в то время не оценивался реально — что есть в клубе, что предстоит сделать. Конечно, надеялся, что кого-то из игроков сохранят, но видите, как все получается.

— Но назад пути уже нет…

— Конечно, нет! Не жалеем ни в коей мере, что согласились приехать. Просто понимаем, что работу надо немного поменять и определять путь, по которому нам надо будет двигаться. Это тоже опыт. Но мы здесь не для того, чтобы попробовать, а для того, чтобы сделать. Думаю, у нас получится.

— И несколько слов о своей семье, о своих главных болельщиках.

— Мой главный болельщик — моя супруга Лиля. Она меня всегда поддерживает, еще с тех времен, когда я играл. В этом году летом мы справим серебряную свадьбу. Есть сын. Он уже взрослый и вполне самостоятельный. Но не забывает про нас.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Зарубежного футбола

Почему глава облспорта Актобе дал Васильеву зарплату 4 миллиона тенге

Зимой 2016 года глава облспорта Маханов заявлял, что зарплата Васильева — 350 тыс. тенге. Антикоррупционщики к концу года выяснили, что гендиректор «Актобе» получал по 4 млн. Следствие видит корыстный умысел в столь значительном увеличении оклада.
Новости Mail.Ru