Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 апреля 2015, источник: Чемпионат.com

Как живётся в «Барселоне» россиянину Амиру Натхо

Наш спецкор разыскал в Барселоне единственного российского игрока в системе одноимённого клуба Амира Натхо и обстоятельно с ним побеседовал.

— А поехали «Барселону B» посмотрим, — предложение Амира прозвучало сколь неожиданно, столь и заманчиво. Мне и на высшей испанской лиге бывать не приходилось, а тут — Сегунда. Экзотика, колорит!

— А давай! — без раздумий согласился я. Когда ещё такая удача выпадет?! Там, на трибуне «Мини Эстади», с которой открывается вид на древний, величественный «Камп Ноу», мы и поговорили. Заодно задорный футбол посмотрели и порадовались за дублёров «Барсы», оборвавших 11-матчевую серию без побед. Совместили приятное с полезным.

«Бердыев меня ещё в молодёжном составе «Академии» видел»
— Амир, твоя история похожа на сказку. Поделись опытом: как из Майкопа попасть в «Барселону»?

— Я в Майкопе играл до 12 лет, потом в тольяттинскую «Академию» переехал. Там провёл два с половиной или три года. Был на сборах «Рубина»: благодаря Бибрасу Бердыев знал моего отца и через него предложил мне потренироваться с ними. Прошёл сборы в Турции и Австрии. Набрался опыта — уровень команды тогда очень приличный был! Посмотрел, что это, как это. Там меня и приметил агент Леонид Истрати. Начали общаться, сотрудничать, и на каком-то этапе появился вариант с «Барселоной». Но прежде я вернулся на родину и ещё поиграл во второй лиге за «Дружбу».

 — Каково было совсем зелёному мальчишке рубиться во второй лиге со здоровыми мужиками?
— Конечно, сложно в 15 лет перейти из детского футбола во взрослый. Совсем другая игра. Но потихоньку втянулся — куда было деваться? После третьего-четвёртого матча полегче стало. Год отыграл в Майкопе, окреп физически.

 — По ногам во второй лиге крепко бьют?
— Лупят, а что поделаешь? Играют-то за деньги. Но в «Дружбе» тоже были опытные ребята — подсказывали, помогали. Ну и отец всегда рядом был.

 — По стране изрядно поколесил?
— С «Академией» где только не был, и не только в России. Раза четыре в год выезжали на международные турниры за границу. Голландия, Испания — везде были. Играли с «Челси», со сборной Бразилии во Франции. Много матчей хороших вспоминается. И практически никому не уступали: часто побеждали, вничью играли. Это был полезный опыт.

 — В «Рубин» на просмотр тебя с подачи Бибраса позвали?
— Нет. Бердыев меня ещё в молодёжном составе «Академии» видел. Мы играли в Казани, «Рубин» приезжал в Тольятти. Видимо, приглянулся Курбану Бекиевичу. Да и заочно он, наверное, обо мне знал — через отца.

 — Примерно тогда же Бердыев под впечатлением от магической «Барселоны» Гвардиолы начал учить «Рубин» играть по-новому. В чём это заключалось?
— Так я же не знал, как построен процесс в «Барселоне». Сейчас понимаю, что некоторые упражнения Бердыев действительно позаимствовал у «Барсы».

 — Например?
— Держание мяча на ограниченном пространстве. Игра в касание. На самом деле много было вещей, которые я впоследствии встретил в «Барселоне».

 — У тебя с Бердыевым какое-то общение происходило?
— На сборах беседовали.

 — Что говорил, советовал — помнишь?
— Показывать всё, что могу, и не нервничать. Более обстоятельно тренер общался с отцом — подсказывал, что дальше делать и как. А папа уже мне передавал информацию.

 — Почему не остался в Казани?
— Если бы остался, то, скорее всего, тренировался бы с основой, а играл за дубль. Кто же поставит несовершеннолетнего мальчишку на Премьер-Лигу — ещё и за такой амбициозный клуб, как «Рубин»? Не знаю, кем надо быть, чтобы в 15 лет такой чести удостоиться. Придумали другой вариант: годик повариться во второй лиге. Это то, что мне тогда нужно было, чтобы более или менее плавно перейти из юношеского футбола во взрослый.

 — Теперь-то, наверное, не жалеешь, что не задержался в Казани?
— Нет, конечно. Чего жалеть? Всё идёт по плану, как и надо.

«Ума не приложу, что бы я делал без Корнеева»
— Что собой представлял просмотр в «Барселоне»?

— Приехал, потренировался с молодёжной командой неделю-две. На меня должны были посмотреть, чтобы понять, какой контракт давать, на сколько. В итоге предложили на три года.

 — Кто-то ещё параллельно с тобой проходил смотрины?
— А тут нет такого, чтобы каждый месяц кто-то приезжал, кого-то просматривали. Максимум один человек в год добавляется в команду со стороны. Попасть сюда намного тяжелее, чем играть здесь.

 — Иными словами, мальчику с улицы вход в «Ла Масию» заказан?
— Практически да. Нереально. Одного моего желания попасть в «Барсу» было бы мало. Очень Истрати помог. Игорь Корнеев оказывал поддержку. Всех подробностей не знаю, но думаю, что к мнению единственного русского игрока в истории клуба в «Барселоне» прислушиваются.

 — В чём его содействие заключалось?
— В организационных вопросах. Встретил меня по приезде, всё объяснил, переводил. Ума не приложу, что бы я здесь делал без Корнеева. Ни языка, ничего же не знал.

 — Корнеев постоянно в Барселоне находится?
— Нет, иногда приезжает на пару-тройку недель, а так живёт в Москве вроде бы. Когда прилетает, звонит, встречаемся.

 — Когда узнал, что зачислен в «Барсу»?
— Примерно через неделю после моего приезда Корнееву сказали: всё отлично, подписываем контракт.

 — С партнёрами как поначалу общался? На языке жестов?
— Даже не знаю как, но общался (смеётся). Тут английский даже не в ходу — всё на испанском. На вторую неделю мне наняли репетитора — женщину из Киева. Буквально сразу засел за язык. Шесть занятий в неделю по полтора часа каждое. В таком режиме занимался полгода, потом снизили нагрузку. Недавно окончил курс.

 — До этого говорил по-английски?
— Ну так, на базовом уровне. Школьная программа.

 — По-испански быстро заговорил?
— На самом деле не очень сложный язык. Основные фразы за два-три месяца усвоил. Через год более или менее свободно заговорил. Не могу сказать, что знаю язык в совершенстве — для этого нужно лет шесть тут прожить. Но всё, что мне надо, понимаю и могу сам сказать. Для клуба это принципиальный момент: игрок должен знать язык, чтобы лучше понимать требования и философию «Барселоны».

 — Полностью адаптировался в новой среде?
— Да, конечно. Уже и город хорошо знаю. Всё-таки почти два года здесь. Я же полгода только тренировался — до 18 лет клуб не может контракт с игроком подписывать.

«Грустно было, скучал…»
— У тебя «саньера» есть?

— Что?

 — Флаг Каталонии.
— Нет.

 — Ничего, значит, на балконе не вывешиваешь в дни разнообразных празднеств?
— Я российский флаг хотел повесить. Не нашёл. Надо будет привезти из дома.

 — Каталонский язык не думал учить?
— Не, испанского хватит.

 — Достопримечательности уже все обошёл?
— В первый месяц ещё.

 — Летом на Рамбле русская речь отовсюду звучит.
— Точно. Ощущение, будто в России, а не в Испании находишься.

 — Где сейчас обитаешь?
— На квартире, четыре-пять минут пешком от базы. Клуб снимает жильё. Хочешь — ешь дома. Я предпочитаю питаться на базе.

 — Одному вдали от дома очень трудно?
— Первые два-три месяца, без языка, было безумно сложно. Но ко всему привыкаешь. Сейчас уже освоился.

 — Тоска по дому не заедала?
— Как без этого. Конечно, хотелось домой, в Россию. Туда, где родные, друзья. Но я понимал: чтобы добиться успеха в футболе, надо чем-то жертвовать.

 — То есть мысли всё бросить и уехать ни разу не возникало?
— Грустно было, скучал. Но до такого не доходило. Отец приезжал, помогал.

 — А мама сильно переживает — как там сын на чужбине?
— Как раз к этому все давно привыкли — ещё с тех пор, как в Тольятти играл.

 — Двоюродный брат что-то советовал?
— Да что тут советовать? Нужно играть в свою игру и делать всё, что можешь. Это и так понятно.

 — В гостях у тебя Бибрас был?
— Нет ещё. Как он приедет, если каждую неделю матчи? Не клуб — так сборная. Некогда ему.

 — Бибрас действительно набожный человек?
— Да, очень.

 — По-русски свободно говорит?
— Практически чисто — всё-таки четыре года в «Рубине» отыграл, почти год — в ЦСКА.

 — Я почему спрашиваю — с нашим братом Бибрас неохотно идёт на контакт.
— Со мной он по-русски общается нормально. Бибрас семейный, скромный парень. Две вещи для него превыше всего — семья и футбол.

«Иньеста сказал: «Давай, спокойно»
— Помнишь день, когда впервые увидел Месси вблизи?

— На тренировке. Бегал с ним…

 — Так сразу?!
— Меня до подписания контракта два или три раза подключали к занятиям основного состава. Там и увидел его.

 — Тата Мартино был тренером?
— Да, он.

 — Дыхание при виде Лионеля не спёрло?
— Первые минут пять — да, колотило. Неймар, Месси… Как не разволноваться?! Но постепенно успокоился.

 — Каким оказался Месси при ближайшем рассмотрении?
— Я с ним прямо так не общался. По-моему, обычный парень. Живой человек. С нашей планеты.

 — Он действительно молчун?
— Не то чтобы молчун, скорее скромный просто.

 — Не такой весельчак, как Неймар?
— Да там все могут пошутить. Видно: команда дружная.

 — Общался с кем-то из великих?
— На тренировке со всеми за руку здоровался. Hola, hola (Привет, привет. — Прим. ред.). Иньеста сказал: «Давай, спокойно». Более тесного общения не было и быть, наверное, не могло — мы же пару раз всего виделись.

 — Ты понимал, что эти тренировки — пускай шикарный, но всё-таки аванс?
— Естественно.

«Луис Энрике иногда приходит на наши игры»
— Как проходит твой обычный день?

— Ничего такого. Тренировка — обед — урок испанского (до недавнего времени) — дом. Вечером могу в кафе зайти поужинать или на базу.

 — Как построен тренировочный процесс?
— Все работают в одном ключе. «Тики-така»…

 — А тебе не кажется, что первая команда как раз таки отходит сейчас от фирменной «тики-таки»?
— Может быть, раньше больше было контроля мяча. Но не мне это оценивать.

 — За руку тренеры водят футболистов — для лучшего усвоения тактических нюансов?
— Конечно. После каждой игры — разбор. После матча — тоже. Всё показывают на видео, объясняют, куда двигаться, как перестраиваться.

 — Тренировки проходят в разное время с первой командой?
— Как правило — одновременно. С утра все съезжаются на базу.

 — И захочешь — не посмотришь занятие основы?
— А что смотреть? Тренировочный процесс один и тот же. Это болельщики смотрят, а нам работать нужно.

 — Неужели не подмывает заглянуть, как корифеи тренируются?
— Мы каждый день видимся. Привыкли уже.

 — Как тебе Суарес?
— В «Барселоне» плохих нет… Классное трио подобрали. Может быть, лучшее в мире сейчас.

 — Ты по позиции ближе к Иньесте или к Хави?
— Играю атакующего полузащитника — выходит, ближе к Иньесте. Хави глубже действует, больше в пас играет. А я люблю с мячом побегать.

 — Луис Энрике заглядывает на ваши матчи?
— На игры иногда приходит. Для них молодёжь важна, чувствуется внимание.

 — А простой люд на матчи ходит?
Две-три тысячи человек стабильно собирается.

 — Эти матчи где-то транслируются?
— По «Барса-ТВ». Юношескую Лигу чемпионов «Евроспорт» показывал.

 — Родня смотрит?
— В основном отец смотрит, когда возможность есть. Всё-таки у него тоже работа. Бывает, что-то рекомендует.

«Я в России чувствую себя как дома. Там мне комфортно…»
— Какой у тебя здесь ближайший круг общения?

— В команде есть пара пацанов, с которыми общаюсь больше, чем с другими. Знаю нескольких ребят из Краснодара. Студенты, учатся здесь.

 — С Денисом Черышевым не поддерживаешь связь?
— Лично не знакомы — не было случая.

 — Обратно, в Россию, сейчас меньше всего хотелось бы возвращаться?
— Почему? У меня нет такого предубеждения, мол, в Россию ни ногой. Надо думать, что будет лучше для меня в плане развития. А страна не имеет существенной разницы.

 — Но всё-таки «Барселона»…
— «Барселона» — приоритет, это понятно.

 — Какие матчи из сыгранных в гранатово-синей футболке отпечатались в памяти?
— В молодёжной Лиге чемпионов были запоминающиеся игры — с «Аяксом», с «ПСЖ», с АПОЭЛ. Хорошие команды, уровень приличный. На Кипре даже гол забил. 1:2 «горели» за 20 минут до конца, притом что нас даже ничья не устраивала. Но повезло — забили два и прошли в следующий раунд.

 — Молодые российские футболисты всё чаще едут играть на Запад. Это уже своего рода тренд или стечение обстоятельств?
— Не то чтобы тенденция, но и не совпадение. Приходит осознание, что и за границей можно неплохо играть. Я думаю, они правильно поступают. Чем больше едут, тем лучше. В том числе для сборной в контексте чемпионата мира.

 — На матчи первой команды ходишь?
— Когда билеты дают — хожу. Обычно по центру на втором ярусе сидим. Последний раз на «Пари Сен-Жермен» был — не в четвертьфинале, а на групповой стадии.

 — Впечатления какие от «Камп Ноу»?
— Первые — просто шикарные. Такая громадина — 100 000 людей! Классная атмосфера. Сейчас уже привык. Обещают, что после реконструкции стадион будет ещё круче.

 — У тебя уже персональные болельщики появились?
— Если только в России. Друзья там, родственники. Девушки (улыбается)… А тут — так, узнают иногда. Всё-таки игры показывают по телевизору.

 — Дома часто бываешь?
— Раза три в год максимум. Хотелось бы почаще.

 — Ещё не чувствуешь себя в Испании как дома?
— Я в России чувствую себя как дома. Там мне комфортно.

 — Отпуск — только в Краснодарском крае?
— Да. Все друзья, родня — в Краснодаре и Майкопе. Просто находиться с ними, общаться — ничего больше не надо.

 — Сколько маек «Барселоны» обычно везёшь в отпуск?
— Конечно, всем хочется, все просят. Сколько могу, беру. Сейчас на три дня ездил — шесть-семь штук привёз. Приятели ходят в футболках «Барсы» по городу. Все сразу понимают: друг Натхо пошёл (смеётся).

«Надеюсь, ещё встретимся с Бибрасом в одной команде»
— Хотелось бы когда-нибудь с братом сыграть?

— Ещё бы! В товарищеских играх на сборах «Рубина» мы пересекались: я выходил на замену, когда Бибрас был на поле. В спарринге с «Шахтёром» обменялись передачами, провели пару комбинаций. Надеюсь, ещё встретимся в одной команде. С таким распасовщиком одно удовольствие играть! Любую передачу исполнит — куда попросишь.

 — Кого из коллег по амплуа в РФПЛ выделишь?
— Думаю, Данни. Нестандартный игрок, может взять инициативу на себя. Его позиция — свободный художник — мне близка. Ерёменко тоже хорош.

 — Ерёменко всё-таки более тягучий футболист.
— Да, но он тоже не приклеен к одной позиции: то там окажется, то сям. Может искать мяч, где захочет. Мне такая игра по душе. Но чтобы на такой позиции играть, нужно быть мастером, конечно.

 — Полагаю, «Краснодар» для тебя тоже был бы не худшим вариантом?
— А я там уже был, кстати. Тренировался перед «Барселоной». Всё понравилось, но в итоге решили, что на данном этапе мне полезнее будет за границей поиграть. А в перспективе — почему нет? Команда новая, перспективная. Всё делается для футбола…

 — Вот только молодёжи в составе не наблюдается…
— Перед клубом стоят высокие цели, поэтому ставка делается на опытных игроков. В Европе к молодёжи больше доверия. А в России всем нужны очки — лидерам, аутсайдерам, середнякам. Мало кто рискует. А я считаю, что надо больше своим ребятам доверять. Ну ошибётся раз-другой — и что? Зато потом наберётся опыта и станет лучше. А если не ставить и не доверять — о каком прогрессе можно говорить?