Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/football-euro/25815275/

Украинцы на Евро. 1960. Юрий Войнов

Вспоминаем о единственном украинском чемпионе Европы.

Вспоминаем о единственном украинском чемпионе Европы.
Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

Сегодня UA-Футбол начинает цикл материалов, посвященных украинским участникам финальных частей чемпионатов Европы. Конечно, охватить всех и сразу за такой короткий промежуток времени будет сложно. Поэтому попробуем зацепить как минимум по одному человеку, с каждого континентального форума отдельно взятого.

Отдельными материалами вспомним, конечно, тех, кто не дожил до наших дней. Речь о серебряных призерах Евро-1968 Владимире Капличном и Владимира Левченко, финалистах Евро-1972 Евгении Рудаковае, Викторе Колотове, Эдварде Козинкевиче и их тренере Александре Пономареве, а также представителе серебряной команды Валерия Лобановского образца 1988 года Иване Вишневском. С другими же героями чемпионатов Европы обещаем эксклюзивные интервью.

А начинаем цикл с единственного украинца, которому удалось стать чемпионом Европы. Юрий Войнов родился в поселке Калининском под Москвой, однако перейдя в 24-летнем возрасте в команду киевского «Динамо», еще с тех времен идентифицировался как представитель Украины. Юрия Николаевича не стало 22 апреля 2003-го. Эта статья подготовлена ​​на основе воспоминаний тех, кто играл и тренировался рядом с Войновым. Отдельных собеседников тоже с нами, к сожалению, уже нет. Перепетии же чемпионского Евро-1960 можем отобразить устами самого футболиста. Благо, в 1962-м он оставил воспоминания в автобиографической книге «На футбольных меридианах».

Юрий Войнов.

Родился 29 ноября 1931 года в поселке Калининское Московской области — умер 22 апреля 2003 года в Киеве Полузащитник
Рост — 174 см, вес — 72 кг.

Игровая карьера.

1949−1950 — команда завода имени Калинина, Калининград (класс Б)
1951−1955 — «Зенит» Ленинград
1956−1964 — «Динамо» Киев
В высшей лиге чемпионатов СССР — 268 матчей, 26 голов. В Кубке СССР — 16 матчей
В составе сборной СССР (1954−1955, 1957−1960) — 26 матчей, 5 голов.

Титулы.

Чемпион Европы-1960,
чемпион СССР-1961, вошел в символическую сборную ЧМ-1958.

Тренерская карьера.

1963 — «Динамо» Киев (ассистент)
1964−1967 — «Черноморец» Одесса
1967−1969 — «Судостроитель» Николаев
1969−1970 — «Шахтер» Донецк
1972−1973 — «Металлист» Харьков
1976−1977 — СКА Киев
1978−1979 — «Судостроитель» Николаев
1992 — «Темп» Шепетовка Государственные награды Орден «Знак почета» (1960), заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украины.

Основы.

Войнов появился в Киеве в 1955 году. На тот момент 24-летний бывший полузащитник ленинградского «Зенита» уже был игроком сборной СССР. Не странно, что переманить Юрия к себе желали все московские клубы. Но Войнов избрал украинскою столицу. В первую очередь, по совету врачей, порекомендовавших лечить хронический бронхит, сменив климат. Впрочем, в Белокаменной это отказывались понимать. Войнова пугали дисквалификацией, но повода для нее не было. «Месть» получилась специфической: новоиспеченного киевлянина не включили в состав сборной СССР для участия на Олимпиаде-1956, где советская команда в итоге добыла золото. А ведь на тот момент Войнов считался одним из сильнейших полузащитников в Союзе. Особенно эффективно срабатывала его связка со спартаковцем Игорем Нетто.

1957-й. СССР — Венгрия. Юрий Войнов пытается обыграть Михая Янчика.

«Юра быстро прижился у нас в Киеве, — вспоминал партнер по “Динамо” 50-х Михаил Коман. — Признаюсь, мне всегда было неудобно играть против Войнова. В “Зените” он действовал на правом фланге, а я в “Динамо” всегда был левым инсайдом. Так вот Юрка благодаря своей чрезвычайной выносливости носился без устали от одной штрафной площади к другой. Он практически не останавливался на поле, постоянно был в движении. А еще обладал убийственным ударом с правой ноги (правда, левая у него “хромала”). Вратари команд соперниц дрожали, когда мяч в 30-ти метрах от ворот оказывался в ногах у Войнова. Ведь зафиксировать мяч намертво после такой “пушки” чрезвычайно сложно. Конечно, лучше с таким игроком быть в одной команде. Я ведь очень любил сыграть на добивании. Смотрю, Войнов удар готовит — и сразу делаю рывок в штрафную. Немало голов провел, именно добивая мяч в сетку, когда вратари не удерживали его после выстрелов Юры».

После Олимпиады-1956 Войнова таки вернули в сборную СССР. И не прогадали. Юрий блистательно провел чемпионат мира-1958. Несмотря на то, что команда прекратила свое выступление в Швеции после поражения от хозяев на стадии четвертьфинала, специалисты включили Войнова в состав символической сборной турнира, что хоть и удивило самого игрока, но стало справедливым вознаграждением за рациональные действия в середине поля. А два года спустя динамовец помог сборной СССР добыть единственное в ее истории золото чемпионатов Европы.

Подножие.

Слово самому Юрию Войнову, воспоминания которого в книге «На футбольных меридианах» литературно оформил журналист Михаил Михайлов (отдельные идеологические и языковые особенности того времени сохраняю умышленно):

— После шведского поражения и за рубежом, и в нашей стране у многих сложилось впечатление, что советские футболисты не способны вести серьезную борьбу за первые места на международной арене. Мельбурнский успех теперь готовы были считать счастливым исключением. Такое отношение к нашему футболу. Естественно, было оскорбительным, и мы горячо мечтали вернуть ему уважение….

В большом футболе я уже 11 лет. Когда бы не сошел с поля, сколько еще буду жить — никогда не забуду чувство того настоящего, необъятного счастья в миг, когда увидел, как Игорь Нетто, наш капитан, пошел получать кубок, чтобы привезти его из Парижа в Москву….

Мы стоим на «Парк де Пренс», вокруг гремят аплодисменты, а в руках у Нетто Кубок Европы. На одной из сторон этого трофея, отлитого из чистого серебра известным французским мастером М. Шобиньоном, воспроизведен барельеф, которому 2400 лет. На нем изображен юноша, который довольно техничным с современной точки зрения приемом (мяч он принимает коленом) жонглирует кожаным ядром….

Я начал рассказ с конца розыгрыша Кубка Европы умышленно. Ведь недаром народная мудрость учит, что конец дело хвалит. Ведь сколько тревог нам пришлось пережить до того момента, когда стало известно, что кубок будет прописан в Москве! Эти тревоги начались еще тогда, когда мы узнали, что в 1/8 финала сборная СССР должна преодолеть сборную Венгрии. В последнее время венгры выступали на международной арене очень удачно, и это давало им основание считать себя сильнее. Но матч в Москве прошел при полном нашем преимуществе и закончился со счетом 3:1.

А что ждет нас в Будапеште? Ведь известно, что дома каждая команда играет лучше. Венгры не сомневались, что в ответной игре победят нас. Так всем и заявляли. Речь могла идти только о счете. Своей откровенностью венгры себе и навредили. Наши тренеры решили изменить по сравнению с московским матчем план игры советской сборной именно после того, как вратарь Дьюла Грошич сказал, — и это подхватила пресса, — что он почему-то боится меня больше, чем наших нападающих. И вот я получил установку беспокоить его как можно чаще. Если Грошич действительно боится меня, то видя, как я непрерывно иду в атаку, начнет нервничать. А в таком состоянии от него надо ждать ошибок, чем могут воспользоваться наши нападающие. Тем более, что таким ребятам, как Михаил Месхи, Слава Метревели, Валентин Иванов нужны для точного удара лишь одна щелка, одно мгновение….

1959-й. Венгрия — СССР — 0:1.
Юрий Войнов (№ 5) выносит мяч после удара Лайоша Тихи.

Игра в Будапеште проходила живо и остро. Но только изредка хозяева создавали голевые ситуации. Во всяком случае, в этом матче Лев Яшин чувствовал себя относительно спокойно. Выгодных для взятия ворот моментов у нас было больше. Но то удары оказывались неточными, то опасность умело отводил Грошич. Три раза товарищи выводили на завершающий удар меня и трижды вратарь соперников забирал мячи, которые, казалось, уже были в сетке. И только четвертый удар достиг цели. Мне повезло попасть в самый угол, куда Грошич не мог дотянуться при всем желании. И именно этот гол принес нам вторую победу над венграми.

1959-й. Венгрия — СССР — 0:1.
Незасчитанный гол Кароя Шандора в ворота Льва Яшина. За спиной венгра — Масленкин, Исаев, Нетто, Бубукин та Войнов.

На очереди — сборная Испании. Мы никогда не видели игры испанцев. Но об их мастерстве слышали много и понимали, что соперник очень силен. Но знакомства, к сожалению, не произошло. Фашистский диктатор Франко нарушил неписаные законы спорта, который стоит в стороне от политики, и лишил нас и своих футболистов возможности помериться силами в честном поединке. Мы готовились к матчу тщательно, до последнего не веря, что игра не состоится….

Вершина.

— Тренировки продолжались и мы с нетерпением ждали момента, когда сыграем в Марселе против команды Чехословакии, — это тоже слова из книги «На футбольных меридианах». — С чешской сборной мы давно не играли и не знали, в каком ключе она сейчас действует. Поэтому невозможно было заранее составить и план наших действий. Мы волновались.

В Марселе мы жили по такому же распорядку дня, словно находимся дома, на обычном учебно-тренировочном сборе. Просыпались утром, выполняли специальную зарядку, завтракали, занимались теорией. Затем обедали, отдыхали, читали газеты и книги, а вечером выходили на поле. Заканчивался наш день также «мирно» — просмотром новых кинокартин различных иностранных компаний. Почти никаких разговоров о важной игре, никаких «накачек». Я бы сказал, мы слишком спокойно жили во Франции. Зато наши руководители Гавриил Качалин и Николай Старостин присутствовали на всех тренировочных играх чехов и уже имели о них некоторое представление. Их вывод был краток — применить плотную опеку чехов по всему полю, темп держать высокий. Это должно в определенной степени напоминать американский баскетбольный прессинг. В последнее время мы использовали такой принцип и сразу поняли, чего требуют от нас тренеры.

Сборная СССР накануне матча с командой Чехословакии. Слева направо: Лев Яшин, Юрий Войнов, Виктор Понедельник, Валентин Бубукин, Анатолий Масленкин, Валентин Иванов, Гиви Чохели, Анатолий Крутиков, Слава Метревели, Маил Месхи.

И вот мы выходим на игру. Я не вижу среди своих старых чешских знакомых по крайней мере половины игроков. Команда обновлена ​​во всех линиях. А как играет она, в какой манере? Перед нами стояли настоящие атлеты, все как на подбор. Когда-то чехи действовали медленно (я это хорошо помню), силовой борьбы избегали, злоупотребляли поперечными передачами и не очень любили темп, отдавая предпочтение спокойному, академичному розыгрыша мяча с техничным выводом игрока на удобную позицию для завершающего удара. Но не может быть, чтобы время не внесло корректив в их игровой почерк. Новый состав — это, конечно, новый стиль. Но какой?

…Готовясь к матчу с чехами, мы догадывались, что они будут играть именно в кубковом стиле, и убедились в этом уже после первых минут встречи. Чехов не испугал предложенный нами темп, они сразу же повели игру в резкой, атакующей манере. Секундная стрелка еще не успела сделать трех полных оборотов, как над нашими воротами нависла настоящая угроза. Буберник на мгновение выскользнул из-под контроля, подхватил мяч, который срезал Масленкин, и только отчаянный бросок Яшина спас положение. У меня все похолодело: ведь за Буберника отвечал я. Когда такое случается в самом начале матча, то трудно взять себя в руки.

Однако постепенно становилось ясно, что чехам вряд ли удастся избежать поражения. Наши нападающие играли блестяще. Особенно выделялся Валентин Иванов. Я много лет играю с ним рядом, но, кажется, никогда не видел его в такой форме. В тот день Иванов, которого мы в шутку называем «профессором советского футбола», сыграл свой лучший матч. Его оригинальные перемещения были настолько неожиданными для зрителей, что потом они говорили: ваш Иванов бегает сразу в двух направлениях. Конечно, перемещения дополнялись сильными ударами, тонкими передачами. А относительно нашего вратаря Яшина, то он превзошел самого себя, и восторженные болельщики потом вынесли его с поля на руках.

Подготовку к финальному матчу с югославами мы проводили уже в Париже. К этой решающей игре нужно было подойти в хорошем спортивном состоянии. Ведь всем хорошо известно, как складывались наши отношения именно с югославскими футболистами. На ХV Олимпиаде они вывели сборную СССР из дальнейшей борьбы, а через четыре года, в Мельбурне советская сборная буквально вырвала из их рук золотые медали с преимуществом в один гол.

Накануне финального матча. Слева направо: судьи Эллис, Астон (оба — Англия), Нетто, Яшин, Чохели, Понедельник, Бубукин, Масленкин, Войнов, Крутиков, Иванов, Метревели, Месхи.

Мы тренировались перед финальной игрой на «Парк де Пренс», так сказать, за закрытыми дверями. Лишь немногим журналистам администрация стадиона позволила находиться на наших тренировках. Было как-то перед игрой тихо, спокойно, но чувствовалось: вот-вот молнии рассекут небо. План игры такой же, как в Марселе: быстрый темп, плотная опека, но не силовая. Никакой грубости!

Но сложилась встреча далеко не так, как полуфинальная. В первую очередь Перушичу удалось сразу нейтрализовать Иванова, и последствия этого мы почувствовали: нападение потеряло свою пробивную силу. Надо также признать, что в первом тайме югославы запутали нас своими многочисленными перемещениями. В конце концов, стало трудно разбираться на ходу, кто должен опекать Галича, Костича, Ерковича и других форвардов югославов. Итак, персональная опека перестала быть эффективной, мы не выполняли установки тренеров. Очень мешала нам защита соперника, который применил силовую игру.

Во всяком случае Виктор Понедельник, который любит обострения и предпочитает быть все время впереди, от защитников доставалось хорошо. Одним словом, в первом тайме мы играли не так, как задумали. Югославы выигрывали у нас скоростью. Но не за счет бега, а благодаря тому, что точнее передавали друг другу мяч и не менее точно выполняли длинные диагональные передачи на края. Именно поэтому они и открыли первыми счет.

— Безусловно, встреча нами проиграна, — сказал нам в перерыве тренер Гавриил Качалин. — Но проигранный только один тайм. Есть еще один. Югославы думают, что сломали нас темпом. Поэтому предложите им еще быстрее. Посмотрим, кто его выдержит.

Рецепт, как видите, был прост. Но он очень нам помог. Мы повели игру в таком темпе, которого, возможно, не использовали никогда. Мы больше не хотели только опекать, мы хотели, чтобы опекали нас. И очень быстро Слава Метревели сравнял счет.

После этого инициатива надолго перешла к нам. Метревели и Михаил Месхи буквально закрутили защиту югославов, а Валентин Бубукин оказался тем тараном, которого уже не могли остановить никто и ничто. Все мы увидели, что второй гол — дело времени.

Но основного регламента матча для него оказалось недостаточно. Мы сыграли третий тайм и четвертый, а югославам все еще удавалось избегать второго рокового гола. Они построили перед своими воротами живой заслон, пробиться сквозь который становилось все труднее. И вот Виктор Понедельник на мгновение освободился от своего опекуна и в красивом прыжке головой забил второй раз.

Я уже не раз принимал участие в ответственных матчах, но никогда еще не испытывал такого облегчения, как тогда, когда «Парк де Пренс» взорвался счастливой овацией. И я, и все игроки нашей команды поняли, что судьба матча решена: мы ни за что не позволим сравнять счет. Югославы, правда, немедленно бросились в атаку, о которой потом много писали газеты разных стран. Но надо ведь быть футболистом, чтобы понять — она сумбурная и успеха не даст.

Закат.

«В те времена сборная СССР была для игроков киевского “Динамо” несбыточной мечтой, — говорит партнер Войнова по чемпионскому “Динамо” Андрей Биба. — Поэтому Войнова каждый сильно уважал, для нас он был примером для подражания. Не только на футбольном поле, но и в жизни. Юра всегда был красиво одет, подстрижен, при галстуке, чрезвычайно аккуратен, не пил и не курил. Мы понимали, что коль капитан себя так ведет, то и мы не должны позволять себе быть хуже. К тому же Юра никогда не был заносчивым. Даже вернувшись в Киев после победы на чемпионате Европы, он оставался таким же доступным и открытым. К примеру, Войнов очень помог мне, молодому игроку. Как-то так получилось, что Юрий сразу начал ко мне хорошо относиться, постоянно поддерживал, мы быстро подружились».

В 1961 году киевское «Динамо» прервало гегемонию московских клубов и впервые в истории стало чемпионом СССР. «Роль Войнова в нашей победе — ключевая, — считает Биба. — Он был словно винтик, вокруг которого оборачивались все наши действия». «Тогда вся команда у нас была боевая, но Юра был ее столбом», — вторил Андрею Андреевичу Михаил Коман, работавший в 1961-м помощником главного тренера Вячеслава Соловьева.

Впрочем, спустя два года, в свои-то 32, Войнов вынужден был завершить карьеру. «Тогда система такая была, — объясняет Биба. — Люди свыше четко следили за тем, чтобы футболистов в возрасте тридцати лет и более было как можно меньше. Тренеров такой подход заставлял искать лидерам замену. Не странно, что в пределах всей многомиллионной Украины Маслову удалось найти сменщика даже игроку такого масштаба, как Войнов. А Юра ушел, что ему еще оставалось?».

«Вопрос еще и в том, что старожилы не принимали требований нового тренера, — говорит тогдашний игрок “Динамо” Николай Пинчук. — В итоге, после нас пятерых, молодых игроков, Маслов чуть позже отчислил Каневского, Войнова, а затем и Лобановского с Базилевичем. Так они все вместе в “Черноморец” и перешли. Войнов — тренером, а остальные — его подопечными».

Новая ступень.

«Маслов предлагал Юрию остаться в “Динамо” в качестве второго тренера, но Войнов не мог быть помощником, он всегда был первым, — вспоминает Андрей Биба. — Поэтому и принял предложение возглавить “Черноморец”. Сразу поднял команду, вывел ее в полуфинал Кубка СССР».

«В 1965-м я, выступая за одесситов, имел предложения от киевского “Динамо” и московского “Спартака”, — рассказывает тогдашний нападающий “Черноморца” Валерий Поркуян. — Признаюсь, что я не хотел переходить ни туда, ну туда. Желал продолжать работу с Войновым. В начале 60-х появились первые телевизоры, была возможность просматривать отдельные матчи. Именно игра Юрия Николаевича мне импонировала больше всего. Он бил метров с 30-ти как с катапульты. Войнов выполнял фантастические передачи. Поэтому гордился, что работаю как раз под руководством такого тренера».

1977-й. Тренеры Всеволод Бобров и Юрий Войнов.

«К сожалению, Юрий начал тренерскую деятельность в неподходящее время, — считает Андрей Биба. — Команд высокого уровня было немного, а в них места наставников были заняты. Вот и получилось, что потренировав коллективы из Николаева, Харькова, Донецка Полтавы и киевский СКА, Войнов в конце 70-х закончил тренерскую деятельность».

Говорят, в 90-х Юрий Николаевич пережил трудный период. Как известно, смена государственного строя особенно больно ударила по пенсионерам, потерявшим все, что было заработано в молодости и зрелом возрасте. Вот и Войнов, чтобы хоть как-то продержаться наплаву, утроился грузчиком на овощную базу. Это лишь потом он стал инспектировать матчи чемпионата Украины, а вскоре возглавил инспекторский комитет Профессиональной футбольной лиги. «Даже если Юре и бывало плохо, он никогда не жаловался, никому об этом не говорил, — рассказывает Андрей Биба. — Насколько мне известно, он всегда находил возможности для того, чтобы содержать семью. Жизненная энергия не покидала его вплоть до той злополучной операции…».

Память.

…Его могила на Байковом кладбище расположена сразу за монументом Валерию Лобановскому. В 1961-м эти прекрасные игроки добыли для киевского «Динамо» первое в истории золото чемпионатов СССР. Великий тренер умер в мае 2002-го, блестящий полузащитник — в апреле 2003-го. Юрий Николаевич ушел от нас в 72, в возрасте зрелой мудрости.

«Юра мог еще пожить, здоровье ведь позволяло, — говорит Андрей Биба. — Мне кажется, его подкосила операция, сделанная где-то за три месяца до смерти. Помню, в январе мы поехали на Кубок Содружества в Москву. Юрий длительное время не был у родственников, поэтому мы вместе отправились к его брату, на малую родину, в поселок Калининский, недалеко от российской столицы. Там он пожаловался, что болеет аденомой.

Кто-то дал совет, дескать, сейчас это не проблема, эту болезнь можно излечить путем хирургического вмешательства. Говорили, что практически все операции по удалению аденомы успешны. Но я отговаривал Юру, замечал, что в его возрасте не стоит ложиться под нож. Убедить друга мне не удалось. Помню, через несколько недель после операции Войнов пришел ко мне в офис на стадионе «Динамо». Тогда увидел совершенно другого человека — поникшего, уставшего, похудевшего. Было видно, что операция подкосила Юру. Все-таки в 72 года человеку сложно переносить наркоз.

Вместо послесловия.

— Возможно, эта победа будет единственной в спортивной жизни некоторых из нас, кто в те дни выступал во Франции, — подытожил Юрий Войнов в книге «На футбольных меридианах» тот раздел, в котором описывалась победа сборной СССР на чемпионате Европы-1960. — И хотя жаль будет покидать футбол, но даже в трудный момент прощания с ним мы будем чувствовать себя лучше от сознания, что успели завоевать во имя своей Родины этот серебряный кубок.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter