Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

«Преступления» и наказания

Историк Аксель ВАРТАНЯН публикует серию материалов, посвященных чемпионатам Европы. Сегодня — о судьях.

Источник: Спорт-Экспресс

В год Euro-2016 историк и статистик «СЭ» Аксель ВАРТАНЯН публикует серию материалов, посвященных чемпионатам Европы. Сегодня разговор пойдет о судьях.

Заголовок, напоминающий бессмертное произведение великого русского писателя, разнится наличием кавычек. С содержанием романа ничего общего не имеет, хотя моментами кровью попахивать будет, поскольку высшая мера наказания (сегодня и о ней будет речь) предусматривает пролитие крови.

А НЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЛИ НАМ ЯПОНСКИЙ ОПЫТ?

Приступая к голевой эпопее, не сомневался, перепашу ее вдоль и поперек, по вертикали, горизонтали и диагонали, после чего переключусь на другие разделы евростатистики. Ан нет. Нить повествования прервалась, вышла из-под авторского контроля и вынудила, следуя логике, продолжить возникшую в предыдущей главе тему о наказаниях в футболе, их инициаторах и вершителях — судьях.

В годы давно ушедшей молодости умилил меня рассказ советского япониста о поставленном по совету психологов во второй половине минувшего века на некоторых японских предприятиях и учреждениях научном эксперименте. В вестибюле устанавливали чучело босса или непосредственного начальства, и любой работник, начиная от вахтера и уборщицы, мог безнаказанно излить на нем гнев и снять таким образом стресс при посредстве лежащей рядом резиновой дубинки или собственных конечностей — верхних и нижних — кому что по нраву. Эксперимент, по уверениям статистиков, удался: благодаря быстро ставшему популярным ритуалу служащие перед началом рабочего дня выплескивали негативную энергию, что способствовало повышению производительности труда.

Роль японских манекенов исправно выполняют футбольные судьи. Бьют их долго и больно. В переносном смысле. Случается — и в прямом. Росту экономики, увы, эта процедура не способствует, иначе многие экономически недоразвитые страны, включая нашу, давно бы стали процветающими.

Отчего не внедрить японский опыт в отечественный футбол (зарубежный меня не волнует — пусть сами свои проблемы решают) и не поставить манекены в судейской униформе, со свистком во рту и цветными карточками в руке в подтрибунном помещении? Пусть ребята (вместе с ними тренерский штаб и хозяева клубов) перед выходом на поле мутузят манекен любыми подручными средствами. Глядишь, меньше станет конфликтов и некрасивых сцен, что наблюдали мы не так давно при назначении двух пенальти в игре «Рубина» с «Тереком».

Да что я все о футболистах. У самого (предельно с вами откровенен), когда вижу художества людей со свистком, рука невольно тянется не к дубинке, не к пистолету даже — к легендарному пулемету «Максим», дабы выпустить в мелькающую на поле темную мишень все причитающиеся «Максимке» ленты со смертоносными ячейками. Статистикам (и они живые люди, с фонтанирующими эмоциями) советую в таких случаях отвести взгляд от поля и использовать привычные средства — считать: до десяти, не поможет — до ста, более темпераментным — до тысячи. Помогает. Успокоившись, надеть бухгалтерские очки, и в душе мигом воцарятся мир и покой. На собственном опыте убедился. Движущийся по полю «злодей» тут же превращается в объект математического, точнее, статистического исследования.

Уважающий себя цифровед не станет транжирить драгоценное время на не разрешенные по сей день и в принципе неразрешимые (у нас, во всяком случае) проблемы — кто виноват и что делать. Он бесстрастно подсчитывает, а подсчитав, выдает на-гора цифры и факты, отвечает на вопросы.

КТО? ЧЕГО? СКОЛЬКО?

В данном контексте разумеются нарушители и судьи, наказывающие карточками и пенальти. Ответы на вынесенные в подзаголовок вопросы содержатся в двух таблицах. В первой — групповой портрет служащих судейского департамента. Состоит из 125 сотрудников 27 европейских стран и одного африканца, невесть какими ветрами занесенного на соседний континент. Обслужили они 235 матчей 14 европейских чемпионатов. Распределены по странам с общим грузом вынесенных санкций. «Навигатор» — примечания к таблице — позволит сориентироваться в чаще цифр и чисел. Прежде чем ознакомитесь с «фасадом», прокомментирую две позиции.

Недоверчивые читатели, верные принципу «доверяй, но проверяй», обнаружат нестыковку. Итоговое число в графе «И» (235) не совпадет с подсчитанным — 237. Тут вот какое дело. Матчей действительно было 235, но на двух: Франция — Болгария (1996) и Бельгия — Турция (2000), в связи с форс-мажорными обстоятельствами работали два арбитра. В первом случае главного, англичанина Дермота Галлахера, получившего на 27-й минуте производственную травму, заменил его соотечественник Пол Деркин. Через четыре года в конце первого тайма (на 42-й минуте) по той же причине не смог продолжить встречу датский судья Ким Мильтон Нильсен. На замену вышел резервный — австриец Гюнтер Бенке.

Из-за моей преступной халатности возникли расхождения в суммарном количестве предупреждений, опубликованных в сводной таблице (см. «СЭ» от 1 апреля) и нынешней. В прежней я ошибся в количестве желтых карточек за 2012 год. Их было не 127, а 121, что отразилось и на итоговых данных. Реально число предупреждений за 14 турниров равно 841, что и запечатлено в сегодняшней таблице. Сожалею о случившемся и приношу, уважаемые читатели, свои извинения.

Отдельные личности (я о судьях), достойные упоминания, сокрыты за валовыми цифрами. Возникнет необходимость, она неизбежно возникнет, рассекречу бойцов «невидимого фронта», выведу на авансцену, покажу в ярком свете рампы под выгоднейшим ракурсом. Во всей красе то есть. Пока же — к делу. Санкции расположены по степени ужесточения.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ.

Тяжелыми последствиями не грозят, разве что вынуждают наказанного несколько умерить пыл. Случается, тренер, зная горячий нрав игрока, от греха подальше заменяет его.

Число желтых карточек неуклонно возрастало и достигло пика в 1996 году. Динамика роста (в абсолютных величинах) объясняется двумя факторами: увеличением числа игр и, ближе к концу века, ужесточением штрафных санкций к правонарушителям. Преуспели на этом поприще арбитры Италии — 79 предупреждений, Германии (ФРГ) — 73 и Швеции — 72. Это и на «общем снимке» видно. А отличившихся индивидуумов, если вам интересно, на свет божий выведу.

Лидирует швед Андерс Фриск — 35 предупреждений. Человек командный, лидер, можно сказать. Почти 50 процентов шведских «горчичников», позволивших войти в ведущую тройку, — личная его заслуга. За ним словак Любош Михел (33), немец Маркус Мерк (32) и швейцарец Урс Майер — 30.

В еще одном квартете ударников — по числу предупреждений в одном матче — новые лица, исключая Мерка. Впереди англичанин Дэвид Эллерей. На чемпионате 1996 года, проходившем на его родине, мистера Эллерея назначили на игру в группе Германия — Чехия. Чувствовал он себя в родном доме хозяином, работал в агрессивной манере и превысил среднетурнирную норму (5,1 предупреждения за игру) вдвое: раздал 10 желтых карточек: шесть — немцам, четыре — чехам. Этот матч оказался для него единственным. Больше к чемпионатам Европы его не привлекали. Два немца, Мерк и Хельмут Круг, к девяти желтым добавили по одной красной. Четвертый, турок Джюнейт Чакыр — 9.

Представив «карателей», назову их «жертвы». Отличились обитатели Пиренейского полуострова: сборные Испании (68 желтых) и Португалии — 65. Чуть поодаль — немцы (61) и итальянцы (60). В отдельно взятом турнире чаще остальных нарывались на неприятности чехи — в 1996 году их наказывали 19 раз. Греки в 2004-м схлопотали чуть меньше — 18 «горчичников», немцы в 1996-м и турки в 2008-м — по 16 и по одной красной. Столько же желтых у итальянцев на последнем чемпионате. Что любопытно — в названные годы «рекордсменов», помимо обилия карточек, наградили медалями: немцы и греки получили золотые, чехи и итальянцы — серебряные, турки — бронзовые. Вывод? От вывода воздержусь. Не советую брать пример с «плохих мальчиков». Кстати, имена их озвучить могу.

Вне конкуренции — грек Георгиос Карагунис. Сыграв на трех турнирах 10 матчей, умудрился заработать 8 (ВОСЕМЬ!) предупреждений. Лидер в этой номинации безусловный, увековечил имя свое на годы, возможно, на десятилетия. Деятель уровня (я не о футбольных достоинствах) хорошо нам известных Юрия Ковтуна, Юрия Дроздова, Дейвидаса Шембераса, Понтуса Вернблума и иже с ними. Карагунис — их поля ягода.

Чех Павел Недвед держится от него на почтительном расстоянии — пять предупреждений. Еще девять человек получили по четыре желтые. Вот их имена: итальянцы Джанлука Дзамбротта и Дженнаро Гаттузо, португальцы Луиш Фигу и Жоау Пинту, немцы Михаэль Баллак и Штефан Ройтер, румыны Георге Хаджи и Адриан Илие, а также Юркас Сейтаридис, соплеменник и тезка Карагуниса. Дзамбротта и Хаджи еще и по красной заработали. Удивительно, среди 11 злостных нарушителей (целая футбольная команда) — пять национальных дуэтов. Лишь оставшийся в одиночестве чех не нашел себе пару.

УДАЛЕНИЯ.

Наказание серьезное. Вынуждает команду продолжать встречу в меньшинстве, а тренера — срочно корректировать первоначально намеченную тактическую установку, иной раз производить неплановую замену. Неудобств много. И все же (ссылаюсь на статистические данные) соперники реализуют численное большинство намного реже, нежели в хоккее.

«Командой» лидируют опять же представители Иберийского полуострова, удалившие девять человек: пятерых — испанские арбитры, четверых — португальские. Что составляет четверть всех изгнанных за полвека с европейских полей — 9 из 36. Остальные 112 судей из 26 стран, вместе взятые, предъявили 27 красных карточек. Кричащая диспропорция. Наиболее среди них активные — немцы (четыре «красных» вердикта), итальянцы и валлийцы — по три.

С этого момента — подробнее. Категория множественного числа в данном случае неуместна, судейский корпус Уэльса представлял Клайв Томас в единственном числе. То, что он сделал 16 июня 1976 года в Загребе в полуфинальной игре Чехословакия — Голландия, аналогов в европейских чемпионатах не имеет. О разрушительных последствиях его работы до сих пор вспоминают (и долго будут помнить) с содроганием. Этот человек единственный в евротурнирах удалил троих футболистов в матче. О такой мелочи, как четыре «горчичника», говорить неудобно. Сначала выдворил с поля чехословака Ярослава Поллака, вслед за ним — двоих голландцев из блистательной оранжевой сборной, потрясшей мир на чемпионате 1974 года, — Йоханна Нескенса и Виллема ван Ханегема.

Всего один матч провел Томас в Европе, а имя свое крупными буквами вписал, простите за высокопарность, в скрижали истории. Не буду скромничать, и ваш покорный слуга к этому руку приложил. Начертано имя валлийца на знаменах борцов за чистоту футбола, верных его последователей. Судили они чаще, но до высот своего кумира не доросли. Это Пьеро Чеккарини (Италия) и Карлос Веласко Карбальо (Испания). В их послужном списке по две красные карточки, показанные в одном матче. Больше ими не пользовались. Два раза удаляли, но в разных играх, немец Мерк (что-то он примелькался), австриец Бенке, португальцы Витор Мелу Перейра и Лусилиу Кортеш Батишта.

Чаще всех подвергались «гонениям» сборные Голландии, ЧССР (Чехии), Франции, Югославии и России — по три раза. Это и в таблице отмечено, но там не сказано, что югославов трижды изгнали в одном турнире, в 2000-м году. Единственная команда, которую судейским решением сократили до девяти человек, вы знаете, голландская.

ПЕНАЛЬТИ.

Самое жестокое, самое страшное наказание. О тяжких последствиях 11-метровых санкций я немало слов и предложений в прошлый раз употребил. Пенальти — предмет остервенелых, непримиримых споров. Если учесть мнения игроков, тренеров, экспертов, о футболе пишущих и вещающих, болельщиков и обычных людей относительно каждого назначенного и неназначенного пенальти, разница между зафиксированными в протоколах арбитрами и итогами «всенародного референдума» получится огромная.

Однако буквоедов-статистиков из множества мнений и версий интересует одна, единственная, официальная, запротоколированная — судейская. Ею, жонглируя цифрами, и буду руководствоваться. На Euro, по глубокому и безапелляционному мнению судей, футболисты нарушили правила в собственной штрафной 60 раз. Обыватели же убеждены, что «музыканты» свистят в свою дуду, когда им хочется. Сами «исполнители» не устают убеждать общественность — свистим, что видим. Чего не видят, понятное дело, не свистят. Почему не видят (если нарушение имело место), вопрос другой. Много чего пришлось повидать мне на долгом веку, многое слышать. Истина, как мне кажется, где-то посередине.

Перехожу на личности. Впрочем, кое-кого я вам уже представил. Первый пенальти назначил в день открытия дебютного Кубка Европы, 6 июля 1960 года, итальянец Чезаре Йонни. Второй — через четыре года швейцарский сосед Чезаре Даниэль Мелье. Спустя полвека, по окончании чемпионата Европы-2012, именно потомки Йонни и Мелье вынесли наибольшее число «смертных приговоров»: итальянцы — десять, швейцарцы — шесть. К ним по ходу присоединились французы.

Однако в личном зачете лидирует вездесущий (он уже напоминал о себе и не раз еще напомнит) Мерк — 5 пеналей, то есть все немецкие взял на себя. Был излишне жесток, палил очередями — дважды назначил по два 11-метровых в матче и таким вот макаром опередил итальянца Пьерлуиджи Коллину, собравшего четыре «скальпа» и сделавшего в отличие от немца один дубль. На третьей позиции гражданин Швейцарии Майер — 3 (один дубль). За «призовой» тройкой образовалась очередь из пяти человек: Эрих Линемайр (Австрия), Ион Игна (Румыния), Пьерлуиджи Пайретто (Италия), Мильтон Нильсен (Дания) и «правильный» немец, прогрессивный, демократический, восточный, из исчезнувшей с географических карт страны (ГДР) — Адольф Прокоп. Вся пятерка решилась на два пенальти, австриец и румын — в одной игре.

МНОГОБОРЦЫ.

Выявив самых смелых, решительных, жестких в разных дисциплинах, можем определить лучших в сумме «многоборья»: в отдельном матче, в турнире и во всех чемпионатах, в коих судили. Условимся за каждую желтую карточку начислять одно очко, за красную — два, пенальти оценим в три очка. Наибольшее число баллов в одной игре набрал… Догадайтесь с двух раз. Вам одного хватило? Верно, Мерк. В полуфинале ЧЕ-2000 Голландия — Италия он показал девять желтых карточек, одну красную и дважды назначил пенальти. Сумма получилась солидная — 17 баллов (9, 2, 6). Чеккарини свирепствовал в 96-м на игре Испания — Болгария. Семь раз предупреждал, дважды удалял, еще и пенальти поставил. Итог — 14 баллов (7,4,3). Голландец Йол с милым нашему слуху именем Дик — третий: 13 (8,2,3). Показал он, кто в доме хозяин, в игре Португалия — Турция (2000). В том же году швейцарец Майер (Румыния — Англия) и австрияк Бенке (Франция — Португалия) пытались было обойти Дика, самой малости не хватило. У обоих по 12 очков: 6, 0, 6 и 7, 2, 3. Через восемь лет такую же сумму (7, 2, 3) во встрече Италия — Франция набрал словак Любош Михел.

Для отличившихся в отдельных турнирах я волевым решением установил проходной балл — 20. Намного превысил его в 2000 году, разумеется, Мерк — 29 очков (19, 4, 6). Коллина отстал на пять баллов. В том же году выбил 24 (13, 2, 9). Мерк через четыре года посягнул на собственный рекорд. Не получилось, но норму выполнил, вынудив меня еще раз о нем упомянуть: 22 очка (13, 0, 9). В 2008-м то же сделал Михел и расположился рядом с Мерком на третьей ступени воображаемого пьедестала: 22 (17, 2, 3). Швейцарец Майер чуть отстал, зато, как и Майер, установленный рубеж преодолел дважды: 21 очко (19, 2, 0) в 2004 году и 20 (11, 0, 9) — в 2000-м. Тогда же выбил «двадцатку» и Йол (15, 2, 3). Спустя четыре года такой же результат показал португальский арбитр Кортеш Батишта: 20 (16, 4, 0).

Нашего Валентина Иванова пригласили на европейский форум однажды — в 2004 году в Португалию. Был он довольно активен — 14 желтых предъявил, одну красную, пенальти назначил. Получилось 19. Внести соотечественника в число «лауреатов», во избежание косых взглядов и упреков в пособничестве своим, я не посмел. Жаль, не набрал Валентин Валентинович форму, какую демонстрировал через два года на чемпионате мира. Умыл бы немца с итальянцем и всех прочих в двух уже упомянутых дисциплинах, третью (сумма всех турниров) потянуть не мог по не зависящим от себя обстоятельствам. Потому как иные в нескольких турнирах работали, а Иванова больше не приглашали ни на мир, ни в Европу. Не его одного, всех наших.

Так кто там рулит в третьей дисциплине? Вопрос поставил по инерции. Известно кто — кровожадный Мерк. Превосходная сумма — 51 очко (32, 4, 15) — позволила создать солидный отрыв. На десять баллов отстал Майер: 41 (30, 2, 9). Третье место с 38 очками разделили Коллина (24, 2, 12) и Михел (33, 2, 3). Замкнул шеренгу швед Фриск, лидер по числу предупреждений. О нем мы успели позабыть, но очень скоро о себе напомнит. Первоначального капитала (35 желтых карточек) хватило ему, чтобы попасть в число избранных. Приумножить нажитое не сумел. Травоядный швед не решился ни красную карточку из кармашка извлечь, ни на белую точку указать, хотя провел на Евро наибольшее число матчей.

«ГВАРДЕЙЦЫ».

Я вам говорил, что иной раз развитие сюжета вынуждает автора, нарушив намеченные планы, послушно ему следовать. Никуда уж не деться, называю «гвардейцев» судейского цеха, среди которых не имеет себе равных подданный шведского королевства Фриск. Он единственный отсудил в Европе восемь матчей (в шести играх работали Коллина, Мерк и Михел), принимал участие вместе с датским коллегой Мильтоном Нильсеном в трех чемпионатах и провел в одном турнире (2004) четыре матча. Больше не доверяли никому. И только в последнем чемпионате (2012) по этому показателю догнал его португалец Педру Проэнса.

ВОЗМУЩЕНИЕ ТРИБУН ИМ НЕ МЕШАЕТ.

Завершая «криминальную» тему, хочу повернуть беседу в иное русло, коснуться вопроса деликатного — о влиянии на судейство трибун. Хозяйских, естественно. Статистика советских и российских чемпионатов вынуждает констатировать очевидные факты, называемые упрямыми: в наличии существенная диспропорция в вынесенных нашими арбитрами наказаниях между хозяйскими и гостевыми командами. Причем чем строже, болезненнее наказание, тем значительнее разрыв. По части пенальти достигал иногда размеров тревожных — 80:20 (в процентном выражении) в пользу хозяев. В свое время я уделял этому вопросу пристальное внимание, публиковал шокирующие цифры и факты по всем состоявшимся на то время отечественным первенствам. А как дела в Европе обстоят? Постараюсь, руководствуясь исключительно фактами, внятно на вопрос ответить.

В 14 турнирах по линии хозяева — гости состоялось 59 встреч. Наказывали не как у нас, а в зеркальном отражении — чем серьезнее приговор, тем меньше «ножницы». Из 202 предупреждений 95 достались хозяевам, 107 — гостям. Разница небольшая, пристойная, вполне терпимая — 12 единиц. И это почти в шести десятках матчей. О случайности говорить не приходится — тенденция. По красным карточкам разрыв минимальный: четыре раза удаляли «своих», пять — «чужих». Поделюсь примером красноречивым, впечатляющим. На ЧЕ-84 во Франции были показаны три красные карточки, две получила сборная Франции. Первую — в матче открытия турнира — с Данией. Западногерманский арбитр Фолькер Рот при минимальном преимуществе хозяев (1:0) удалил их защитника Амороса. Дальше — больше. Финал Франция — Испания. Французы ведут 1:0. И тут чехословацкий судья Войтех Христов оставляет хозяев в меньшинстве. Все для них закончилось благополучно, на последних секундах французы в контратаке забили второй гол. Но судьи, когда зажигали перед хозяевами красный свет, о последствиях не думали, чем дело разрешится, не знали — руководствовались исключительно Законом и честно выполнили свой долг, не обращая внимания на реакцию трибун.

А самое страшное наказание (пенальти) забугровые судьи и вовсе распределили поровну — 9:9. Таковы факты, считал нужным их изложить. Без комментариев. На сим судейскую тему завершаю. В следующий раз продолжу прерванную — голевую.