Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 декабря 2017, источник: Спорт-Экспресс

Дмитрий Алиев: Перед короткой программой пришлось подраться с тренером

18-летний дебютант взрослого чемпионата Европы и бронзовый призер чемпионата России Дмитрий Алиев — о лыжных гонках в Ухте, кумире Алексее Ягудине, играх с Михаилом Колядой и о борьбе с травмой.

Источник: Спорт-Экспресс

— Вы впервые стали призером взрослого чемпионата России. Уже разобрали выступление с тренером?

— Чемпионат в Санкт-Петербурге оказался для меня самым сложным стартом в карьере. Отбор на чемпионат Европы и понимание: у меня есть все шансы, нужно собраться морально и физически! Прокатом короткой программы я удовлетворен, а в произвольной не хватило «физики» — давила маячащая впереди возможность попасть в сборную страны. Да и дальнейший отбор на Олимпиаду со всеми моими травмами и больными ногами…

— Где все парни поймали этот всеобщий нерв перед произвольной программой, в которой всех преследовали падения?

— Я уже на льду в ходе проката, поплыл во второй половине программы. А после разминки со мной был тренер, и я ничего такого не почувствовал.

ДРАКА, ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ РАЗОЗЛИТЬСЯ

— У него есть какие-то особенные приемы, чтобы взбодрить вас или успокоить?

— Перед короткой программой нам пришлось подраться. Евгений Владимирович отвел меня в место, где берут интервью и снимают камеры после kiss and cry (микст-зону — прим. «СЭ») и решил меня немного взбудоражить. Это была мини-драка, чтобы завести. Когда человек разозлится, тело становится сжатым как кулак и твердым как камень.

— Ольга Глинка использует другие способы воздействия?

— Все, кто со мной работает, уже давно стали второй семьей. Мы очень много пережили всего вместе, они все рядом со мной, и знают как сына, а я их — как родителей. Родных то не вижу. Каждый из команды подпитывает меня энергией и привносит что-то новое. Ольга Германовна очень теплый человек и умеет найти подход к человеку. В нужный момент, если все плохо, может подбодрить, а если слишком хорошо и кто-то задирает нос, чуть спустить с небес.

— Вам и самому доводилось почувствовать, каково это быть тренером, ведь однажды на турнире в Ницце вы выводили на лед Алису Федичкину.

— Тогда Евгений Владимирович сказал: «Выводить Алису будешь ты!» Я ответил: «Хорошо!» Хотя у меня было ощущение, что вместо одного старта прошло соревнований пять! Я переживал, стоял как истукан, и не знал, что делать. После того, как Алиса откаталась, выдохнул с невероятным облегчением.

— На чемпионате Европы будет уже попроще?

— Не думаю, что будет легче. Каждый старт всегда такая загадка! Ведь может произойти все, что угодно. Ты можешь быть в хорошей физической форме, но психологически настроиться неправильно или наоборот. Мне еще нужно найти это состояние, в котором можно стартовать и воевать на соревнованиях одинаково успешно.

МАТЕРЫЕ ВОЛКИ И СЕРОЕ ПЯТНЫШКО

— Вам удалось предстать во впечатляющей форме на контрольных прокатах в Сочи, но потом травма, и ее как не бывало. А тем временем ваши соперники по сборной достаточно успешно выступали в серии «Гран-при». Боялись, что двери в сборную могут захлопнуться?

— Это был очень трудный период. Мы не знали, что делать с этой травмой, был вариант лежать в гипсе месяц, чтобы нога заживала. Но в итоге физическая форма была бы потеряна и пришлось заново набирать обороты. Поэтому приняли решение кататься. Но бывают такие дни… Вот есть, допустим, люди с хронически больной спиной, но они могут проснуться с ощущением: «Опа, а ведь ничего не болит!» Вот и у меня бывали такие моменты, когда состояние ноги было чуть получше, тогда мы давали нагрузку и искали к ней нужный подход. Мне ведь так хотелось выступать на взрослых этапах Гран-при! Пусть я откатался не очень успешно, но я получил огромный опыт и удовольствие от катания в Японии. Когда я туда приезжаю, то наслаждаюсь, как в ходе соревнований, так и вне льда. А травмы… Я видел, как ребята начинали сезон и понимал, что Миша с Сережей (Михаил Коляда и Сергей Воронов — прим «СЭ») выступали в Финале «Гран-при» и, можно сказать, матерые волки. А я еще лишь серое пятнышко, хотя тоже могу о себе заявить и при чистых прокатах могу бороться с ними.

— Как сейчас состояние ноги?

— За эти три месяца я привык к боли и не замечаю ее. Проблема с правым голеностопом, поэтому мы убрали четверной лутц. К сожалению, его прыгать было невыносимо, хотя мне все равно хотелось! Делаем процедуры на ногу, лечим, восстанавливаем, но работа то продолжается, и она все равно под нагрузкой. Палка о двух концах, и в итоге все на серединке. Воспаление не проходит, но я надеюсь, что какими-то путями оно точно уйдет.

— Если вспомнить юниорские выступления, то нельзя сказать, что вы щелкали четверные прыжки как орешки. А перед стартом этого сезона вдруг ошарашили всех: буду делать шесть четверных в двух программах! В какой момент решились замахнуться на такое серьезное усложнение?

— Когда в конце прошлого сезона начал исполнять четверной лутц. Еще я прыгал четверной сальхов, правда сейчас его не исполняю: контент меняется, а в данный нужна именно надежная программа. На летних сборах в Латвии мы сразу поставили в произвольную программу четыре четверных прыжка, а в короткую два. И если бы у меня была та форма со сборов, были бы достойные прокаты и баллы.

— Помню, даже ваш тренер Ольга Глинка не удержалась и выложила в конце августа на своей странице в соцсети скан протокола с вашим чистым четверным лутцем с этапа Кубка Санкт-Петербурга, закрытого для болельщиков и прессы.

— Да, тогда я понял, что спокойно могу делать этот прыжок на соревнованиях и верил в себя на 100%.

— Как оцениваете свои перспективы на домашнем чемпионате Европы? Ведь дальше Олимпийские игры!

— Не хочу об этом думать. У всех позитивное новогоднее настроение, и хочется попрощаться с этим годом и оставить в нем травму. А после начать новый год с новыми силами, готовясь к чемпионату Европы. Думаю, если хорошо провести праздники, культурно я имею в виду (смеется), то можно хорошо к нему подойти.

— У вашего тренера Евгения Рукавицына большая группа, но вы — самый перспективный из всех. Одни эмоции Евгения Владимировича после ваших прокатов чего стоят! Сложно быть его главной надеждой?

— В этом плане у меня был один сложный момент, еще когда у нас в группе катался Костя Меньшов. Я понимал, что он потихоньку завершает карьеру и в группе остается меньше ребят, за которыми можно тянуться на тренировках. Я даже обсуждал это с психологом. К счастью, он сказал мне: «У тебя с этим нет никаких проблем, выдохни и катайся в свое удовольствие!» Сейчас я не акцентирую внимание на том, что я первый номер группы. Результаты есть только у меня? Так в этом сезоне у меня их и нет особо, а за ребят говорить не буду, у них всех свои задачи и все хорошо работают.

— Кто в вашем коллективе лидер и главный шутник?

— Думаю, я (смеется) Но это в наших кругах, мы же давно вместе общаемся и шутки довольно своеобразные. Если я сейчас пошучу, вы спросите: «Он что, дурак?».

— Каково бы вам было, приди к Евгению Рукавицыну мальчик вашего уровня?

— Интересно, конечно. Но те же Антон Шулепов и Макар Игнатов иногда на тренировках делают такие элементы, что приходится грызть локти.

МОЖЕМ ПОИГРАТЬ С КОЛЯДОЙ НА ПРЫЖКИ

— Кстати в питерской Академии фигурного катания на том же льду катается и Михаил Коляда. Пересекались?

— Это были очень интересные тренировки. Мы могли поиграть с Мишей на прыжки. Допустим, на тот же четверной лутц: две попытки и кто лучше сделает. Мы и вне льда общаемся, дружим, поддерживаем друг друга, узнаем, как дела. На таких тренировках всегда присутствует азарт, но в то же время они закаляют, это как мини-соревнования. Раньше такое бывало почаще, а сейчас у каждого свой график. Да и решаем проводить такие тренировки не мы, а тренеры.

— Самый лучший отдых это…

— Когда внутренне комфортно. Обожаю отдых с какими-то мероприятиями, а не просто валяться. Если я дома в Ухте, то катаюсь на лыжах или снегоходе.

— Как отметите Новый год?

— Пока планирую быть один дома.

— Вашим кумиром еще в Ухте был Алексей Ягудин…

— Да, мы пересеклись на каком-то шоу, он тогда давал мастер-класс, даже фотография осталась. Тогда и начался мой путь в фигурном катании: я сделал окончательный выбор в пользу него, а не лыжных гонок.