Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 ноября, источник: Советский спорт

Алина Загитова: Для меня главное, чтобы музыка качала. Текст не так важен

Финалистка Гран-при по фигурному катанию Алина Загитова в эксклюзивном интервью «Советскому спорту» — о первом сезоне на взрослом уровне, возросшей популярности, отношениях с Этери Тутберидзе, любимых сериалах, музыке, самом сложном моменте в карьере, матчах ХК «Ижсталь» и многом другом.

«У МЕНЯ САМЫЙ ЛУЧШИЙ В МИРЕ ТРЕНЕР»

— Алина, это ваш первый сезон на взрослом уровне и вы одержали три победы на трех стартах. Довольны тем, как все складывается?

— Исполнением короткой программы я не очень довольна, а вот произвольной — да. Если говорить в целом, то мне очень понравилось выступать на взрослом Гран-при.

— Перед первым стартом сильно волновались?

— Да, конечно, особенно перед этапом Гран-при в Пекине. Накануне Кубка Ломбардии волновалась не так сильно.

— Как боролись с нервами?

— Успокаивала себя мыслями о том, что я все это делала на тренировках, у меня самый лучший в мире тренер. Так я постепенно приходила к мысли, что повода для волнения нет.

— Какое впечатление оставили болельщики на трибунах в Пекине и Гренобле?

— В Китае фигурное катание более популярно, чем во Франции, поэтому народу пришло много. В Гренобле же на трибунах было меньше людей. Конечно, хотелось бы, чтобы было чуточку побольше, но, все равно, поддержка чувствовалась.

— Вам важно ощущать поддержку трибун?

— Да, для меня это очень важно. Когда на трибунах хлопают, это прямо заводит.

— Это только в рамках приветствия или во время проката тоже?

— И в том и в другом случаях.

— После громких успехов на этапах Гран-при успели ощутить возросшую популярность?

— Пока что нет. Разве что в инстаграме подписчиков чуть-чуть больше стало.

— А как же личные сообщения? Наверняка во всех соцсетях стали писать гораздо больше.

— Ну да, пишут много теплых слов в поддержку. Это очень приятно.

— Вы отвечаете болельщикам?

— Да, всегда говорю им «спасибо» за поддержку и отвечаю, если задают какие-то вопросы. Мне важно давать обратную связь людям. Просто раньше, если я писала каким-то известным фигуристам или знаменитостям и мне не отвечали, мне было очень обидно. Ну, а когда отвечали, я была так рада!

— Кому в последний раз писали? И что это было — письма или сообщения в интернете?

— Я уже плохо помню, потому что была очень маленькая. Писала и письма, и сообщения во «вконтакте».

— Но наверняка в памяти осталась история, когда особенно радовались, получив ответ.

— Я писала одной знаменитой фигуристке, не буду говорить кому. Это была иностранная фигуристка, и она мне ответила. А я еще английский тогда не очень понимала, поэтому на радостях побежала с криками: «Переводчик! Переводчик!» искать его, чтобы скорее перевести. Я была очень рада.

«НЕ ЛЮБЛЮ ШУМНЫЕ КОМПАНИИ»

— Как у вас сейчас обстоит дело с английским?

— Ну, сейчас я его знаю чуточку лучше. Например, девочки говорят, что его не обязательно прямо учить-учить. У них очень большой опыт, они много раз ездили на различные старты, общались с иностранцами и постепенно выучили слова. Так гораздо проще.

— Вы уже успели с кем-то из соперниц познакомиться-подружиться?

— Подружиться, наверное, ни с кем не удалось. Но есть танцевальная пара, которая раньше выступала за Россию, а теперь катается за другую страну, вот с ними общаюсь. При этом я не люблю шумные компании, поэтому общаюсь со всеми понемногу.

— Кто-нибудь из родных ездит с вами на зарубежные старты?

— Нет, только тренеры. Даниил Маркович (Глейхенгауз — Прим. ред.), Сергей Викторович (Дудаков — Прим. ред.), Этери Георгиевна (Тутберидзе — Прим. ред.) — кто-то из них, всегда по-разному.

— Вы сказали, что не совсем довольны короткой программой. Что не так?

— Не получается один каскад. При этом в произвольной я его выполняю. Честно говоря, пока не понимаю в чем дело. Может быть, все дело в психологии — я вбила себе в голову то, что он у меня не получается, поэтому и не справляюсь. Нужно что-то пересматривать в себе.

— Может быть это связано с тем, что в программе заложен очень сложный образ? В ней происходит трансформация персонажа — вы превращаетесь из белого лебедя в черного, и это тяжело раскрыть с точки зрения хореографии.

— Сначала было очень тяжело, но тренеры мне рассказывали эту историю, я посмотрела фильм и уже после этого более-менее начала понимать, что от меня требуется.

— Что поменялось в вашем тренировочном процессе при переходе на взрослый уровень?

— Мы стали делать акцент на скольжении, подаче программ. Прыжкам, естественно, тоже много внимания уделяем. Но чуточку больше все же концентрируемся на скольжении, все-таки это взрослый уровень, здесь надо кататься по-другому.

— Что вам говорила Этери Тутберидзе перед первыми взрослыми стартами?

— Этери Георгиевна меня поддерживала, подсказывала, каких ошибок нужно избежать и что нужно сделать, чтобы хорошо откатать программу.

— Как будете готовиться к финалу Гран-при?

— Буду больше тренироваться и постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы не допускать ошибок в короткой программе.

«РУССКИЙ РЭП Я НЕ СЛУШАЮ»

— Вы говорили, что психологически разгружаетесь за просмотром сериалов. Что из последнего смотрели?

— Сейчас вышла очередная серия «Отеля Элеон» — в последнее время смотрю его. Это русский комедийный сериал.

— Назовите три лучших сериала на ваш взгляд.

— Ну, я сейчас еще «Шерлока» начала смотреть, но пока еще до конца не поняла смысл этого сериала. Попытаюсь осилить его. А в остальном, даже не знаю. Мультики какие-нибудь.

— А как же суперпопулярная «Игра престолов»?

— Нет, я как-то не вникаю в это. Бывает, конечно, смотрю всякие страшилки иногда. А так, что у меня еще тут есть? — смотрит в телефон Загитова. — Свои программы еще смотрю.

— Видеоблогеров каких-нибудь смотрите?

— Да, смотрю некоторых бьюти-блогеров. Всякие обучающие видео — как правильно накраситься, какая косметика новая появляется, как прически разные делать. В основном предпочитаю это направление, а Николая Соболева и прочих я не смотрю.

— Последняя песня, которая сегодня играла в ваших наушниках?

— Трек «Nemesis» из альбома «At least for now», под него катается Нэтан Чен. Мне просто очень понравилась эта музыка, поэтому я часто ее слушаю.

— В песнях для вас главное текст и смысл или чтобы музыка качала?

— Главное, чтобы музыка качала.

— Как в таком случае относитесь к русскому рэпу, который сейчас невероятно популярен?

— Нет-нет, русский рэп я не слушаю. Только зарубежных исполнителей.

— В таком случае назовите три лучших зарубежных исполнителя на ваш взгляд.

— Бейонсе, Майкл Джексон… Еще люблю послушать Сию, особенно последний альбом «This is acting».

«КОГДА СЛОМАЛА РУКУ И НОГУ, БЫЛО СЛОЖНО»

— С этого года вы учитесь в школе «Самбо-70». Как впечатления?

— Во-первых, стало легче учиться, потому что все учителя и руководство школы идут на уступки спортсменам. Нет такого, что могут не отпустить на соревнования или тренировки. Я учусь один раз в неделю целый день. Сейчас готовлюсь к переводным экзаменам в десятый класс, которые я выбрала. Русский язык и математика будут обязательными, а на выбор буду сдавать географию и биологию.

— Почему такой выбор?

— Это понадобится мне в будущем, поскольку я планирую получать высшее образование в спортивной сфере.

— Как одноклассники реагируют на ваши спортивные успехи?

— Я почти не общаюсь со своими одноклассниками из «Самбо-70», поскольку занимаюсь с учителями отдельно. Свой класс я еще толком не знаю, потому что перевелась совсем недавно. А вот с ребятами, с которыми училась в школе в Ижевске, переписываюсь.

— Вас назвали в честь Алины Кабаевой, она ваш кумир. Почему в таком случае вы выбрали фигурное катание.

— Потому что мой папа занимается хоккеем, а я же не мальчик, я не могла пойти в хоккей. Но все равно это должно было быть связано со льдом, поэтому меня отдали в фигурное катание.

— В Ижевсе хорошая школа фигурного катания?

— Да, там тренеры поставили меня на коньки, там я начала выполнять свои первые тройные прыжки. Наталья Огорельцева, которая побеждала на этапах Кубка России, воспитанница моего первого тренера.

— Как и когда вы узнали об Этери Тутберидзе?

— Когда Юля Липницкая начала выступать. Я смотрела видео с ней, когда она еще каталась на юниорском уровне. Смотрела и как Женя катается, и выступления Серафимы Саханович. Тогда я и узнала, кто их тренер, и мне очень захотелось к ней попасть.

— Сейчас тяжело поверить в том, что у вас не получилось попасть к ней с первого раза. Как так вышло?

— Я не понимала, как нужно тренироваться и что тут никого не заставляют. Если хочешь работать, то работаешь, а если не хочешь — уходи. Здесь не такого: «Давай делай!» — за спиной жандарм не стоит. Проблема была в том, что я недостаточно выкладывалась на тренировках.

— Это самый сложный момент в вашей карьере?

— Да, при этом был еще один, когда я сломала и руку, и ногу. Это было сложно. Я приехала на Спартакиаду со сломанной рукой и на этих соревнованиях сломала ногу.

— А руку на тренировке травмировали?

— Да, это случилось из-за того, что я постоянно падала на тренировках, когда разучивала прыжки. Сначала у меня была просто большая гематома в области запястья, а потом я, видимо, как-то неудачно упала, и случился перелом. Но сейчас все травмы позади, я полностью восстановилась.

— К требовательности и строгости Тутберидзе сразу привыкли или потребовалось время на адаптацию?

— Поначалу я ее очень боялась. Да и сейчас небольшая боязнь присутствует. Если она выходила на лед, а я уже в это время каталась, то сердце сразу начинало бешено колотиться. Это я запомню на всю жизнь. Хотя сейчас уже поспокойнее, конечно. Мы начали больше общаться, лучше понимать друг друга.

«ВИДЕЛА РАЗОРВАННУЮ РУБАШКУ РАЗИНА»

— Какое впечатление было от Москвы после переезда из Ижевска?

— Конечно, присутствует такое чувство: «Москва, вау!» Но слишком уж суетливый этот город. Когда я приехала в Ижевск после Москвы, мне казалось, что все вокруг какие-то медленные, как будто в матрице. Но зато там я отдыхаю от бешеного московского ритма.

— Ваш отец (Ильназ Загитов — Прим. ред.) сейчас тренирует клуб Высшей хоккейной лиги «Ижсталь». Вы с папой следите за успехами друг друга?

— Конечно, я всегда смотрю прямые трансляции матчей «Ижстали». Папа меня постоянно спрашивает: «Ну что, смотрела?».

— В таком случае наверняка помните, как папа играл. Это было не так давно.

— Да, я помню, как мы с мамой смотрели матчи, когда «Ижсталь» играла в финале ВХЛ, мы просто подпрыгивали на нервах, очень переживали.

— Матч в полуфинале, где «Ижсталь» и ТХК подрались в полном составе, включая тренеров — Андрея Разина и Алексея Ждахина, тоже видели?

— Да, смотрела. Я думаю, что, конечно, тренеры не должны драться друг с другом. А так, у нас потом в ледовом дворце висела разорванная и окровавленная рубашка Андрея Разина.

— Сами никогда не пытались выйти с клюшкой на лед?

— Я всегда думала: «Ну, а что там? Клюшки, ну играют и играют, ничего сложного». А потом мы с папой и сестрой вышли на лед с клюшками, шайбой, начали бросать по воротам, я тут же упала на колени, все разодрала себе. Только после этого поняла, насколько сложно играть в хоккей.

— За другими хоккейными лигами — КХЛ, НХЛ следите?

— Когда я была в Ижевске, то мы с папой постоянно смотрели хоккей. Он мне объяснял правила, рассказывал, что такое «выход один на один», что-то я его спрашивала. В общем, сейчас проброс от вбрасывания я отличу. А самое волнительное и захватывающее в хоккее — это, конечно, буллиты.