Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Бастион Аделины. Сотникова оправдана!

Новой очень болезненной темой слушаний дисциплинарной комиссии МОК под руководством Денниса Освальда могло стать дело олимпийской чемпионки по фигурному катанию Аделины Сотниковой, однако дело в отношении россиянки в последний момент было прекращено.

Источник: Спорт-Экспресс

Первая хорошая новость с момента начала слушание по делу о «Русском допинге» в комиссии Освальда. По информации «СЭ» МОК прекратил разбирательство в отношении олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой, не найдя доказательств вины россиянки в нарушении антидопинговых правил на Олимпийских играх 2014 года. «Дело Сотниковой» планировалось рассмотреть в Лозанне до конца ноября. И последствия слушаний могли быть самими печальными — вплоть до лишения россиянки золотой олимпийской медали, как это уже произошло с лыжником Александром Легковым.

ЗАЧЕМ ФИГУРИСТКЕ СТЕРОИДЫ?

Допинговая тень, упавшая на наше фигурное катание, сама по себе крайне скандальна. Несмотря на то, что слухи о попадании Аделины в перечень наших спортсменов, накануне Олимпиады в Сочи якобы употреблявших допинг, ходили почти год. Этот вид спорта всегда был гордостью нашей страны, да и смысл употребления запрещенных веществ здесь вызывает большие вопросы. Допинговый коктейль под условным названием «Дюшес», изобретенный бывшим главой Московской антидопинговой лаборатории Григорием Родченковым, состоит из трех стероидных препаратов. Эти вещества дают несомненное преимущество в скоростно-силовых видах спорта, но никак не в фигурном катании, где на первых ролях — гибкость и координация, а каждый лишний грамм мышечной массы крайне нежелателен. Тем абсурднее, что в так называемом «Медальном листе» (то есть списке потенциальных медалистов по дням, пробы которых планировали подменить) оказалась фамилия Сотниковой.

Именно поэтому дело фигуристки может стать настоящим прорывом в плане рассмотрения российских дел комиссией Освальда. В случае с лыжниками, чиновники МОК считали сам факт присутствия фамилии спортсмена в «Дюшес-листе» или «Медальном листе» безоговорочным доказательством вины. Мол, попал в список — отвечай, и даже неважно, были ли обнаружены на твоих пробах явные следы вскрытия. И тем более, есть ли доказательства твоего непосредственного участия в сговоре и махинациях. Лыжники утверждали, что ни о каком «Дюшес-листе» понятия не имели и сдавали пробы по всем правилам, но все равно оказались дисквалифицированы. Не говоря уже о том, что «Медальный лист» российская сторона вообще считает просто прогнозом на выступления, без всякого подтекста в плане подмены проб.

Но что члены комиссии Освальда могли ответить на возражения адвокатов Сотниковой? Можно ли найти хоть одно разумное объяснение, зачем 17-летней фигуристке, проводящей лучшей сезон в карьере, на самом ответственном старте в ее жизни вдруг понадобились анаболические стероиды? Чем оправдан огромный риск попасться, при том, что в спортивном плане выгода совершенно не очевидна? За всю историю фигурного катания, анаболики тут всплывали лишь во времена ГДР. Но тогда это был совершенно иной вид спорта с другими требованиями. Сейчас же можно вспомнить недавний скандал с мельдонием, но это было скорее недоразумение, и все жертвы вскоре были оправданы.

Согласно «балансу разумных вероятностей», которым так любят оперировать в спортивном праве, факт употребления Сотниковой запрещенных препаратов во время Игр в Сочи был крайне маловероятен. Гораздо выше процент того, что автор обоих списков Григорий Родченков по каким-то своим соображениям внес туда фамилию Аделины. В пользу этого говорило и отсутствие следов вскрытия на пробирках с пробами.

ПОЧЕМУ МОЛЧИТ СОТНИКОВА?

Глава федерации фигурного катания России Александр Горшков, а также сама фигуристка отказались комментировать информацию о «допинговом деле». Несмотря на то, что имя Аделины так и останется добрым, этот скандал может не сыграть на руку в смысле шансов российских спортсменов на поездку в Пхенчхан. Во-первых, списке подозреваемых побывал еще один чемпион с очень громкой фамилией. Во-вторых, у Международного союза конькобежцев (ISU) и так достаточно замешанных в подозрениях спортсменов — в прошлый понедельник перед комиссией предстали наши конькобежцы Ольга Фаткулина и Александр Румянцев. А значит, если МОК все-таки даст каждой федерации право решать по участию россиян в зимней Олимпиаде, ISU может оказаться не на нашей стороне. Во всяком случае, простым и однозначным это решение не будет.

Сама Сотникова пропускает нынешний сезон из-за травмы, но о завершении карьеры официально не объявляла. Недавно она сменила тренера, и теперь работает с другим олимпийским чемпионом Евгением Плющенко. Шансы на возвращение в национальную команду спортсменки, практически не выступавшей после Сочи на международном уровне, при нынешнем уровне конкуренции очень призрачны. Но сейчас фигуристка восстанавливает здоровье, а параллельно участвует в телевизионных шоу и других проектах. Неудивительно, что комментировать обвинения Родченкова Сотникова не желала. Портить собственную репутацию ей сейчас крайне невыгодно.

ЧТО БЫЛО БЫ ПРИ ХУДШЕМ РАСКЛАДЕ?

Если бы Аделину в итоге все-таки постигла судьба Александра Легкова, то сочинское золото перешло бы кореянке Ким Юна, которая в итоге могла стать двукратной олимпийской чемпионкой. В свое время в Корее сильно возмущались победой Сотниковой на Олимпиаде-2014, считая это судейским произволом. Так что теперь в стране-хозяйке Игр-2018 наверняка болели за неблагоприятный для нас исход слушаний в комиссии Освальда. Серебро при подобном раскладе перешло бы итальянке Каролине Костнер, а бронза — американке Грейс Голд.

Невключение Аделины в командный турнир фигуристов в Сочи в свое время воспринималось некоторыми ее поклонниками как акт высшей несправедливости. Однако теперь в том решении обнаружился плюс — нашему командному золоту по итогам «дела Сотниковой» ничего не угрожало в любом случае. Теперь ничего не угрожает и золоту в женском одиночном катании. Хотя, прыгать от радости по этому поводу почему-то совсем не хочется. Ведь обвинения в адрес нашей одиночницы были своего рода квинтэссенцией того безумия, свидетелем которого мы стали во время слушаний в дисциплинарной комиссии МОК.

Олег ШАМОНАЕВ,
Дмитрий СОМОВ.