Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 мая 2016, источник: Спорт-Экспресс

Первый пошел… Ковтун будет тренироваться у Гончаренко

В понедельник вечером стало известно, что трехкратный чемпион России и двукратный призер чемпионатов Европы Максим Ковтун расстался со своим тренером Еленой Буяновой, под руководством которой он завоевал все перечисленные титулы, и продолжит подготовку в группе еще одного известного специалиста Инны Гончаренко.

Источник: Спорт-Экспресс

Станет ли этот переход результативным? Об этом рассуждает обозреватель «СЭ» Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ.

Майские переходы от одного тренера к другому в фигурном катании — вещь распространенная. Если отвлечься от эмоций, которые всегда в таких случаях наличествуют у «потерпевшей» стороны, казалось бы: в чем проблема? Фигурист ушел от одного прекрасного специалиста к другому, не менее профессиональному, а значит, нет особых предпосылок к тому, чтобы беспокоиться за его спортивное будущее.

Но в отношении Ковтуна все-таки хочется порассуждать: что он потерял, и что способен приобрести. Все-таки речь идет не о рядовом фигуристе: на протяжении трех лет, что Максим провел в статусе сильнейшего фигуриста страны, никакому другому спортсмену не доставалось такого количества болельщицких надежд и такого количества критики.

Почему это происходило, объяснить несложно: Победив на первом из своих выигранных российских чемпионатов легендарного Евгения Плющенко, Ковтун как бы занял в мужском одиночном катании его место. Не скажу, что от спортсмена немедленно ждали столь же выдающихся достижений, но с того самого момента как 16-летний парень оказался под опекой Татьяны Тарасовой и Буяновой, вели его, безусловно, к самым высоким целям. Прошлогодние короткая и произвольная программы с пятью четверными прыжками — лишь один штрих, это подтверждающий. Сумей Максим на любом из крупных международных стартов без срывов справиться со своим набором элементов (и не только прыжковых), это по умолчанию гарантировало бы фигуристу медаль, причем на европейском уровне — вплоть до золотой. Отрицать это, думаю, не возьмутся даже те, кто никогда не являлся фанатом катания екатеринбуржца и его постановок.

Другой вопрос, что справиться с собой и собственными нервами в условиях серьезного соперничества Максиму за эти три года не удалось ни разу. Почему? Об этом я напрямую спросила Буянову по завершении этого сезона, понимая, что тренер куда больше, чем сторонние зрители, ломает голову над проблемой ученика.

Ответ Буяновой оказался достаточно неожиданным.

— Знаете, меня иногда просят помочь нашим молодым тренерам в работе с детьми, и я вижу, что некоторые из этих детей уже в семь-восемь лет — спортсмены, — сказала Елена. — Такой же была я сама: очень рано стала понимать, чего хочу добиться. У Ковтуна, когда он пришел в группу в 16 лет, этого понимания вообще не было. Он был таким, знаете ли, раздолбаем с улицы, который умеет неплохо прыгать и неплохо соображать — и только. Ведь даже катаясь у Николая Морозова и имея возможность ездить с ним на сборы в Америку, больше всего удовольствия Макс получал не от тренировок, а от того, что в одной с ним группе катаются Флоран Амодио и Хавьер Фернандес. Цели что-то выиграть в его системе ценностей не существовало вообще. Как и понимания, что спорт — это прежде всего очень тяжелый труд….

Уже после выхода интервью я задала тренеру вопрос: не боится ли она, что ученик может уйти из группы к другому специалисту (разговоры о таком развитии событий уже настойчиво курсировали в фигурнокатательной среде). Она ответила, что никогда не пыталась кого-то удержать. Как и заставлять работать, если сам спортсмен этого не хочет.

Тогда же я напрямую спросила о возможном переходе и Ковтуна, но он возмущенно ответил: «Уйти от тренера? Никогда в жизни!».

Тем не менее он ушел, объяснив свое решение уже бывшей наставнице тем, что готовиться к олимпийским играм ему нужно «по-другому».

Рискну предположить, что речь идет исключительно о режиме тренировок: если бы причиной недовольства совместной работой были бы творческие разногласия, Ковтун, как мне представляется, не стал бы тянуть с уходом и ставил бы новые программы уже под руководством и в соответствии со вкусами нового специалиста. Максим же предпочел остаться в группе до тех пор, пока его постоянный постановщик последних лет Петр Чернышев полностью не закончит свою работу. И уже потом объявил о своем решении.

Каждые пол часа, мой телефон разрывается от звонков. Я почти не сплю и не ем уже дней пять. Каждый хочет мне посоветовать что-то. Я закрылся от всех, я пишу сейчас то что у меня на душе… Я говорил, говорю и буду говорить, что я безумно благодарен Елене Германовне, за всё что она для меня сделала, за её терпение… За преданность своему делу. У меня только самые теплые чувства к этому человеку. Я не собираюсь себя обелять здесь, я поступил как скотина… Я думал лишь о своих личных интересах и действовал в одиночку. Думал о том чтобы поставить как можно больше по программам, и уйти в свободное плавание не с пустыми руками. В результате чего мы поставили скелет в некоторых местах с хореографией Произвольной программы совместно с Петром Чернышевым, катаясь по ночам. К короткой программе полноценно приступить так и не смогли. Короткую программу будем делать уже с моим новым наставником. Об истинной причине ухода… Скорее всего не знает никто, даже Водорезова, и я это пожалуй оставлю внутри себя навсегда. Мне двадцать лет, я мужчина и готов отвечать за свои поступки. Еще раз хочу сказать самые теплые слова в адрес Елены Германовны и выразить свою бесконечную благодарность. Здесь все сказано и даже больше, по этому поводу интервью я давать не буду. А сейчас я нацелен работать, не теряя ни секунды, не жалея сил, ведь времени совсем мало.

Парадокс, но в том, что касается отношения к делу, Гончаренко — ничуть не менее мягкий тренер, нежели Буянова: о жесткости ее тренировок в фигурном катании ходят легенды. Но ведь вполне может оказаться, что именно за этим Максим и ушел к другому наставнику, справедливо рассудив, что для достижения результата ему нужны прежде всего кнут и жесткая рука? Чтобы кто-то другой, а не он сам, заставлял его работать и драл три шкуры.

Захочет ли новая наставница первого фигуриста страны выступать в данном случае в роли цербера, я сказать не берусь. Буянова в свое время четко сформулировала свое тренерское кредо: «Я не считаю нужным заставлять человека работать. Мое дело — помочь и научить, если спортсмен этого хочет». Гончаренко в недавнем интервью тоже выразилась на этот счет предельно ясно, сказав:

— Если у спортсмена есть желание быть первым, он сам должен понимать, что нужно делать, чтобы выглядеть лучше соперников. А не только тренер должен пихать: ну же, давай, надо сделать….

Кроме этого, у нового наставника есть и другие, гораздо более первостепенные интересы, нежели спортивная реанимация человека с достаточно проблемной психикой. Главный из этих интересов — Елена Радионова, спортсменка с колоссальным потенциалом, большими заслугами, уникальным бойцовским характером, к тому же саморучно выращенная тренером с детского возраста. То есть понятно, что полностью сосредоточиться на новых учениках (а кроме Ковтуна в группу нынешней весной пришел двукратный призер чемпионатов Европы Сергей Воронов) тренер просто не сможет, да и вряд ли посчитает нужным. А значит не исключен вариант, что Максим, привыкший быть в прежней группе «первым парнем на деревне», не получит желаемого психологического комфорта.

Труднее всего на самом деле в этой новой реальности будет самому спортсмену. Для того же Воронова переход от одного тренера к другому является куда меньшим стрессом: когда фигурист за свою карьеру меняет порядка десятка наставников, впору вспоминать медицинскую аксиому о том, что каждый новый врач всегда приносит пациенту улучшение, как бы его ни лечил. К тому же Сергей — давно сложившийся спортсмен, технические возможности которого уже в силу возраста не очень удовлетворяют тем требованиям, которые предъявляет современное одиночное катание. Соответственно и амбиции у спортсмена уже не те, что раньше.

Ковтуну же во чтобы то ни стало нужно доказывать, что на российском уровне он по-прежнему является лидером. Хотя по факту, его лидерство на «внутреннем рынке» завершилось той самой единственной победой на чемпионате России в Екатеринбурге: на европейском первенстве Максим вдребезги проиграл произвольную программу дебютанту российской сборной Михаилу Коляде, а на чемпионате мира и вовсе остался 18-м, в то время как Коляда занял четвертое место.

Так что трехкратному чемпиону России придется самому и абсолютно сознательно впрячься в работу гораздо более активно, чем это было у прежнего тренера. Иначе зачем было уходить?