Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 марта, источник: Спорт-Экспресс

Россиянка бьет мужчин на ринге. Зачем она это делает

23-летняя Татьяна Дваждова уже шесть лет тренируется с мужчинами, боксирует под мужским именем Владимир и участвует в драках футбольных фанатов. В интервью «СЭ» она рассказала о своей мечте отменить женский спорт.

Источник: Спорт-Экспресс

— Если бы вам 10−15 лет назад сказали, что вы будете боксером, что бы вы ответили?

— Наверное, я бы не поверила! По крайней мере сильно бы удивилась.

— Какая у вас на сегодня статистика в боксе? Все ваши соперники были мужчинами?

— Да, все — 11 боев, 7 побед. Через пару дней, надеюсь, боев уже будет двенадцать.

— Вы как-то в интервью сказали, что боксировать на женском турнире унизительно. Почему, если там будут собраны равные вам спортсменки?

— Не знаю, как еще объяснять, уже было сказано и написано очень много. Наверное, кто не хочет услышать, не услышит никогда. Я даю очень простую мысль — женщины не должны быть ограничены в отдельном разряде, они такие же спортсмены. И выделять их в отдельную категорию — это унижение и надругательство над всем женским родом.

— То есть вы — за концепцию смешанных турниров?

— Отдельная турнирная сетка создается для женщин только из представления о том, что женщины ограниченны физически, и не могут выполнять те же функции настолько же хорошо, как и мужчины. Если это кого-то устраивает, то меня — нет, и я этого делать не буду. Я уважаю себя и свой труд, и всем женщинам желаю того же. С пеной у рта доказывать «кто сильнее» любят мои идеологические оппоненты. Кто бы ни был сильнее, лучше и все прочее — это не является основанием к тому, чтобы оценивать женщин как-то по-особому.

ИХ УДЕЛ «БОКСИРОВАТЬ ПО ТЕЛКАМ»

— Почему ваши взгляды многие воспринимают в штыки?

— Система на то и система, что разрушить ее непросто. Мужчины воспринимают в штыки, потому что им невыгодно терять позицию победителей априори. Они возмущены тем, что я посмела пойти против иерархических порядков. Женщины — потому, что им внушали с самого детства, что возможно только так, и никак иначе. А тут появляюсь я и говорю, что это — неправда, у них включается психологическая защита. Иных злит, что я не стала добиваться никаких званий в женской категории, а нашла в себе силы сразу пойти «в обход». Они добивались своих званий столько времени, а я говорю, что это неверная дорога. Но мы уж точно не должны быть врагами. Если меня окончательно прижмут и закроют все возможности для участия в мужских соревнованиях, это не будет выгодно ни одной из нас.

Если тренеры выставляют меня с соревнований, оскорбляют и льют грязь, то они точно так же не уважают и своих воспитанниц. Сразу вспомнилась последняя переписка на днях с уважаемым в нашем городе тренером по ММА, тяжеловесом, который тренирует в том числе женщин, и часто предлагает женские профессиональные бои, набирает туда девчонок и получает свой гонорар. Он предлагал мне выйти с ним один на один, аргументируя это тем, что я сразу должна понять, что женщинам к мужикам лезть не нужно, и их удел — «боксировать по телкам». Писал, что «теткам» не место на ринге, и советовал лучше готовить борщ. Однако его убеждения не мешают ему зарабатывать деньги на женских боях.

— Как много у вас поддержки?

— Поддержки все больше, и это радует. Есть залы, которые допускают меня выступать, им огромный респект. Недавно на митинге в честь 8 марта выступала женщина с речью про систему спорта, про то, что она возмущена положением вещей, и ей аплодировали и поддержали все собравшиеся 300 человек. Не так давно я написала большую статью по этой теме, ее разместили на нескольких крупных ресурсах. После прочтения мне писало немало людей, что они раньше никогда не обращали внимания на эти очевидные вещи, и теперь задумались. Знаю спортсменок, которые хотят перестать выступать только с женщинами, но пока что не могут найти силы и ресурсы, чтобы сделать этот шаг. Знаю начинающих, которые еще не имеют опыта, но собираются вместе со мной бороться за признание.

Тема сегментированного спорта поднимается все чаще и, думаю, что скоро это, наконец, выльется в реальный массовый протест. Недавно в историческом фехтовании была громкая история о том, как женщина приехала со своей командой, где кроме нее только мужчины, и ее не допустили, и такое было уже неоднократно.

После этого еще и создали мерзкое обсуждение в интернете. Это унижение человеческого достоинства, то, что реально травмирует психику, обрывает все возможности. Я жду, когда хотя бы кто-то ответит за сломанные судьбы. Когда, наконец, начнут интересоваться не только такими женщинами, а всеми этими людьми? Они рассматриваются как какое-то природное явление. Они ни за что не ответят, потому что в своих издевательствах действуют, ссылаясь на положения и правила.

ТУРИНАБОЛ БЫЛ, НО В БОКСЕ ДОПИНГ МАЛО ЧТО ДАЕТ

— Вы упоминали про то, что пробовали принимать запрещенный препарат туринабол. Это был сознательный выбор?

— Да, я этого не скрываю. Но также важно понимать, что никакого допинг-контроля в любительском спорте до определенного уровня нет. В большом спорте хоть он и есть, но его многие успешно обходят. Сейчас препараты многие принимают, и в гораздо больших количествах, чем я. Но мое мнение — в боксе мало что дает.

— Вы больше не скрываетесь под мужским паспортом после такого внимания со стороны журналистов. Многие ли теперь идут на то, чтобы допустить девушку в мужские соревнования?

— Да, я не скрываюсь. Я ожидала, что мой пример что-то изменит, но стало отчасти только хуже. Очень тяжело попасть на соревнования, каждый бой стоит больших усилий даже на открытом ринге. Получать опыт и набирать бои очень тяжело, слишком сильное противодействие. На официальные турниры меня не допускают, я писала по этому поводу письма, и вот недавно получила ответ. Чтобы изменить все, должны быть пересмотрены правила вида спорта «бокс», утвержденные AIBA и министерством спорта РФ. Мне никакое внимание к моей личности не нужно, я хочу только, чтобы спорт, названный благородным и честным, действительно таким стал.

— Что вы чувствует во время поединков? Вам знакомы чувства ярости и страха, волнения перед боем, инстинкт самосохранения, инстинкт «убийцы»?

— Да, конечно, я всегда волнуюсь и часто бывает страшно.

— Как вы относитесь к трансгендерам, которые меняют пол и принимают гормональную терапию, чтобы соревноваться с другими?

— Думаю, что делают они это все-таки не ради того, чтобы просто соревноваться с кем-то, там явно другая мотивация. А дальше просто попадают в категорию, согласно своему новому полу. К трансгендерности я отношусь негативно, и не в контексте спорта. А так вообще плевать в какой они категории, какая разница, если женских и мужских категорий не должно быть вообще. Этот вопрос актуален больше для Запада, и то таких случаев на самом деле — единицы, а вой из этого поднимают, как будто это что-то очень значимое. Стыдно читать про то, что одного несчастного мужчину, затравленного гормонами после кучи операций, воспринимают, как огромную угрозу всем женщинам, как соперника, имеющего преимущества. Если один транс может уничтожить женский спорт, то зачем такой спорт нужен?

О РАБОТЕ, СЕМЬЕ И ВАЖНЫХ КАЧЕСТВАХ

— Вы считаете бокс своей работой?

— Бокс действительно моя работа, так как я провожу тренировки. У меня пока для этого мало опыта и небольшой стаж, но я занимаюсь с начинающими, им нравится, они с удовольствием ходят. Профессиональные бои с мужчинами мне предлагали частные предприниматели, и даже такая организация как Fight Nights связывалась со мной. Но меня, прежде всего, интересует изменение общепринятой системы любительского спорта. Такие профессиональные бои не будут равными никогда, это будет не бой двух профессионалов, а обычное шоу. В профессиональный бокс приходят, проведя хотя бы минимум боев 100 в любителях. Пока спорт сегментирован, такой возможности нет. Но в будущем, возможно, если подтяну свой уровень, я буду рассматривать эти варианты.

— Продолжаете ли заниматься уличными боями, боями стенка на стенку и тому подобным?

— Околофутболом сейчас не занимаюсь, в данный момент нет на это времени и сил. Но любовь к стеночным боям никуда не делась. Недавно я собрала команду, и мы провели уже две встречи на улице с бойцовскими клубами, равным по количеству составом.

— Чем-то еще, кроме бокса, увлекаетесь?

— Особо ничем.

— Чего хотите добиться в жизни?

— В данный момент мы не требуем совсем упразднить категории, на этом построена огромная индустрия, и это произойдет только тогда, когда больше половины всех выступающих и тренирующихся скажут, что это не нужно.

Мы требуем хотя бы допуска на любые мужские соревнования.

Главное, чего я хочу добиться, чтобы никто не имел права препятствовать тем, кто отказывается от якобы привилегий в виде отдельной ниши.

— Планируете ли в будущем завести семью, детей?

— Не знаю, это сложный вопрос. Загадывать, как жизнь сложится, очень сложно. Хотя у меня и есть четкий жизненный план, касается он больше не моей собственной судьбы. Если успею выполнить свое главное предназначение, то возможно.

— Что в вашем понимании быть женщиной?

— Мне нравится культ сильного женского образа. Я не зря так часто употребляю это слово — женщина. Быть настоящей женщиной — гордость и честь. Это та, кто будет преодолевать десятикратные препятствия (с которыми сталкиваются все) и все равно не отступит от своего; та, которой говорили, что женщина не может стать по-настоящему сильной, но она все равно стала, Та, которая, несмотря на все преграды, оставила свой след в истории в разных лицах — как солдат, как боец, как воин.

— У вас много татуировок. Особенно воинственными выглядят тату на задней поверхности плеча. Что они означают?

— Там все довольно просто. «Горю изнутри» — это то, что я чувствую во всех смыслах. С одной стороны, это боль, которая всегда со мной, за старое, за то, что продолжается. С другой, и какое-то позитивное значение: я всегда готова делать все для достижения каких-либо целей, пусть и в ущерб себе и как угодно, но сделаю. «Отомщу за все» — тут понятно, буквальное значение. Я действительно всегда отомщу тем, кто поступает бесчестно, до кого только смогу достать. Каждый должен отвечать за свои поступки. Но на самом деле самое сильное действие и самая большая месть заключается в том, чтобы донести всему миру, что даже спорт может нести в себе преступление против человечества.

— Если бы вы организовали движение ваших последователей, как бы оно называлось?

— Мне кажется, не надо никакого названия. Каждый адекватный и честный человек должен поддерживать и соглашаться с тем, что все должны иметь возможности, все должны иметь право отказываться от унизительных заниженных оценок. Если вы так не считаете, то у вас какие-то проблемы, советую переосмыслить свою систему ценностей.