Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 ноября, источник: Спорт-Экспресс

Перезагрузка Ковалева. Крашер снова с титулом

Россиянин Сергей Ковалев одержал победу над украинцем Вячеславом Шабранским в поединке за титул чемпиона мира по версии WBO в полутяжелом весе. Бой в Нью-Йорке завершился техническим нокаутом во втором раунде.

Источник: Спорт-Экспресс

Избиение длилось 5 минут и 36 секунд. За это время Шабранский побывал на полу три раза, съел бесчисленное количество ударов слева навстречу и справа через руку, и в общем винить в этом поражении может только себя.

Примерно то же самое случилось в бою с Салливаном Баррерой, где Шабранский шел прямо на удар, головой вперед, тоже попадал — только разве что сумел отправить соперника на пол, и сам вставал из нокдауна трижды. Он попадал и в Ковалева. Сергей стоял высоко, в привычной стойке, с расслабленными руками, выпрашивая удары и готовый бить в ответ и навстречу. Приглашением поработать первым номером Шабранский воспользовался, но из первых же ответных атак Ковалева никаких выводов не сделал. И бой с Баррерой тоже не вспомнил. Почему-то он снова решил помериться с соперником твердостью головы — идеальный оппонент для возвращения Ковалева.

АТРОФИРОВАННЫЙ ИНСТИНКТ

Что мог сделать Шабранский? Как минимум не идти по прямой на удар. Смещаться по фронту атаки, работать из-за джеба, дождаться ошибки Ковалева. Свое удачное попадание в первом раунде Вячеслав оценил совершенно неправильно. От него до нокдауна, в котором оказался Шабранский, прошло около 10 секунд, не больше.

Работать против Сергея первым номером можно, но для этого нужно убирать голову в сторону, иметь преимущество в скорости и держать удар лучше соперника. В противном случае бой — до первого серьезного попадания. Примерно так же смотрелся в бою Исмаил Силлах — тоже высокий, длиннорукий, с хорошим чувством дистанции и тоже полностью атрофированным инстинктом самосохранения. Такой бой обычно — до первого серьезного попадания. Ковалев ударил на всю длину руки навстречу, кулак скользнул по плечу и пришелся в верхнюю часть головы, дальше уже ноги Шабранского заплясали и чудом он не пропустил летящий следом хук в голову с другой руки.

В следующий раз Ковалев попадет и справа, и слева, и нокдаун будет еще тяжелее. Сергею не хватило времени добить соперника в первом раунде, а Шабранскому не хватило времени понять, что происходит. Второй раунд он начал точно так же, так же попал первым, голова Ковалева встряхнулась от точного встречного джеба — и снова Ковалев пошел вперед, грузить тяжелыми ударами в голову.

СИЛЬНЫЙ РУССКИЙ АКЦЕНТ

Инстинкт убийцы у Сергея был всегда. И оценивать его выступление с точки зрения перспектив с менее прямолинейными соперниками — нельзя. Ковалев не был хуже или лучше в этом бою. Он бил по отрытой цели, а делать это он умел всегда.

Где-то сейчас ухмыляется, просматривая этот бой, Артур Бетербиев, чьи удары гораздо тяжелее, чем у Шабранского, но к ним еще прилагается хороший опыт любительской карьеры и опыт успешных боев собственно с Ковалевым.

Где-то сейчас пожимает плечами и скалится во все зубы Адонис Стивенсон, который не ждет так долго в бою, у которого инстинкт убийцы не менее остро развит.

Возможно, Дмитрий Бивол не улыбается, но даже он не будет делать тех ошибок, что сделал Шабранский. Он не будет идти головой на удар в надежде попасть первым и попасть тяжелее.

Вячеслав Шабранский словно выступил иллюстрацией старого фразы тренера Тедди Атласа — «плохо, когда у тебя боксер умеет бить, он не учится всему остальному».

Желающих драться сейчас с Ковалевым точно не прибавилось. Их и раньше не было слишком много. Бой с Ковалевым не слишком обогатит банковский счет относительно многих других боев, а риск оставить все деньги в больнице все еще велик.

Скорее всего, объединять титулы уже в следующем бою Ковалеву никто не даст. Светит ему сейчас добровольная защита титула с кем-то из нижней части десятки рейтинга, хорошо если не снова с Жаном Паскалем. Баду Джек, отказавшийся от боя с Биволом, вряд ли согласится, Баррера нацеливается на Бивола — и из интересных вариантов остается только Александр Гвоздик.

Как когда-то супертяжелый вес, а затем первый тяжелый, элита полутяжелого дивизиона оказалась на 50% из боксеров с постсоветского пространства. Ковалев из всех, может, уже не самый страшный и не так интригует- но без него все выглядело бы гораздо скучнее. Так что нравится он вам или нет — «Крашер» вернулся, и принес с собой боль, тяжелый удар и сильный русский акцент.