Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 мая 2015, источник: Советский спорт

«Кшиштоф лежит и не тренируется, он болен». Как сорвался главный реванш российского бокса

Этой весной Кшиштоф Влодарчик и Григорий Дрозд не смогут провести реванш, а значит поляк не поквитается за поражение полугодовалой давности и потерю титула. Кшиштоф болен, а его тренер в интервью лишь подтверждает это.

Вчера утром появилась новость: «Кшиштоф Влодарчик болен, и не выйдет на поединок российского боксера Григория Дрозда». Эту новость можно было прочитать в смартфоне на остановке Савеловский вокзал, чтобы потом поднять голову и увидеть афишу «Дрозд — Влодарчик. 22 мая. ГЦКЗ Россия». Титульный бой сорвался за десять дней до….

И это был не просто титульный бой, а один из самых нужных реваншей в российском боксе. Их первый бой букмекеры оценили практически 1 к 1, и это большая редкость. Увидеть еще 10−12 раундов в их исполнении было бы очень неплохо.

Можно предположить, что чувствует Григорий Дрозд, которому 36 и который снова вкалывал три месяца, принципиально повторив подготовку: снова Тенерифе, Армения и несколько недель спаррингов.

Две конспирологические (без них тут нельзя) версии выглядели так.

Версия № 1: Разгромно проиграв первый поединок, Кшиштоф Влодарчик усилил подготовку к реваншу не совсем легальными способами. За десять дней до боя стало понятно, что почистить организм не удастся, а Андрей Рябинский показал и доказал на примере Дона Кинга, что бывает с теми, кто приезжает боксировать не по правилам. Придумали болезнь.

Версия № 2: В Москве хотели устроить большой вечер бокса, с двумя привлекательными боями: Поветкин — Перес, Дрозд ‑ Влодарчик. Много рекламы, очень много рекламы, но на аншлаг билеты не продались. Таким образом, бой просто перенесли на более поздний срок, чтобы сделать два вечера бокса вместо одного курпного, а вину попросили взять на себя поляка. Ну скажем за компенсацию в виде какого-то проходного боя в Москве следующей весной. Верится с трудом.

Вчера мы связались с тренером поляка Федором Лапиным и специалист не оставил сомнений в версии № 0, о которой и говорили в новостях. Нужно признаться ‑ иногда самые досадные вещи случаются сами по себе.

‑ Что случилось с вашим боксером?

‑ Мы сами ждали этого боя, прошло три недели спаррингов, начали последний этап — сборы в Висле. Мы каждый раз проводим там сборы. Третьего мая Кшиштоф приехал, уже был больной. Отвели к нескольким врачам, каждый прописал постельный режим, никаких тренировок. Антибиоткии назначали. Взяли паузу на три дня, потом попробовали дать нагрузку. У Кшиштофа сил вообще не было. Потом пробовали еще раз, и он даже не смог закончить тренировку. Поехали еще к одному врачу, тоже сказали про антибиотики и тогда стало понятно, что он мог начать нормально тренироваться только к тому времени, когда нам уже надо было бы быть в Москве.

Сейчас он продолжает принимать антибиотики, врачи говорят, что это бактерия, вирус. У Кшиштофа проблемы с носовыми пазухами, под глазами и над глазами была какая-то жидкость, которая шла к горлу. Горло тоже было больным. Он очень сильно ослаб. Мы думали, что это пройдет, думали три-четрые дня и все, но когда это затянулось на неделю и потом еще сказали, что нужно принимать антибиотики, мы все поняли.

Ни к чему боксеру с таким именем, за такой титул и с таким соперником выходить в таком состоянии.

— Прямо сейчас Кшиштоф не тренируется, просто лежит?

— Да, тренировки приостановлены. Кшиштоф расстроен: четыре года был чемпионом мира, дрался с очень серьезными соперниками, мы же ездили и в США, и в Австралию, и в Россию. Этот титул он считал своим, и поэтому он очень хотел реванша и настроен был решительно. Он очень расстроен.

— У людей подозрения: во-первых, боксеры должен быть в форме более чем здоровы, во-вторых, во время подготовки пьют витамины, организм работает очень хорошо, в-третьих, спортсмен чаще наблюдается у врача, и вдруг вирус.

— Ну так вот именно вирус, здесь без разницы витамины или нет. Думаем, что он заразился от спарринг-партнера. Тот приехал, держался с трудом, просто для спарринг-партнера достаточно два-три раунда отработать, потом может выйти другой. А Кшиштофу надо боксировать 12 раундов. Мы думаем, что все именно из-за этого, тем более, потом заразился еще один наш боксер с теми же симптомами.

‑ Что говорят с российской стороны?

— Мы хотим реванша, но решать им. Карты раздает команда Григория, как четыре года раздавали мы.

— В этот раз иначе готовились?

— А что сейчас говорить — это ни к чему. У нас другой бой, другой Кшиштоф. Конечно, в том поединке Григорий был хорош, но и Влодарчик давно так невыразительно не выглядел. В этот раз начали раньше, сделали больше спаррингов.

— Врачи как-то конкретно называют болезнь?

— Могу спросить… (слышен вопрос на польском о названии вируса, собеседник названия не помнит — прим. Sovsport.ru). Честно самого названия я вам не скажу, это медицинский термин, но у нас есть все документы, все результаты исследований от врачей. Нас смотрели четыре разных доктора.

— Есть перед глазами боксер, который готов выйти на замену?

— Мне кажется, в России думают о разных боксерах для замены. Слышал, что говорят о Лукаше Янике и вот через несколько минут мы будем начинать спарринги с ним.