Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/news/bobsleighing/19960803/?frommail=1

Зубковы: нас просто выгнали

Двукратный олимпийский чемпион по бобслею Александр Зубков, его агент Максим Матвеев, жена Татьяна и дочь Елизавета вчера посетили редакцию «СЭ», чтобы изложить свою версию событий, связанных с громким уходом 18-летней Елизаветы Зубковой из сборной России по скелетону и ее появлением в Германии.

Двукратный олимпийский чемпион по бобслею Александр Зубков его агент Максим Матвеев жена Татьяна и дочь Елизавета посетили редакцию СЭ. Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению, мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

Информация о том, что дочь знаменосца олимпийской сборной России и одного из самых авторитетных спортсменов страны Александра Зубкова якобы подала заявление о смене спортивного гражданства и собирается выступать за Германию, вызвала на прошлой неделе громкий скандал. Кто-то обвинял семью Зубковых в отсутствии патриотизма, кто-то говорил, что, отпуская перспективную скелетонистку в другую страну, наши спортивные власти поступают недальновидно. Однако в изложении Зубковых ситуация предстает совершенно в ином свете.

«НАС ОБВИНИЛИ В КРАЖЕ СКЕЛЕТОНА»

Максим Матвеев: — Шум поднялся 22 октября, после того как журналисты написали, что Лиза меняет спортивное гражданство, но никого не интересует предыстория. Мы хотим рассказать болельщикам, как все было на самом деле. 13 октября семья Зубковых отправилась в Германию для проведения медобследования Лизы в связи с травмой ноги.

Александр Зубков: — 17 октября был запланирован наш вылет в Сочи на сбор национальной сборной, на котором должен был пройти отбор в основную команду, поэтому времени было в обрез. Мы оперативно получили результаты, и 18 октября Лиза уже была в расположении сборной.

М.М.: — Всем членам команды привезли их скелетоны из Германии. Всем, кроме Зубковой. После окончания Олимпийских игр команда сдала свой инвентарь тренеру Денису Алимову. В межсезонье инвентарь находился у него.

Елизавета Зубкова: — Сначала у меня была надежда, что мой скелетон вскоре приедет. Однако этого не случилось. Тренеры заявили, что им неизвестно, где инвентарь.

А.З.: — Дочь звонит мне и описывает ситуацию. Я набираю тренера Алимова, спрашиваю, в чем дело. Он просит подождать до вечера: мол, сам ничего не понимает. Но ответа я так и не дождался. После этого происходят совершенно дикие вещи. Моего ребенка начинают обвинять в краже собственного боевого скелетона.

Утром 19 октября, не получив ответа от сборной, звоню президенту федерации Георгию Беджамову и прошу его разобраться. На следующий день, когда мой ребенок уже третьи сутки находится под огромным психологическим давлением, Георгий Иванович перезванивает и спрашивает у меня, где скелетон. Меня этот вопрос ошарашил. Почему он задается мне, а не тренерскому штабу, если Лиза в конце прошлого сезона весь свой инвентарь сдала? После этого я говорю буквально следующее: «Если вам не нужен 18-летний перспективный спортсмен, то так и скажите. Ребенок должен получать удовольствие от спорта, а при таком отношении, зачем ей вообще готовиться?»

Е.З.: — Во время вечерней тренировки 20 октября за две минуты до старта меня вызвали к себе наши старшие тренеры Вилли Шнайдер и Томас Платцер. Шнайдер стоял злой, а Платцер улыбался. Сказали, что мой отец заявил, что я ухожу выступать за другую страну, и я немедленно должна собрать вещи, сдать всю экипировку и покинуть расположение сборной.

М.М.: — Наверное, мы не в праве оценивать слова тренера. Но, по нашему мнению, он поступил некорректно, ведь у него на руках не было официальных документов. Все решения принимались на основании слухов и телефонных звонков. У тренера даже не было желания разобраться в случившемся. Он просто сказал спортсменке: «Собирай вещи и уезжай из Сочи».

А.З.: — Вы не представляете, какое у спортсмена состояние, когда его снимают с тренировки, не объясняя ничего. «Ты свободна и должна покинуть сегодня сборную России». Вечером. Ребенку 18 лет. Куда ей идти? На улицу? Или в речку кинуться? В итоге я купил ребенку билет, и она прилетела домой.

«МЫ НИКУДА НЕ УХОДИМ»

М.М.: — Лиза прилетает домой, и Саша взвешивает все. Cкелетона нет, на чем кататься этот сезон? Ребенка обвиняют в краже инвентаря, а тренерский штаб не дает ей информации по трассе — как и под каким углом безопасно проходить виражи. А ведь на Лизу и так оказывается большое давление, потому что она — Зубкова.

Е.З.: — Я пыталась получить информацию о трассе у Платцера. Он мне с первого раза вообще не отвечал. Только с третьего, и так: «Все нормально».

А.З.: — После этого мне приходилось самому рассказывать дочери, как ехать по этой трассе. Но разве это мои обязанности? Когда человека нанимают работать по контракту, он должен досконально отдаваться своей работе. Это мое мнение.

- Когда у вас начались проблемы с тренерами сборной — в этом году или раньше?

Е.З.: — В этом году, в Сочи. Я приехала, и сразу началось. Эти три дня для меня длились как месяц. Я столько ревела…

- То есть отношение к вам резко поменялось в это межсезонье?

А.З.: — Тренеры основной команды в прошлом году с Лизой меньше работали. Она тренировалась с юниорской командой. А в этом году попала в расширенный состав основной сборной. За результат, который показала в прошлом сезоне. За красивые глаза, за спасибо никто ее не возьмет. Тем более она Зубкова — с нее спрос в два раза больше, чем с другого спортсмена.

М.М: — Тренер мог бы хоть устно сказать: «Выгоняем тебя по такой-то причине». Хотя по логике должен быть документ — на основании чего человека исключили из состава. Это ведь профессиональный спорт. Состав сборной России утвержден. И Лиза в нем есть. Она приехала в Сочи на сбор готовиться к чемпионату России…

После всего случившегося Зубковы посидели семьей, подумали, после чего Саша взял телефон и набрал номер друзей и знакомых в одном из клубов Германии.

А.З.: — Что мне оставалось? В Германии у меня много хороших знакомых. Я попросил, чтобы Лизе разрешили там тренироваться. Потому что в России ей не дают этого делать, не позволяют находиться на олимпийской трассе в Сочи. Немцы подумали и сказали: «Да, конечно, мы дадим Лизе возможность готовиться».

М.М.: — Это было 20 октября. О том, что Саша завершает карьеру, было объявлено 22-го. Мы не собирались вытаскивать это все наружу. Не мы были инициаторами этого. У нас пресс-конференция в 16:00, а в 15:00 Шнайдер дает интервью, в котором говорит, что отпускает Лизу, потому что она приняла решение менять спортивное гражданство. Хочется спросить: какое у него было основание это заявлять?

Татьяна Зубкова: — Лиза не собиралась выступать за Германию. Возможность перехода между сборными была закрыта 30 сентября. Мы профессионалы, и мы это знали. И не могли толкнуть на такое ребенка, понимая, что она теряет год.

А.З.: — Мы готовились к чемпионату России. Задача была отобраться в топ-3. Но, к сожалению, нам даже этой возможности не дали. И решение принял главный тренер. На каком основании? У кого-нибудь есть доказательство, что я подавал заявку в сборную Германии?

М.М.: — Ни Саша не подавал, ни его представитель, ни даже Лиза. Покажите нам эту заявку! Мы в недоумении. Мы никуда не уходим. Так сложилось, что нас просто выгнали. И только благодаря авторитету Саши Лизе разрешили тренироваться в немецком клубе.

- Шнайдер в интервью «СЭ» заявил, что пожелал вам удачи в дальнейшей карьере. Вы разговаривали с ним через переводчика?

Е.З.: — Нет, ничего такого он мне не желал. Рядом со мной стоял тренер Данил Чабан, он помогал мне, переводил то, что я не понимала. А когда я уезжала, плакала, со всеми прощалась, Шнайдер с Платцером стояли возле старта, повернулись ко мне и с такой ехидной улыбкой спросили: «У тебя что-то случилось»?

Т.З.: — Два часа Лиза находилась на тренировке, ее никто не отвез в гостиницу. Два часа ребенок просидел в раздевалке. Два часа морального давления, гнета, и никто из тренеров даже не подошел. Не сказал: «Лиза, иди сейчас на тренировку, а потом сядем и поговорим». Девочке 18 лет, она ребенок. В скелетон допускают с 16 лет. О каких скоростных качествах можно говорить?

А.З.: — Медали дают по финишу. За старт медалей никто никогда не давал. У нас не легкая атлетика. В российском юниорском рейтинге Лиза — номер 1, ей всего 18 лет, и она самая молодая в команде. А тренер говорит, что она не перспективная. Не подкрепляя это ничем. Нормальный профессиональный подход? Сейчас на дворе октябрь, он уже сейчас знает, что она не перспективная. А основной старт у нас будет в феврале — юниорский чемпионат мира.

«ЕСЛИ ПРЕДЛОЖАТ РАБОТАТЬ В СБОРНОЙ, СКАЖУ, ЧТО УЖЕ ПОЗДНО»

- Чем, на ваш взгляд, руководствовался тренер?

А.З.: — Задайте ему вопрос сами. Я не привык говорить голословно. У меня нет доказательств. Могу только дать информацию для размышления. У человека, который сейчас работает с нашей командой, длинный путь в спорте. Он восемь лет отработал в Канаде, потом два года в США. Вы не задумывались, почему он так быстро оттуда ушел? Захотел в Австрию — его не взяли. А в Россию взяли.

- Лиза, у вас не было конфликтов с подругами по команде?

Е.З.: — Нет. Я со всеми девушками нормально общалась. Они до сих пор мне звонят, пишут, спрашивают, как дела.

- Они в курсе ситуации, которая была на вашей последней тренировке?

Е.З.: — Да. Они все по очереди меня успокаивали, кто как мог.

- Александр, человек со стороны, который не сильно в теме, вполне может связать случившееся с Лизой с тем, что вы не сумели договориться по поводу вашей работы в национальной команде.

А.З.: — А почему я должен договариваться? Я поднимал федерацию с колен — с 1999 по 2014 год. Кто показывал результаты? Моя команда. Две фамилии — Зубков и Воевода. И еще три человека, которые участвовали в моей четверке. Всё. Независимо от того, кто был главным тренером, результат был. Я завершил карьеру. За рубежом в любом виде спорта спортсмен с таким опытом, как у меня, востребован. Но только не в России. Почему мы нанимаем иностранных специалистов, а я должен ходить, стучаться в двери и договариваться? Мне это непонятно.

- Быть может, то, что случилось с вашей дочерью, это месть вам?

А.З.: — Все возможно. Но это вообще очень низко. Ребенок выступает и сам добивается своих результатов, не я же за нее это делаю. Вот это не могу понять и связать.

Т.З.: — Если честно, мы очень пожалели только об одном, что сами не купили эту технику в прошлом году. Если бы мы купили, то в межсезонье забрали бы ее домой. И ребенок бы сегодня не плакал, не говорил: «Папа, мама, где мой скелетон?».

- Учитывая ваше хорошее знакомство с Виталием Мутко, не пробовали поговорить обо всем этом с ним?

А.З.: — К сожалению, он трубку не берет. Я пытался звонить неоднократно. Мы с Виталием Леонтьевичем встречались только раз, в июне. Разговаривали, он спрашивал, чем я хочу заняться. Я сказал, что готов тренировать команду, передавать свой опыт пилотам, которым его недостает, и параллельно помогать молодежной команде.

М.М.: — 23 февраля было завоевано золото Олимпиады в Сочи в четверках. С того момента прошло 8 месяцев. Применения своему опыту в стране Саша, как видите, не нашел. Что в данном случае остается делать? Мы в подвешенном состоянии, тренеры во всех странах уже утверждены. Может, был смысл делать какие-то движения летом. Но все знали, что Александр хочет работать в тренерском штабе сборной России, причем не главным тренером (ведь контракт с Пьером Людерсом заключен до 2015 года). Но применения ему не нашли.

А.З.: — Расскажу, почему я не пошел в молодежную сборную. Та команда, которая была в прошлом году, уже вышла из молодежного возраста. Ребятам сейчас по 26 лет, это уже взрослый состав. А замена им не подготовлена. Я должен, не передавая опыт, брать молодых и показывать им работу по сантиметрам. Я готов! Но мой опыт более востребован в основной сборной. Я передавал опыт и готов делать это дальше. Если же он не нужен, я знаю, куда его применить — по отношению к Лизе. Независимо от того, где она будет выступать.

- Сложно представить, что после этого интервью вам предложат место в тренерском штабе команды…

А.З.: — Даже если предложат, я скажу «нет, уже поздно». Команду, чтобы она хорошо выступила в феврале, нужно было начинать готовить летом. Составлять планы, все просчитывать. Это же не так просто. Посмотрим, как за два года они вырастят чемпионов мира. А я найду себе применение. Пусть даже не в спорте.

- Александр, когда вы звонили в Германию друзьям с просьбой предоставить Лизе возможность потренироваться, вас наверняка спрашивали, в чем дело.

А.З.: — Конечно. Они были в шоке.

- Узнав ситуацию, не пытались переманить вас к себе?

А.З.: — А смысл? Они знают, что я хочу приносить пользу именно своей стране. Но они действительно были очень удивлены, что российской команде оказалась не нужна Лиза Зубкова.

Т.З.: — Хотелось бы еще затронуть тему патриотизма, о котором так много пишут болельщики. Мол, какой Саша патриот, если отправляет дочку в другую страну? А вот скажите: Зубков уехал куда-нибудь после триумфальной Олимпиады? В ту же Германию, Канаду, куда-то еще? Он сразу заявил, что если его опыт нужен родной стране, то с радостью готов его передать. Ну а если Саша не нужен России, то надо рассматривать варианты. Надо в конце концов как-то кормить семью!

- Кстати, о материальных благах. Полиция нашла злоумышленников, которые весной разбили ваш автомобиль?

А.З.: — Да, им дали условный срок. Они рассказали, что читали в прессе, как мне после Олимпиады вручали то одно, то второе, то третье. А им — ничего. То есть дело в банальной зависти. Хотя если разделить 30 лет, отданных мной спорту, на полученные призовые, то средняя зарплата получится меньше прожиточного минимума.

«БОЛЬШЕ НЕ ХОЧУ БЫТЬ В РОССИЙСКОЙ КОМАНДЕ»

- Подведем черту. Значит, никакого заявления о смене спортивного гражданства Лизы не существует?

Е.З.: — Нет.

- В Германии вы просто тренируетесь?

Е.З.: — Да.

А.З.: — Есть протокол тренировки, в котором написано, что Елизавета Зубкова представляла Российскую Федерацию.

- Никаких попыток отобраться в другие сборные с вашей стороны не было?

Е.З.: — Нет. Я даже не думала об этом.

А.З.: — 24 — 26 октября в Альтенберге были соревнования, но Елизаветы в протоколах нет. Как кто-то может говорить, что она участвует в отборе под флагом Германии?

- Если ситуация никак не изменится, что вы будете делать?

А.З.: — Мы будем просто готовиться. Трансферное окно закрыто. Лиза уволена из Центра спортивной подготовки с 31 октября. Были требования, чтобы Лиза приехала и написала заявление на увольнение по собственному желанию. Мы так и сделали.

Т.З.: — Позвонил президент федерации и сказал, чтобы она уволилась.

- Когда вы разговаривали с Беджамовым до того, как Лизу выгнали из сборной, вы ему говорили, что она поедет выступать за другую страну или что-то в этом роде?

А.З.: — Я сказал ему, что если мы не нужны команде, если специалисты оценивают Лизу как неперспективную, и вы спокойно ее отпускаете, — проблем нет. Тогда я буду искать, где она будет готовиться. А потом она сама примет решение, будет ли выступать вообще и если будет, то за какую страну.

- Есть ли у вас техническая возможность приехать на чемпионат России и показать результат?

А.З.: — Если главный тренер отстраняет спортсменку, то он не допускает ее до отбора в чемпионате России. Но Лиза будет тренироваться. Где? Мы найдем. А потом она сама примет решение, что будет делать дальше.

М.М.: — Каждый желающий может приехать, например, в Австрию или Германию, заплатить клубу деньги и тренироваться. Разве это будет означать, что он сменил гражданство или подал такой запрос? Конечно, нет.

- Лиза, вы не хотите работать с нынешним тренерским штабом сборной России или вообще в российской команде?

Е.З.: — Я больше не хочу кататься в российской команде. Потому что даже тренер Данил Чабан не вступился за меня. Не сказал, почему так случилось. Мне даже не дали докататься на тренировке, сняли с нее. И мой личный тренер ко мне тоже не подошел.

М.М.: — В сухом остатке мы имеем следующее: девочка сейчас вынуждена тренироваться и поддерживать форму в Германии. Там четыре трека. Там клубная система, поэтому Саша и позвонил в один из клубов, с которым у него были хорошие отношения. Мы не раздували эту ситуацию, старались все это сделать спокойно. Но нас вынудили вынести сор из избы.

- В Германии ваша дочь тренировалась за свои деньги или немцы приняли ее бесплатно?

А.З.: — Пока они просто помогли, за что мы им очень благодарны. Я оплатил перелет дочери, проживание, но немцы предоставили трек и даже скелетон. У нас же сейчас просто нет своего инвентаря.

- Кстати, сколько стоит новый скелетон?

А.З.: — Примерно 10 — 15 тысяч евро. Но я без проблем готов вложить в ребенка эти средства, у меня есть премиальные. Главное, чтобы она полноценно тренировалась на протяжении всего сезона. А вот на чем будет выступать и где — это пока открытый вопрос.

- Лиза уже дала понять, что выступать за Россию не хочет. Каков срок карантина в скелетоне в случае смены спортивного гражданства?

А.З.: — Я в это не вникал, поскольку не было необходимости. Тем более неизвестно, что будет завтра. Может, Лиза скажет: папа, я устала от всей этой грязи и больше не хочу выступать. А все потому, что наемный тренер сборной, не разобравшись в ситуации, принял такое вот безосновательное решение. Сейчас Лизе нужно успокоиться, а потом будем думать, что делать дальше. Решение она примет сама.

- Лиза, а если в сборной проведут разбор полетов и попросят вас вернуться?

Е.З.: — Я больше туда не хочу. Не думаю, что там может что-то измениться. Если меня просто так выгнали, и я еще осталась виноватой… Да и тренеры не считают перспективной.

- Вам это сказали в лицо?

Е.З.: — Я прочитала это в интервью. А мне Шнайдер говорил это относительно бега. Сказал, что если я похудею, то побегу быстро. Я худела, но ничего не менялось. Тогда говорили, что нужно худеть еще.

Т.З.: — Поймите, у нас скелетон, а не легкая атлетика! Спортсмены бегут только в начале, а всю дистанцию — едут.

А.З.: — Возьмите мой пример — я никогда не показывал лучший старт. Но выиграл в бобслее все, что только было возможно. Единственной победы, которой не было, — на чемпионате мира в четверках. И ради этого я даже думал остаться в спорте еще на год, поскольку трасса в Винтерберге, на которой пройдет чемпионат мира-2015, — одна из моих любимых. Но на медицинском обследовании мне сказали, что велик риск получения серьезной травмы. И я решил, что пора заканчивать.

- Вам позвонил кто-то из наших спортивных руководителей, когда разгорелся скандал вокруг Лизы?

Т.З.: — Звонили из региона, за который выступал Александр. На второй день после заявления о завершении карьеры. Попросили написать заявление об увольнении.

Е.З.: — Мне, конечно, никто не звонил. Даже когда я в слезах подошла к личному тренеру Денису Алимову на трассе, он мне сказал только: «Странно все так сложилось».

P.S. Федерация бобслея России комментировать высказывания семьи Зубковых отказалась.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости Бобслея, саней, скелетона

Александр Зубков заявил, что готов к перепроверке допинг-проб ОИ-2014

МОСКВА, 20 июля. /Корр. ТАСС Иван Пучков/. Двукратный олимпийский чемпион по бобслею Александр Зубков готов к повторной перепроверке допинг-проб с Игр 2014 года, которые проходили в Сочи. Об этом он сообщил ТАСС.
Новости Mail.Ru