Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
18 мая, источник: Спорт-Экспресс

Кому достанется российский биатлон?

Сегодня в Тюмени решится, кто возглавит российский биатлон. Битва за кресло президента СБР разворачивается между Владимиром Драчевым и Виктором Майгуровым.

Источник: Спорт-Экспресс

Новый президент организации будет выбран на отчетно-выборной конференции Союза биатлонистов России. Кандидатов трое, но реальная борьба пойдет между Владимиром Драчевым и Виктором Майгуровым. На выборы заявился также Дмитрий Алексашин. Но мало кто сомневается, что 69-летний член исполкома СБР в итоге снимет свою кандидатуру. Кто победит — предсказать сложно. Будущий президент должен набрать 75 процентов голосов. А это 49 выборщиков от региональных федераций плюс 8 членов исполкома. Чтобы помочь им, «СЭ» задал двум основным претендентам одинаковые вопросы.

— Кто или что больше всего мешает российскому биатлону?

Драчев: Я бы не сказал, что кто-то мешает. Это наши старые стереотипы. Надо их разрушить и идти вперед с новыми идеями, с новыми возможностями. Все старые мысли нужно выбросить.

Майгуров: Хаос и отсутствие четкого регламента, который должен принципиально соблюдаться. Во всех направлениях работы нужно кристаллизовать систему управления. Применительно к сборной — если тренер отвечает за результат, то он не прячется после сложного сезона. Если в критериях прописано попадание в топ-15, то не попавший туда спортсмен без вариантов отправляется на Кубок IBU. Наша задача — выстроить вертикаль управления. В этом смысле меня многому научил IBU. Там строгая и четко функционирующая система. Адаптированный вариант управления планирую внедрить в СБР.

— Кто должен отвечать за результаты сборной России — главный тренер, старшие тренеры или персонально спортсмены?

Драчев: Я бы сказал, что в данном случае все должно быть консолидировано. Может быть, где-то недоработал сам спортсмен, может быть, где-то согласно тренировочным планам спортсмен оказался перегружен, а медицинский штаб не успел его восстановить. И победы, и поражения — это результат совместной работы. Соответственно, радоваться нужно вместе, отвечать — тоже.

Майгуров: Главный и старший тренеры, безусловно. Главный — за результат всей сборной, старший — за свою команду. Но есть одна важная деталь, которую я намерен внедрить в систему управления сборной. План, предложенный старшим тренером и утвержденный главным, перед началом работы будет представлен спортсменам. Спортсмены в случае согласия с предложенным планом работы подпишут соглашение о полном выполнении. Таким образом будет зафиксирована ответственность. Важно, что централизованная команда не будет дробиться на группы.

— Является ли эффективной, на ваш взгляд, нынешняя структура с тренерским советом и правлением СБР?

Драчев: Нет. Я предлагаю другую структуру, чтобы шесть человек работали по федеральным округам. Четыре человека будут работать более плотно к центру: на них будут замыкаться работа в регионах, международные отношения, развитие материально-технической базы, судьи, строительство, внутренняя политика — работа с исполнительным директором, бухгалтерией, контроль других вопросов.

Майгуров: Да. Единоличное решение только президента или только главного тренера — тупиковый путь. Времена, когда видом спорта можно было управлять «в одного», давно прошли.

Я планирую, что и правление, и тренерский совет будут работать более интенсивно. И очень рассчитываю, что в правлении СБР окажутся деловые и понимающие наш спорт люди.
Виктор Майгуров

Например, Николай Круглов. Он несколько лет успешно работает в сфере маркетинга и PR. Думаю, Николай со своим актуальным взглядом будет очень полезным в родном виде спорта. С другой стороны, есть такие люди, как Вадим Иванович Мелихов. На его стороне опыт, которым мы не имеем права пренебрегать.

— По каким критериям и за какой период будете оценивать собственную работу?

Драчев: Самое главное — выстроить систему, чтобы она работала, а люди на местах понимали, что они нужны центру. Центр же должен понять, что именно из регионов идет пополнение в сборную. Ведь результаты сборной — вершина системы. Будет работать система, будут результаты и в сборной — это и будет критерий качественной работы.

Майгуров: Не думаю про оценки. Моя программа называется «5+». Суть в том, что есть пять основных направлений: международные отношения, сборные команды, развитие в регионах, сервис и технологии, маркетинг и PR. В каждом из них есть своя временная перспектива. Если, например, «сервис и технологии» не решить за один день, то в международных отношениях проблемы нужно решать прямо сейчас. На мой взгляд, восстановление статуса СБР — важнейший вопрос, который нельзя ни на день откладывать.

— Считаете ли целесообразным приглашать иностранных специалистов в сборную России и как относитесь к разбиению команды на несколько тренировочных групп?

Драчев: По группам: что мужская, что женская команда должны работать только в одном коллективе и только вместе. Внутри команды, возможно, мы можем сделать какое-то изменение в тренировочных нюансах. Но разделять команду не будем. По иностранцам: дважды приглашали в команду специалистов и ставили их старшими тренерами. Это неправильно. Отвечать должны только наши. Но может быть эффективная совместная работа, если иностранцы готовы быть вторыми-третьими тренерами или консультантами. Было бы здорово привлечь в команду Бьорндалена.

Майгуров: По иностранным специалистам — точно не сейчас. Во-первых, нам нужно дать шанс своим. Во-вторых, в России неоднозначный опыт работы с иностранными наставниками. И Пихлер, и Гросс — высококлассные специалисты мирового уровня. Но в России у них получалось сложно. Прежде чем снова задуматься об иностранных тренерах, нам нужно внутри российского биатлона разобрать все по полочкам. Что касается работы в индивидуальных группах, что здесь однозначная позиция — либо централизованная подготовка в команде, либо самоподготовка за свой счет.

— Сколько вы готовы ждать результатов от главного тренера?

Драчев: Должна идти планомерная работа. Во время такой работы будут и победы, и поражения. Конечно, нам важно выигрывать и маленькие сражения, и добиваться больших побед, и вести плодотворную работу на перспективу, на ближайшие восемь лет.

Майгуров: Минимум два сезона. По собственному опыту знаю, что не каждый сезон спортсмен выдает максимум. Тренеру нужно дать время. Но это моя личная позиция. У правления может быть другое решение.

— Как оцениваете нынешние критерии отбора в национальную команду?

Драчев: Лучше как должно быть. Должны быть, в первую очередь, честность и порядочность. Если человек попадает в команду — он должен там быть. Тренер же должен обладать чуйкой: вот этот, например, талантливый, хорошо бежит, не слишком хорошо стреляет, но у него может получиться. То есть одно место в команде на усмотрение тренера, и пять-шесть — по спортивному принципу. Ротация должна быть шире, чем сейчас. Это будет стимулировать команду «Б» и регионы. Человек, который на «Ижевской винтовке» обыграет сборников, обязан быть в команде. Нужно использовать для отбора и рейтинги, заработанные на внутренних стартах, особенно на чемпионате России. Авторитет национального чемпионата должен быть таким, чтобы участвовали абсолютно все.

Майгуров: Критерии отбора не могут быть универсальными. Каждый год они могут быть изменены в зависимости от различных факторов, например результатов прошедшего сезона. При этом утвержденные критерии должны неукоснительно выполняться.

— Будете ли вы связывать результаты национальной сборной и развитие биатлона в стране?

Драчев: Оценивать работу только по достижениям национальной команды мы не должны. Сборная выйдет к хорошим результатам только после того, как мы начнем работать с регионами, когда регионы оживут. Когда будет резкое увеличение сильного количества спортсменов, пришедших из глубинки, с ними и придут результаты на всех уровнях.

Майгуров: Это не должно оцениваться напрямую. Инвестиции в регионы дадут результат не завтра. Наша задача — расположить к биатлону региональные власти. Недостаточно привезти инвентарь в регион и успокоиться, нужно строить отношения с руководителями, чтобы биатлон получал приоритетную поддержку. В России несколько очень успешных в этом смысле регионов. Ставлю задачей, чтобы таких регионов было больше.