Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
21 ноября, источник: Чемпионат.com

Шипулин: Мне очень хочется вернуть свои качества финишёра

А ещё Антону хочется, чтобы МОК принял правильное решение, в Пхёнчхане звучал российский гимн, а Губерниев занялся… велобиатлоном.

Источник: Reuters

26 ноября в Эстерсунде (Швеция) стартует олимпийский биатлонный сезон. Для лидера мужской сборной России Антона Шипулина это будет 10-й сезон в Кубке мира. Перед первым этапом Шипулин провёл две гонки в Шушёене, после которых рассказал «Чемпионату», зачем вообще туда поехал, чего ждёт от исполкома МОК, готов ли ехать на Олимпиаду в нейтральном статусе и чувствует ли свой возраст.

«Соперники очень хорошо готовы. Есть к чему стремиться»

— Почему вы решили стартовать в Шушёене? Раньше туда не ездили.
— Просто решили включить эти старты в план подготовительной работы. Контрольная тренировка, не более. Не буду отрицать, что хотелось бы на этих соревнованиях выглядеть получше, но ничего страшного не случилось. Мы и ехали туда для того, чтобы проверить своё состояние и понять, что можно подшлифовать за неделю до старта сезона, какие корректировки внести. У нас очень много «валовой», тяжёлой работы, на фоне которой сложно было рассчитывать на хорошие результаты. Свою задачу на этот старт мы выполнили. Оценили своё реальное состояние, посмотрели на соперников.

— И что увидели?
— Что соперники очень хорошо готовы. Есть к чему стремиться.

 — Насколько ваши личные ожидания от гонок совпали с реальностью?
— Свою стрельбу могу оценить на четвёрку: отстрелялся достаточно неплохо. А в функциональном плане немного не ожидал того, что покажут остальные. Но мой тренер Андрей Сергеевич Крючков сказал, что сейчас всё именно так и должно быть. Дальше будут небольшие корректировки, и в гонках Кубка мира скорость будет выше.

— Насколько соревнования в Шушёене по уровню организации соответствуют уровню Кубка мира?
— Уровень организации очень высок. Норвегия вообще лыжно-биатлонная страна, и здесь к своим национальным соревнованиям относятся серьёзно. Атмосфера ничем не отличается от гонок на Кубке мира, а болельщиков даже побольше, чем на иных кубковых стартах. А про уровень участников и говорить нечего. Я был в определённой степени шокирован количеством спортсменов, которые могут выступать на очень приличном уровне. Таких биатлонистов было больше, чем на чемпионате России.

 — Российские флаги в Шушёене видели?
— Флагов не видел, но там было достаточно много русскоговорящих болельщиков. Они и подходили с пожеланиями удачи, и по трассе стояли и поддерживали. Было очень приятно! Спасибо им огромное.

Во время загрузки произошла ошибка.

«Иногда с тренером спорю. Но на тренировках ищем компромисс»

— Сложно ли было привыкнуть к европейскому снегу после длительного сбора в Ханты-Мансийске?
— На самом деле, Ханты-Мансийск в качестве места проведения сбора мы выбирали именно потому, что там в тот момент снег тоже был в основном искусственный и похож на европейский. Большой разницы я не почувствовал. Мне кажется, такая погода в основном будет и на этапах Кубка мира. Так что адаптируемся, как и все остальные. Нужно быть готовым к любому снегу и любой погоде.

— Какие коррективы внесли в подготовку по сравнению с предыдущим сезоном?
— Подготовка к Олимпиаде началась не в этом сезоне. И даже не в прошлом. А два сезона назад. И за это время проделано много фундаментальной работы. В прошлом сезоне, например, было много тяжёлой «ровной» нагрузки. Объёмы были максимальными за всю мою спортивную карьеру. Много было и силовой работы. Перед этим сезоном объёмы чуть убрали. Больше стало скоростных, специфических тренировок, которые должны дать определённую прибавку к результатам. Надеюсь, всё так и будет.

 — Ваш тренер говорил, что вы должны обыгрывать соперников на дистанции, а не рассчитывать только на финиш. В связи с этим характер тренировок, наверное, изменился?
— Иногда мы с Андреем Сергеевичем спорим. Конечно, мне очень хочется вернуть свои качества финишёра. Это всегда было моим коньком. В прошлом сезоне все видели, что в финишном створе не всё получалось. Но тренер меня убеждает, что дистанционная скорость важнее, и в этом с ним сложно не согласиться. А потому на всех без исключения тренировках искали компромисс — чтобы и дистанционная скорость была, и силы на взрывной финиш оставались.

— Как сами чувствуете — такая работа принесёт результат?
— Мы все рассчитываем на то, что всё пойдёт именно так, как и задумывалось согласно плану.

 — У вас была не слишком удачная стрельба на летних чемпионатах мира и России. Удалось решить те проблемы или летняя стрельба не показатель?
— Я бы не сказал, что были проблемы. И совершенно точно стрельба на тех турнирах не может быть показателем. Просто добавили в летнюю подготовку соревновательный процесс, чтобы немного переключиться. Именно к таким результатам на рубеже я был готов. Главное — точно стрелять зимой, а не летом.

«Для меня 30 лет — солидный рубеж»

— Николай Круглов сказал, что для него путешествия на восток сложнее, чем в Америку. А для вас насколько сложно адаптироваться к Корее?
— Тяжеловато. Чем больше часовых поясов, тем больше времени требуется организму для восстановления. А с возрастом адаптация проходит намного дольше и сложнее. Не сравнить с тем, что было в 23, 25 или даже в 27 лет. Но все спортсмены будут в одинаковых условиях.

— Разве 30 лет для биатлониста — много?
— Для биатлониста — да, достаточно много. А для Бьорндалена и обычных людей — вообще не возраст. Многим спортсменам возраст не помеха. Но для меня есть разница, как я переносил нагрузки и адаптацию в 25 лет и сейчас. Не могу назвать себя старым. При желании и правильном отношении можно бегать и до 50. Но временной отсчёт для каждого человека свой. Для меня 30 лет — солидный рубеж. Тем более в предстоящем сезоне будет 10 лет, как я дебютировал в Кубке мира.

 — Возможно, ближайшие три месяца станут самым тяжёлым периодом в вашей карьере. Будет ли у ваших близких возможность приехать к вам, например, на рождественский сбор?
— Я планирую после трёх этапов Кубка мира на три-четыре дня вернуться домой. И если всё будет нормально в плане здоровья у всех нас, то семья проведёт со мной на Новый год неделю — с 25 декабря по 2 января, а потом уедет домой. Конечно, поддержка семьи — это очень важно. Стал замечать, что мне хватает буквально 2−3 дня, чтобы съездить домой, увидеться и «перезагрузиться». Эмоционально меня «отпускает», и я вновь готов к новым соревнованиям и сборам. Понимаю, что упускаю многие моменты. Сын растёт, у него появляются какие-то новые фишки, он говорит новые слова, а я этого не вижу. Хочется постоянно быть с ним и супругой, но при этом я прекрасно понимаю, что должен как можно лучше выполнять свою работу. А она у меня вдали от них.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Сложнее стало расставаться с сыном? Ведь он уже может сказать: «Папа, не уезжай!»
— Признаюсь, в такие моменты иногда хочется всё бросить. Дима пока предложениями не говорит, но отдельными словами все свои эмоции выражает. Понемногу он стал привыкать к тому, что подолгу меня не видит. Но мы постоянно общаемся через мессенджеры, и я почти присутствую дома. Супруга рассказала, что гонки из Шушёена они смотрели вместе, и сын вставал возле телевизора и ждал, когда меня покажут. В прошлом сезоне он слишком маленьким был, чтобы понять, что к чему.

«Стараемся абстрагироваться от новостей, но мы же не в изоляции живём»

— В чём вы стали сильнее по сравнению с Играми в Сочи?
— После Сочи в моей жизни и карьере многое изменилось. Я ушёл на самоподготовку, стал заниматься с замечательными тренерами Андреем Сергеевичем Крючковым и Андреем Александровичем Гербуловым. И с этой командой добились значительного прогресса в результатах. После Сочи я стал сильнее практически во всём — дистанционная скорость стала выше, скорость стрельбы — тоже. Возможно, не так заметен прогресс в точности, но он есть. Основной показатель, как мне кажется — за годы работы с этими специалистами я научился держать форму по ходу всего сезона, а не только на конкретном старте.

 — Летом вы говорили, что пропустите один или два этапа Кубка мира перед Олимпиадой. Уже есть понимание, какие это будут этапы?
— Пока можно только предполагать. Многое зависит от того, какое будет самочувствие, какими будут результаты, как будет складываться сезон. Предварительно планируем пропустить один этап Кубка мира.

— Учитывая шокировавшую всю страну дисквалификацию шестёрки наших лыжников, допускаете ли вы для себя мысль, что всеобщая истерия может дойти и до санкций в отношении биатлона и всей олимпийской сборной?
— Мне, как и всем российским спортсменам, очень бы этого не хотелось. Я надеюсь на правильное решение МОК и верю, что справедливость восторжествует.

— Сильно ли бьёт по состоянию такая ситуация?
— Конечно, это очень сложно. Как бы мы ни старались абстрагироваться, новости на эту тему идут постоянно. От них не спрятаться и здесь, заграницей. Да, стараемся поменьше смотреть телевизор и не читать заметки про это, но мы же не в изоляции живём. Много думаем на эту тему, разговариваем. Для спортсменов, особенно из циклических видов, Олимпиада — старт всей жизни. Кто-то готовится весь олимпийский цикл к первым Играм, кто-то — к последним. Концентрируешься на этом, всю подготовку строишь только ради Олимпиады. И в этой ситуации невозможно представить, что по какой-то непонятной причине ты туда не поедешь.

— Какова для вас лично предельно допустимая форма для участия на Олимпиаде — нейтральный флаг, отсутствие национального гимна, запрет на участие церемонии открытия? Или для вас возможно только выступление с флагом и гимном?
— Мне сложно дать однозначный ответ на этот вопрос. Рассуждать на эту тему можно долго. Надеюсь, что я и другие спортсмены, вложившие в реализацию этой цели всю душу, выступим на Олимпиаде под своим флагом. И сделаем всё, чтобы в Пхёнчхане звучал российский гимн.

— Если вы едете на Олимпиаду, кто вас будет там поддерживать?
— Родители. Они уже купили билеты и забронировали номера. Они ведь были и в Сочи и видели победу Насти (Кузьминой, родной сестры Антона. — Прим. «Чемпионата»), и мой победный финиш в эстафете. Я этому безумно рад! Надеюсь доставить им такую же радость. Могу сказать, что перед той эстафетой, когда в личных гонках у меня ничего не получилось, я позвал родителей в Олимпийскую деревню. Мы походили вместе полдня, я сумел расслабиться и отбросить в сторону все нехорошие мысли. После этого получилось пройти свой этап здорово. До сих пор говорю маме и папе за это огромное спасибо. Рассчитываю, что в Корее они придадут мне сил и уверенности в себе и станут своеобразным щитом от возможного негатива. Они ведь легко могут отвлечь меня от биатлона какими-то семейными разговорами, воспоминаниями. Это на самом деле важно. Вместе с ними прилетят в Пхёнчхан и несколько друзей из Екатеринбурга.

Во время загрузки произошла ошибка.

«В глубинке люди ведут себя настолько искренне, что сам едва сдерживаешься»

— В межсезонье ваш Фонд Шипулина стал партнёром с австрийской компанией, которую по спортивной линии представляет Кристоф Зуманн. Какие у вас отношения лично с Кристофом?
— Мы с ним провели много гонок на самых разных турнирах, и он всегда доброжелательно относился к российской команде. На соревнованиях общались очень тепло и душевно. Даже после завершения карьеры он всегда интересовался моими результатами и поддерживал. Особенно когда я приезжал на этап Кубка мира или чемпионат мира в Хохфильцен. По завершении прошлогоднего чемпионата мира он сам подошёл ко мне и сказал, что хотел бы поговорить на предмет сотрудничества с моим благотворительным фондом. А в начале лета решили этот вопрос. Это очень приятно! Немного даже российских компаний поддерживают работу фонда.

 — Он не спрашивал, на что пошёл этот взнос?
— Нет. Кристоф прекрасно осведомлён о деятельности фонда, которому уже исполнилось семь лет, знает всю подноготную. Он сразу сказал, что деньги мы можем использовать по своему усмотрению, хотя я задавал ему вопрос. Огромное спасибо и ему, и той компании, которую он представляет.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Это первая и единственная зарубежная компания, которая сотрудничает с фондом Шипулина?
— Да. Правда, однажды был транш с иностранного счёта от Coca-Cola, и то мы с российскими компаньонами договаривались о переводе денег. На те деньги была построена спортивная площадка в Академическом районе Екатеринбурга. Так что в плане полноценного сотрудничества это первый опыт.

 — Слова благодарности часто слышите?
— Да, особенно в глубинке. Там люди ведут себя настолько искренне, что это сложно описать словами. Прошедшим летом мы открыли спортивную площадку в селе Бутка — на родине первого президента России Бориса Ельцина. Это в 240 км от Екатеринбурга. Площадка эта была построена на средства от благотворительного хоккейного матча, в котором я участвовал вместе с «Уральскими пельменями». Не играл, а именно участвовал — я же на коньках стою раз в год и за клюшку держусь, чтобы не упасть (смеётся). Так вот, мы с Сергеем Исаевым из «Пельменей» провели в дороге туда-обратно девять часов. Но оно того стоило! Мы увидели эти глаза детей и взрослых, которые рассказали, что мы оказались единственными, кто выполнил своё обещание и не забыл про них. Можно ведь использовать деньги там, где легче и проще. Но лучше делать это там, где нужнее.

«Пусть Губерниев соревнуется, а я прокомментирую. Посмотрим, у кого лучше получится»

— Летом то ли в шутку, то ли всерьёз вы планировали открыть видеоблог. Не стали конкурировать с Максимом Цветковым?
— Конечно, в шутку это пообещал. У меня просто времени на это не хватает. Но такую возможность для себя я не отрицаю — через год или даже следующим летом. Посмотрим. Пока мне достаточно активности в тех социальных сетях, где я присутствую.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Но за блогом Цветкова следите? Могли бы сделать круче?
— Слежу, конечно. Ни одного выпуска не пропускаю. Что касается материала, у меня даже есть идеи. Можно было показывать то, чего Максим не касается. Но вот в плане озвучки и монтажа… Мне до всего этого очень далеко, знаний не хватает. Я видел, как он сидит за компьютером в наушниках, монтирует материал, накладывает звук. Да мне просто усидчивости не хватит!

— А если с помощником?
— Вот Димка подрастёт, и с ним будем делать самый крутой блог (смеётся). А что, я такой возможности вовсе не исключаю.

 — Вы участвовали в благотворительных соревнованиях в велобиатлоне. Могли бы раскрутить через фонд Шипулина такое шоу с привлечением спортсменов из сборной России?
— Я бы очень хотел это сделать и надеюсь, что когда-нибудь такой проект реализую. Задача нашего фонда — популяризировать здоровый образ жизни. Такие шуточные вещи, как велобиатлон, гораздо доступнее для обычных людей, чем биатлон классический. Велосипед есть почти в каждой семье, а мы готовы предоставить лазерные винтовки. Эффект от таких шоу колоссальный. Люди уезжают с горящими глазами и спрашивают, когда ещё что-то будет. Если мне удастся когда-то собрать на такие соревнования наших, а может и не только наших звёзд, будет великолепно. Но сделать это сложно. Хотя однажды собрать всех в одном месте мне удалось. И было это в 2012-м на дне города. Тогда спортсмены провели мастер-класс.

 — Если привлечёте Дмитрия Губерниева, заставите его ездить на велике и стрелять?
— Отличная идея! И это намного интереснее классического варианта. Пусть соревнуется, а я прокомментирую. Посмотрим, у кого лучше получится. На самом деле, у нас великолепные отношения и с Димой, и с Ильёй Трифановым, и со многими журналистами и средствами массовой информации. В общем, если получится организовать такое — пригласим всех.

— Увлечение стендовой стрельбой — это надолго?
У-у-у, чувствую, что это будет ещё одним моим хобби. Правда, тренер по стрельбе не разрешал мне много стрелять на стенде в межсезонье. Но раза три-четыре выезжал на стенд, стрелял по тарелочкам. Знаете, один раз взял на стенд Луизу (супруга Антона. — Прим. «Чемпионата») и очень удивился. Она стреляла не хуже меня! На самом деле, это весёлое занятие, но оно может навредить стрельбе из классической биатлонной винтовки. Специфика же другая. Но после завершения сезона я уж оторвусь на стенде.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Болельщикам перед стартом сезона что можете пожелать? Или попросить их о чём-то?
— Самое главное — получайте удовольствие от гонок! Постарайтесь не сильно расстраиваться, если у нас что-то не получается. Мы не роботы, а совершенно обычные люди, мы тоже можем совершать ошибки. Поверьте, нам очень нужна ваша поддержка. А когда она чувствуется в любых обстоятельствах — не только в удачные периоды, но и во время неудач, это заставляет тебя выступать через «не могу». Болейте за нас, верьте в нас и держите кулаки! А мы сделаем всё возможное и постараемся сделать всё невозможное, чтобы вас радовать.