Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 января, источник: Советский спорт

«Ты ему скажи, если что, я сразу врежу»

В августе 1996 года баскетболист Евгений Кисурин приехал в Загреб, чтобы стать первым русским в истории «Цибоны». А ровно через два года — в августе 1998-го его 2-летний контракт с клубом великого Дражена Петровича закончился. Кисурин вошел в пятерку лучших легионеров в истории «Цибоны».

Источник: ИТАР-ТАСС

«С ТАКИМ РУССКИМ “ФИНАЛ ЧЕТЫРЕХ” ГАРАНТИРОВАН»

В первом же матче — загребское дерби: «Цибона» — «Загреб». У них играл Осип Сесар — абсолютная хорватская звезда тех лет. Про него говорили, что это второй Дражен Петрович. Но в Петровича в итоге он не превратился. Я играл против него и сделал трипл-дабл: 12очков, 10 подборов и 10 перехватов. В клубе эйфория: какой к нам русский приехал?! В «Финал четырех» теперь точно попадем!

Первая игра в Евролиге дома с «Эстудиантосом». Горим после первого тайма (-16). После перерыва я пару раз перехватил, кто-то треху забил и переломили — выиграли +12.

Очень тяжело начали сезон, потому что были под сумасшедшими нагрузками. Соперники в начале сезона летали, а мы ноги еле волочили.

Дома в Евролиге выигрываем, но на выезде проигрываем. В серединке шли в группе. В чемпионате Хорватии результаты были получше. Все-таки там не такая конкуренция.

На рождественские праздники Репеша нам дал несколько дней отдыха, и после этого мы понеслись, выдали серию из нескольких побед подряд и вышли в плей-офф Евролиги. Это было начало марта. Нам попалась «Олимпия» из Любляны. Соседи.

Мы на предсезонке под нагрузками выиграли у них шесть контрольных матчей и все — очень легко, с большим разрывом.

КОНФУЗ В ЗАГРЕБЕ

Первый матч дома выиграли без проблем. После матча устроили банкет, будто мы уже вышли в «Финал четырех». Были руководители клуба, спонсоры. Налили нам по литровому бокалу пива. Я как-то насторожился. А они: «Пей, надо». Наши боссы решили, что раз уж мы выиграли у «Олимпии» седьмой матч подряд, то «Финал четырех» от нас никуда не денется.

На выезд поехали в Любляну, как в турпоездку. Мы на автобусе, жены — на машинах. Но словенцы так зарубились, терять им было нечего. Трехи у них пошли, судьи немного помогли. В общем, все одно к одному. Но мы не сдавались и концовка получилось равной. Поигрываем очко, у нас мяч. Отдают мне. Мол, самый высокооплачиваемый, легионер — давай, решай. Начинаю обыгрывать своего по центру на «усах», чтоб уйти вправо и бросить полукрюком. И тут вижу Римац один. Я ему пропихиваю мяч между двух защитников, ему остается два шага, и он выходит на чистое кольцо. Он мажет из-под кольца и заканчивается время.

Римац — с претензией: «Зачем ты мне отдал? Самому надо было бросать». — «Ты ж один на кольцо шел».

ВЫЛЕТ ИЗ ЕВРОЛИГИ И МЕСТЬ РЕПЕШИ

Реакция была на наше поражение дикая, Репеша в раздевалке бесновался. Посадили нас в автобус, и помчались мы в Загреб, приехали за полночь. Утром двухчасовая тренировка, вечером — еще одна. В день игры полтора часа нас тоже мучили. Даже ночевать домой не отпускали. Последние соки Репеша выжал.

Не игра, а мученье. Реально физические силы у всех закончились, после таких тренировок. На зубах всю игру тащили. И пришли к такой концовке — проигрываем 2 очка. На этот раз Римац не стал идти под кольцо, остановился, бросил треху и попал за 7 секунд до конца. Ведем +1. Тайм-аута у них уже не было. Макдональдс, такой разыгрывающий, он потом в московском «Динамо» играл. Он выводит, а все боятся, что он бросит. На него начинает вся команда по очереди бросаться. Он обыгрывает всех, проходит по правой боковой. Я бегу на него, чтоб напугать. Он бросает мяч через щит, тот бьется о дужку кольца и центровой Степания подправляет мяч в кольцо. И звучит сирена. До свидания «Финал четырех». Загреб в шоке. Репеша нас потом еще неделю убивал тренировками. У меня был очень серьезный бонус за выход в «Финал четырех». Понятно, как я расстроился. Проиграли, да еще так глупо. После этого мы еще отдали «Финал четырех» Кубка Хорватии «Сплиту». Проиграли дома, в Загребе.

«РЕПЕША ОРАЛ НА ИГРОКОВ, НО МЕНЯ НЕ ТРОГАЛ»

Но зато выиграли суперфинал чемпионата у того же, «Сплита», без вопросов — 3−0. И концовку провели лучше, чем весь сезон.

Репеша уже махнул на нас рукой, перестал убивать на тренировках, понял, что после этого сезона ему в «Цибоне» не остаться. Он спрашивал у всей команды: «Что же вы так в Евролиге не играли?» — Я отвечал за всех: «Ты бы нас так не гонял, выходные давал иногда». Остальные боялись слово сказать. Я при всей команде ответил.

Репеша ведь на тренировках в игроков швабрами бросался, орал жутко. Подскочит — прямо нос к носу и орет в лицо, слюной брызжет. Я был в шоке, как увидел. Где так еще с баскетболистами обращаются? Но на меня никогда голос не повышал, вежливо общался. Единственный легионер все-таки. А может, боялся. Я, как увидел это, сразу второму тренеру объявил: «Ты ему скажи, если так ко мне подойдет, я сразу врежу».

Вызвал меня Репеша в свою комнату.

— Женя, ты недоволен, как я тренирую?

— Я игрок и никогда не выражаю недовольство тренером. Я всего лишь ответил на ваш вопрос: почему мы так плохо играли в этом сезоне, а сейчас прибавили. Мы просто не успевали восстанавливаться. Давайте посчитаем, сколько у нас было выходных в этом сезоне до того момента, до начала мая, когда вы отпустили вожжи. С августа по май у нас было всего восемь выходных.

Мы ведь прилетали, допустим, из Греции, ехали в зал, тренировались, а потом только он распускал нас по домам. И так было не раз после выездов.

Репеша согласился с моими доводами. Объяснял, что он первый сезон в «Цибоне», к ему еще нет такого доверия. А команда молодая, их надо было держать в узде. Но на следующий год все будет по-другому.

В конце сезона меня Душан Ивкович пригласил в сборную «Запада», единственного из «Цибоны». Тогда в конце сезона ФИБА проводила такие шоу-матчи — сборная «Запада» против сборной «Востока». Матч проходил в Стамбуле. В клубе этим сильно гордились, ставили меня в пример команде.

КАК Я МОГ СТАТЬ ФУТБОЛИСТОМ

Вызвал меня как-то Мирко Новосел: «Тебе “Динамо” предлагает контракт». Я подумал, речь о московском «Динамо».

«Нет, в ногомет (футбол), — говорит. — Наше футбольное “Динамо” из Загреба».

Я говорю: вы шутите? А он на полном серьезе. Новосел был еще и вице-президентом «Динамо». Оказывается, они на полном серьезе все это обсудили. Местные газеты писал, что «Динамо» нужен в опорную зону такой игрок, как Кисурин.

— Твоя задача: мяч отобрать, и отдать ближнему, — уговаривал Новосел. — С подвижностью у тебя проблем нет, а с твоим ростом еще будешь верх при навесах снимать. Соглашайся, там деньги побольше, чем в «Цибоне». Летом будешь в футбол играть, зимой — в баскетбол.

— Нет, — говорю, — давайте я на баскетболе сосредоточусь.

Что еще было в этом сезоне? Клуб замучился мне делать визы. Мне в российском консульстве вклеили в два моих загранпаспорта вкладки.

Два паспорта были необходимы, пока один в каком-то посольстве, со вторым я езжу. Но вкладки быстро закончились. Тогда, после войны, в Загребе еще не было посольств многих стран.

Работники клуба мотались в австрийский Грац, либо в Любляну, чтоб поставить мне греческие, испанские и прочие визы.

Это им надоело, и они говорят: «Мы тебе сделаем хорватский паспорт, будешь без виз по Европе ездить».

В российском консульстве сказали, что могу взять второе гражданство и при этом не отказываться от российского. Это разрешено законом. Только после этого я согласился на предложение хорватов. И они сделали мне и всей семье хорватское гражданство.