Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 июля, источник: Спорт-Экспресс

Рамиль Гулиев: Я хотел выступать за Россию, но помешала бюрократия

На прошлой неделе турецкий спринтер азербайджанского происхождения Рамиль Гулиев показал выдающийся результат в беге на 100 м — 9,97, став вторым белокожим спринтером в истории, кому удалось разменять рубеж 10 секунд. О связях с Россией, знакомстве с Усэйном Болтом и рекордных планах Гулиев рассказал в интервью «СЭ».

Источник: Спорт-Экспресс

СТОМЕТРОВКУ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА НЕ ПОБЕГУ

— Есть чувство, что вы вошли в историю?

— Скорее, что выполнил свою цель. Еще в прошлом году я поставил перед собой задачу выбежать из десяти секунд. Уже и время пришло, и по технике бега это казалось вполне реальным. В этом сезоне с первого старта на «сотне» я был близок. Просто нужно было подловить хорошую погоду, ветер, собственное состояние…

— Вплоть до нынешнего сезона вашей основной дистанцией считалась двухсотметровка, где вы выходили в финал на последних Олимпийских играх и чемпионате мира.

— Я и сейчас готовился параллельно на 100 и 200 метров. Просто с учетом поставленной цели чуть больший акцент мы сделали на стометровку. Понимаете, одно дело — выиграть медаль, о которой очень быстро все забудут. И другое — показать такой результат, который останется в истории.

— На 200 метров вы в этом году отметились победой на этапе «Бриллиантовой лиги» в Париже, что тоже очень престижно.

— В принципе, я показал там результат, который стабильно демонстрировал на протяжении всего сезона. Просто, к сожалению, в этом году я выступал только на одном этапе «Бриллиантовой лиги». У меня сейчас были подряд два клубных старта в Турции, до этого Исламские игры — и все три забега попали на этапы серии.

— А нельзя отказаться от внутренних стартов в пользу престижных международных? В России этот вопрос решили бы моментально.

— Дело в том, что в Турции спортсмены получают зарплату только от клуба — федерация и министерство ничего не платят. Поэтому клубные старты считаются основными. Есть несколько забегов в году, которые никак нельзя пропустить.

— Давайте поговорим о чемпионате мира в Лондоне. Насколько реально с вашим результатом там завоевать награду?

— Я буду выступать только на дистанции 200 метров. Настраиваюсь выиграть, а там как получится.

— 9,97 — очень достойный результат на «сотне», даже на мировом уровне. Почему вы отказались от нее на чемпионате мира?

— С такими секундами попасть в призы практически нереально. Для медали нужно будет в финале бежать в районе 9,90 или даже быстрее. Для меня на данном этапе это сложно. А вот на 200 метров, результат по моему личному рекорду — то есть 19,90 — 19,80, это стопроцентный подиум, а может, и победа. Если выступать на стометровке, финал на 200 метров получится уже шестым бегом, то есть свежести не будет. Поэтому мы и приняли решение сконцентрироваться на той дистанции, где у меня больше шансов.

ВЕДУ БЛОГ О СВОИХ ТРЕНИРОВКАХ

— Вас сейчас стали называть представителем советской школы бега, наследником Валерия Борзова. Вы себя таковым считаете или используете в подготовке больше американскую методику?

— Мой тренер Олег Мухин — выходец из советской школы. Но, честно говоря, не могу назвать нашу методику ни американской, ни советской. Сейчас все ведущие спринтеры мирового уровня тренируются примерно одинаково, разница в нюансах. Мы с тренером каждый сезон садимся и пытаемся понять, чего не хватает конкретно мне. Например, есть проблемы на старте, или в беге с 30-го по 40-й метр. Вот мы и думаем, что можно сделать: подобрать специальные упражнения, пригласить дополнительных специалистов… Кстати, никакого секрета из своей подготовки я не делаю. Я веду видеоблог на Youtube, много снимаю свои тренировки, отвечаю на все вопросы.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Вы согласны с тем, что темнокожие спринтеры имеют заметное преимущество от природы — например, другую структуру мышц, другие скоростные качества? А белым бегать быстро просто не дано.

— Вообще не разделяю это мнение, проблема совсем в другом. Спринтом занимаются гораздо больше темнокожих, чем «белых», вот и вся разница. Если взять общее количество занимающихся, например, в США, там процентов 90 будет детей из малообеспеченных семей. Родители не могут позволить себе отправить ребенка учиться в хоть какой-то университет, он с трудом заканчивает школу, показывает результат в спорте, и дальше уже поступает по этой программе. Очень много спортсменов из островов Карибского бассейна, африканских стран, той же Ямайки, едут в Америку и там готовятся. Из ямайцев есть буквально два-три человека, кто никогда не ездил в США и с начала до конца вырос дома. Остальные — это все выходцы из американской школы.

— А вы сами когда-нибудь в США или на Ямайке в тренировочных целях бывали?

— Только на соревнованиях. А так, готовлюсь, в основном, дома. Четыре года вообще сидел только в Турции и никуда на сборы не ездил. Условия там хорошие, тепло, можно круглый год работать на стадионе.

Во время загрузки произошла ошибка.

ОРГАНИЗАТОРАМ БОЛЬШИХ СТАРТОВ Я БЫЛ НЕ ИНТЕРЕСЕН

— Как так получилось, что перед чемпионатом мира вы тренируетесь в Москве, на базе российской сборной в Новогорске?

— Мой тренер официально работает в сборной России. У нас есть в группе еще один спортсмен — Руслан Перестюк — действующий чемпион России в беге на 60 метров. Поэтому, думаю, не проблема, что я тренируюсь на этой базе. Есть возможность находиться тут за свой счет.

— Как на вас реагируют российские коллеги? Все-таки спринтер мирового уровня, тренирующийся на нашей базе — это неординарная ситуация.

— Зимой меня попросили провести мастер-класс, и мы с тренером с удовольствием согласились. Люди, конечно, интересуются, как так выходит: белый человек — а бежит быстро.

— Правда, что в свое время вам предлагали выступать за Россию вместо Турции, но тогда не сошлись по условиям перехода?

— Честно, я хотел выступать за Россию. Мы общались на эту тему с руководством федерации. Но там все очень затянулось, было много бюрократических моментов. Получилось так, что мне пришло предложение из Турции, и я ушел в эту страну.

— Вы знаете турецкий язык?

— Конечно. За восемь лет, что постоянно живу в стране, язык выучил.

— У вас был позади очень тяжелый период: смерть отца, переезд, смена гражданства и последующий спад результатов. Как удалось преодолеть этот кризис?

— После перехода под турецкий флаг я попал под карантин и не мог выступать на официальных стартах. Получалось так, что я в начале сезона бежал примерно 20,30 на 200 метров и 10,10 на 100, а меня никуда не приглашали. В финалах чемпионата мира меня не было, организаторам больших стартов я стал не интересен. Вроде бы я бегу, результат неплохой, но меня никто особо не видит и не знает. Потом случилась травма, в начале 2014-го года я перенес операцию по удалению пяточной шпоры. После этого полгода восстанавливался. Только на следующий, 2015-й год смог подготовиться полноценно. В результате, за последние два года я был в финалах чемпионата мира и Олимпиады.

У БОЛТА ВСЕ ЕСТЬ, ЧТОБЫ ВЫИГРАТЬ В ЛОНДОНЕ

— Вы с юниорского возраста соперничали с самым быстрым белым человеком на сегодняшний день французом Кристофом Лемэтром. Вы дружите?

— Здороваемся, но не более того. Он плохо знает английский, и вообще не слишком общительный.

— Ваш прогноз: сможет Усэйн Болт на своем заключительном чемпионате мира в Лондоне выиграть золото на стометровке или нет?

— Мое мнение такое: если Болт почувствует, что не сможет выиграть, он не будет выступать. Ему не по статусу проигрывать. На стометровке сейчас такая ситуация, что нет явного фаворита, то есть такого человека, который каждый старт бежал хотя бы по 9,90 и легко выигрывал. Болт в этом сезоне особенно быстро пока не бегал, но думаю, он просто не тренировался нормально. Плюс, не собирается делать большого сезона и готовится конкретно к чемпионату мира. Приедет туда, пробежит свои 9,80 или 9,75, и этого вполне хватит. Для него такой результат не проблема, он имеет колоссальный опыт, выдающиеся данные, грамотного тренера. В принципе, у него все есть, чтобы выиграть.

— Вы неоднократно имели возможность наблюдать за Болтом в call room, на разминке. Какой он человек по отношению к соперникам?

— Очень простой приятный парень, без всякой звездности. У него большая команда, которая постоянно ходит за ним, поэтому чаще всего подойти пообщаться нереально. Сфоткаться можно на какой-нибудь церемонии, у меня есть пара таких кадров. В call room, перед выходом на дорожку, он может и пошутить. Прикольно и по-доброму, никого не задев.

— С учетом нынешних обстоятельств, вы, наверное, благодарите бога, что в свое время не приняли предложение из России и не попали под санкции, из-за которых российские спортсмены сейчас выступают под нейтральным флагом? Вы согласны с нынешней политикой международной федерации (ИААФ) по отношению к нашей стране?

— Для меня все это выглядит странно. Спорт и политика — две разные вещи, а сейчас, на мой взгляд, это не совсем так. Почему спортсмен, который ни в чем не виноват и просто числится в составе сборной, должен попадать под санкции? Кто-то накосячил, а я виноват?.. Может, есть какие-то мотивы или дополнительные обстоятельства, которых я не знаю, но со стороны ситуация кажется неправильной.

— У вас, кстати, один менеджер с российской прыгуньей в высоту Марией Ласицкене — ее потерянного олимпийского золота Рио, наверное, особенно жаль…

— Это жизнь, тут ничего уже не поделаешь. Все бывает, это просто определенный этап, который нужно преодолеть и выйти из ситуации с минимальными потерями. К сожалению, есть ситуации, когда от спортсмена ничего не зависит.

Рамиль ГУЛИЕВ, родился 29 мая 1990 года в Баку
До апреля 2011 года выступал за Азербайджан.
Первый тренер — Эльдар Гулиев, нынешний тренер — Олег Мухин.
Серебряный призер чемпионата Европы (2016), чемпион Европы среди юниоров (2009), финалист чемпионатов мира и Олимпийских игр.
Второй белокожий спринтер в истории после француза Кристофа Лемэтра, разменявший рубеж 10 секунд на дистанции 100 метров.