Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 мая 2016, источник: Советский спорт

«Родченков знает все пробы». Версия тренера подозреваемых в допинге легкоатлетов

Главный тренер сборной России по легкой атлетике на Играх-2008 Валентин Маслаков рассказал Sovsport.ru свое видение причин нового допинг-скандале в российском спорте.

Сегодня стало известно, что допинг-тесты 14 российских спортсменов (11 из них — легкоатлеты), дали положительный результат после перепроверки проб, взятых во время летних Олимпийских игра 2008 года, которые проходила в Пекине.

Евгений Загорулько: Мы не получали официального уведомления о положительной допинг-пробе Чичеровой.

— 11 проб наших легкоатлетов, взятых на Олимпиаде в Пекине, дали положительный результат. Может такое быть?
— А почему не может? Тогда все было законно, нормально, все сдавали допинг, как положено. Почему сейчас такое происходит? Не могу сказать, что что-то новое случилось.

— Вы хотите сказать, что в то время технологии не могли выявить запрещенные вещества?
— Конечно, технологии совершенствуются, что уж говорить. Какие-то вещи, которые раньше были не известны, сейчас стали известны. И я не исключаю, что это все произошло не без участия бывшего руководителя московской лаборатории.

Валентин Балахничев: В 2008 году мы не могли проверять на допинг по методикам 2016 года.

— Давайте я назову имя. Григория Родченков. Вы же его имеет в виду?
— Да. Но это мое сугубо частное мнение.

— Но при чем здесь Родченков? Пробы брали в Пекине, запаковали и отправили в Лозанну.
— Вы же понимаете, что, когда команда готовится выступить на большом турнире, без его участия не обходится?

— Не понимаю. Расшифруйте, пожалуйста.
— Перед тем, как команда выезжает на крупные соревнования, все спортсмены сдают допинг-пробы.

— Давайте еще раз расставим точки над i: по технологиям восьмилетней давности пробы наших спортсменов перед Играми и на Играх в Пекине были чисты?
— Совершенно верно. Не бывает, чтобы призеры или чемпионы Олимпиады были «грязными», а их признали призерами. Их же всех проверяли после соревнований непосредственно в Пекине. Другое дело, что не без участия Родченкова все эти пробы были перепроверены, потому что он точно знал, что, к чему и как.

— Как Родченков мог знать, где чьи пробы? У него записаны номера проб и фамилии спортсменов?
— Конечно!

— И какие нам теперь грозят последствия?
— Пока я ничего не знаю, видел только цифры, никаких документов не видел. Это же были пробы «А», после них не объявляют имена. Вот когда возьмут пробы «Б», если спортсмены на это согласятся, тогда наступит какая-то ясность.