Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 мая 2015, источник: Спорт-Экспресс

Шобухова отбыла наказание, но не прощена

Самая успешная отечественная бегунья на длинные дистанции не имеет возможности возобновить карьеру даже после окончания срока своей допинговой дисквалификации.

Источник: Спорт-Экспресс

В конце апреля Спортивный арбитражный суд отложил рассмотрение допингового дела российской бегуньи Лилии Шобуховой. Сначала появилась информация, что Международная федерация легкой атлетики (ИААФ) и 37-летняя спортсменка достигли соглашения относительно сроков дисквалификации, однако затем этот слух был опровергнут. Для прояснения ситуация корреспондент «СЭ» позвонил мужу и тренеру легкоатлетки — Игорю Шобухову.

Напомним, что в апреле 2014 года антидопинговая комиссия Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) дисквалифицировала самую титулованную отечественную марафонку Лилию Шобухову на основании абнормальных показателей гематологического профиля биологического паспорта. За точку отсчета двухлетнего лишения спортивной свободы было взято 24 января 2013 года. То есть, 23 января нынешнего года спортсменка могла возобновить карьеру. Однако в ИААФ посчитали наказание недостаточным и обратились в Спортивный арбитражный суд с просьбой увеличить наказание еще на два года.

Возможно, причина «особенного отношения» — в обвинениях Шобуховой в адрес руководства ИААФ о взяточничестве, которые прозвучали в фильме Хайо Зеппельта на немецком телеканале ARD. Слушания в КАС планировались на 29 апреля, однако в последний момент были отменены, что породило разговоры о возможном сотрудничестве Шобуховой и ИААФ в деле разоблачения «допинговых схем в российском спорте».

— Никаких предложений нам не поступало, мы даже не садились с ИААФ за стол переговоров, — заявил Игорь Шобухов. — Весь диалог строится через адвоката. В том числе — с исполняющим обязанности главы ВФЛА Вадимом Зеличенком.

— Вы сами с ним общались?

— Мы его даже видеть не видели. Нас же никто не хочет слушать. От дисквалифицированных спортсменов, как правило, сразу отворачиваются, даже не вдаваясь в подробности. Так произошли и в нашем случае, хоть мы полностью уверены в своей правоте.

— Почему все-таки были отменены слушания?

— Сами об этом узнали вечером 28 апреля. Адвокат позвонил незадолго до нашего вылета в Лозанну и сообщил. Причина пока неизвестна, ждем бумагу с объяснением. Предполагать же можно что угодно. Где-то появлялась информация, будто ИААФ решила отозвать свою апелляцию. А может, они наоборот — испытывают наше терпение. В любом случае, от нас уже ничего не зависит — все необходимые бумаги мы отправили в ИААФ, в ВАДА и в МОК.

— Есть понимание, почему весь судебный процесс так затянулся? С момента окончания дисквалификации Шобуховой прошло уже более трех месяцев.

— После выхода фильма на ARD некоторые представители международной федерации, как, например, директор медицинского и антидопингового департамента ИААФ Габриэль Долле, подали в отставку. Другие ушли менее заметно. В общем, у ИААФ в какой-то момент не было своего адвоката. Теперь же таковой есть, он ведет, в том числе, и наше дело. 29 апреля мы должны были с ним встретиться.

— Официальный срок дисквалификации истек. Получается, сейчас, пока нет нового решения, Лилия может выступать?

— Нет. ИААФ не согласна со сроками, поэтому разрешения продолжить карьеру у нас нет. Хотя и бумаг о продлении дисквалификации — тоже.

— Чем ИААФ мотивирует увеличение наказания?

— Да мы сами не можем понять. Все-таки абнормальные показатели были в 2009 году. Очень странно все это. Ходоков, у которых были примерно те же сроки пиков в паспорте, вообще дисквалифицировали какими-то отрезками. Может быть, нынешняя антидопинговая система себя изжила? Правила для всех должны быть одинаковыми, а у нас за одно нарушение в трех случая выносят три разных наказания. При этом Лиле досталось самое ужасное.

— Связываете это с категорическим непризнанием своей вины?

— Может быть. Мы не подписывали соглашения о двухгодичной дисквалификации, поскольку категорически с ней не согласны. Стояли на своем, и будем это делать дальше. Пусть затягивают сколько угодно. Поверьте, очень много людей наблюдает за этим процессом. Если бы мы принимали допинг — закрыли бы рот и сидели тихо. Многие так и делают. Мы, маленькие люди, но идем против чиновников высокого ранга. Не знаю, чем все закончится, но должна же быть какая-то справедливость!

— Судебные процессы — очень дорогое удовольствие?

— Призовых за золотую олимпийскую медаль, даже вместе с машиной, не хватит на хорошего адвоката и суд. Пусть мы останемся без штанов, но будем идти до конца. Нам нужна правда.

— После выхода фильма на ARD ощутили какое-то давление?

— Мы спокойно живем в своем доме, продолжаем тренироваться. Я не сторонник скрываться и прятаться, как это делают Степановы (другие фигуранты фильма о русском допинге. — Прим. В. И.). Они поступили низко, незаметно снимая что-то на свой телефон. И, тем не менее, я не понимаю, почему они так боятся возвращаться в Россию. Кому они тут нужны?!

— Правда, что зарубежные журналисты обещали вам деньги за новые российские допинговые разоблачения?

— Глупости. Единственный, кто с нами связывался — Хайо Зеппельт. Но о каких-либо гонорарах речи даже не поднималось.

— Организаторы марафонов, на которых Шобухова выигрывала призовые, не требуют вернуть средства?

— Пока идет расследование, и они не могут этого сделать. Вот когда мы получим письменное разрешение от ИААФ на возобновление карьеры, тогда формально это может произойти.

— В какой форме сейчас Лилия?

— Смысла насиловать организм без стартов — нет. Если вдруг придется бежать марафон через неделю, результат в районе 2:35 покажем. А может, и лучше. Мы надеялись, что все закончится уже сейчас, и хотели выступить на чемпионате России.

Вадим ЗЕЛИЧЕНОК: «В ДЕЛЕ ШОБУХОВОЙ ЕСТЬ ПРОЦЕДУРНЫЕ ЗАЦЕПКИ».

И.о. президента Всероссийской федерации легкой атлетики не планирует общаться с опальной бегуньей.

— Откуда у вас информация о найденном компромиссе между Шобуховой и ИААФ?

— Из зарубежной прессы — Associated Press.

— Пообщаться с самой Шобуховой не планируете?

— А почему я должен это делать? Дело начиналось еще до того, как меня назначили и.о. президента ВФЛА, а ее точку зрения я совершенно не поддерживаю и не разделяю. Если она сама захочет встретиться — я открыт. Но проявлять инициативу в этом вопросе не собираюсь.

— Почему ИААФ не согласна со сроками дисквалификации Шобуховой?

— Есть процедурные зацепки. Если зафиксировано не одно, а несколько нарушений, то продолжительность дисквалификации может быть увеличена.