Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
17 апреля 2015, источник: Sports.kz

Ольга Рыпакова: Готовлюсь к Пекину, держу в уме Рио

Сильнейшие легкоатлеты планеты ведут активную подготовку к летнему сезону, основным соревнованием которого будет августовский чемпионат мира в Пекине. О своих планах в нынешнем олимпийском цикле, о том, реально ли побить в ближайшем будущем некоторые мировые рекорды, держащиеся еще с прошлого века, о той роли, которую спорт играет в нашей жизни, и о многом другом интересном корреспонденту «Литера» рассказала олимпийская чемпионка Лондона в тройном прыжке Ольга Рыпакова.

Источник: Sports.kz

— Главным турниром в нынешнем году будет, конечно, чемпионат мира, — говорит Ольга. — Хотелось бы показать в Пекине достойный результат. Сейчас тренируюсь в Алматы, постепенно увеличиваю нагрузки. Планирую также выступать на этапах «Бриллиантовой лиги», где первые состязания в нашем виде состоятся 17 мая в Шанхае. Но гнаться здесь за главным призом по итогам сезона не собираюсь, это будут скорее старты-помощники для того, чтобы попробовать свои силы и набрать хорошую форму к августу. Помимо этого, в середине июня буду участвовать в Спартакиаде Казахстана, совмещенной с чемпионатом страны, и, возможно, в ряде других турниров.

— В последние годы в женском тройном прыжке сложился достаточно устойчивый круг претенденток на награды крупнейших соревнований. Кого из них вы считаете своими основными конкурентками в нынешнем сезоне?
— По всей видимости, главными соперницами по-прежнему будут колумбийка Катрин Ибаргуэн, россиянка Екатерина Конева, Кимберли Уильямс с Ямайки, также, вероятно, украинка Ольга Саладуха, но о ее планах я пока ничего не знаю. Все эти спортсменки неплохо мне знакомы, со всеми приходилось соревноваться. Посмотрим, как все сложится в секторе. Возможно, постарается «выстрелить» кто-то еще, но это покажут первые старты.

— Об Олимпиаде 2016 года в Рио-де-Жанейро говорить пока, наверное, рановато. Но есть ли уже какие-то наметки по подготовке к главному турниру четырехлетия?
— Нынешний сезон предолимпийский, и он даст примерный расклад сил на будущий год. Не хотелось бы заранее рассуждать о каких-то шансах или медалях, но в уме держу, конечно, хорошее выступление в Бразилии. Планируем вместе с тренерами, что именно к Играм-2016 я выйду на максимальный пик формы. А там уж как фортуна повернется.

— Интересно, а на каком из стадионов мира вам больше всего нравится выступать? Какой из секторов является наиболее удобным для вашей достаточно сложной в техническом плане дисциплины?
— Больше всего запомнился Национальный стадион в Пекине, где прошли Олимпийские игры 2008 года (данная арена, имеющая также название «Птичье гнездо», примет в этом году чемпионат мира — Авт.). Там все было максимально четко организовано, сектор очень удобный и повсюду чувствовался грандиозный спортивный праздник. Видимо, неслучайно сразу шесть участниц преодолели тогда отметку в 15 мет­ров, многие показали свои лучшие результаты. Нравится также небольшой и уютный стадион в Сплите, где мне удалось установить в 2010 году свой личный рекорд, прыгнув на 15 метров 25 сантиметров.

— Вскоре вам опять предстоит выступать на «Птичьем гнезде»…
— Да, и очень надеюсь на далекие прыжки там, хоть мне и довелось пока соревноваться на этой арене всего один раз. Позитивные воспоминания тоже могут помочь на предстоя­щем чемпионате мира.

— За время спортивной карьеры вам много где довелось побывать. Какие из городов и уголков нашей планеты понравились больше всего в плане архитектуры, общего антуража?
— Не всегда, конечно, есть возможность совершать долгие экскурсии по городам, где проходят соревнования. Но если появляется свободное время, стараюсь уделять местным достопримечательностям побольше внимания. В плане архитектуры радуют глаз многие европейские города — Рим, Париж, Лондон. Европа, вообще, как один большой музей. Можно по нему долго ходить, и всегда что-то новое для себя откроешь. В Хорватии, Португалии и на Ямайке очень понравилась живописная природа. Свой особенный колорит есть и в Азии — Таиланд запомнился редкими по красоте буддистскими храмами. Мечтаю побывать на Великой Китайской стене. В прошлый раз в Пекине мне это сделать не удалось, надеюсь, в нынешнем году получится.

— Некоторое время назад шли разговоры о возможном сокращении отдельных видов легкоатлетической олимпийской программы, но руководство МОК и ИААФ решило идти по пути ограничения количества участников крупнейших соревнований за счет установления жестких отборочных нормативов. Ваше мнение по этому поводу?
— В принципе, такое решение имеет, наверное, определенный смысл. К примеру, когда у нас в секторе на старт квалификации выходит до 60 человек, это довольно утомительно. Состязания растягиваются на много часов, не вызывая большого интереса у зрителей и транслирующих телекомпаний. Также играет свою роль финансовый фактор, всех участников нужно размещать, решать бытовые вопросы. Если число выступающих будет меньше, внимание к представителям таких видов, как прыжки или метания, возрастет, и на экраны эти дисциплины будут попадать чаще. Вместе с тем, у не самых сильных участников появится стимул тянуться к высоким результатам, что только увеличит конкуренцию.

— В последние годы среди специалистов легкой атлетики и спортивных журналистов часто возникают активные дискуссии по поводу того, сколько будут держаться так называемые «вечные» мировые рекорды. К таковым можно отнести, например, достижения Стефки Костадиновой, прыгнувшей в высоту на 2,09 метра в 1987 году, Галины Чистяковой (прыжки в длину — 7,52 метра, 1988 год), Инессы Кравец (тройной прыжок — 15,52 метра, 1995 год) и некоторые другие высочайшие результаты. Что, на ваш взгляд, должно произойти, чтобы эти рекорды были, наконец, побиты?
— Непростой вопрос. Вообще, прош­лые и нынешние времена в легкой атлетике сравнивать сложно. В наше время происходили случаи, когда некоторые спортсмены показывали результаты, близкие к мировым рекордам или даже превышавшие их. Однако всякий раз мешали какие-то обстоятельства, скажем, слишком сильный ветер или заступ. В любом случае, мне кажется, что эти рекорды не вечны. Наглядный пример — мужская 100-метровка. Раньше говорили, что пробежать эту дистанцию быстрее 9,8 секунды невозможно физически, но появился Усейн Болт, который уже не раз превышал рекорд мира, доведя его до 9,58 секунды. Рано или поздно и в других дисцип­линах произойдет то же самое.

— Ольга, проявляют ли уже заметную тягу к спорту ваши дети?
— Они часто бывают со мной на стадионе. Дочь Настя уже вовсю тренируется в группе, пробует себя во многих видах — беге, прыжках, метаниях, выступала в ряде соревнований. Занимается вроде с удовольствием, видно, что ей интересно. У сына Кирилла пока все впереди, ему скоро исполнится только два года. Мы с мужем Денисом считаем, что главное в том, чтобы дети были загружены физически и гармонично развивались. А дальше посмотрим, перейдет ли это в профессиональное занятие спортом или останется просто хобби.

— Любите ли вы водить машину и часто ли приходится садиться за руль?
— Я не могу назвать себя фанатом вож­дения. Если есть выбор, муж поведет или я, лучше уступлю ему. Комфортнее чувствую себя в роли пассажира, но при нашем ритме жизни садиться за руль приходится довольно часто. Везде нужно успевать.

— В прошлом году в родном для вас Усть-Каменогорске открылся легкоатлетический центр Ольги Рыпаковой, и в первые же дни в различные секции записалось множество мальчишек и девчонок. Что бы вы могли пожелать тем детям, которые мечтают пойти по вашим стопам и стать профессиональными спортсменами?
— Спорт учит многому, здесь можно развиваться практически бесконечно. Необходимо постоянно верить в свои силы, ставить перед собой какие-то новые цели и идти к ним, не боясь при этом проигрывать. Всем чемпионам приходилось проходить через неудачи и поражения. Помню, в детстве мне тоже нередко доводилось уступать более сильным соперницам, но после этого просыпалась спортивная злость, появлялось стремление на следующих соревнованиях доказать, что я могу побеждать. И главное — никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Всегда есть то, к чему нужно стремиться.