Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 августа 2014, источник: Спорт-Экспресс

Эльмира Алембекова: С Лашмановой мы в хороших отношениях, но про допинг никогда не говорили

Первую золотую медаль российской команде принесла 24-летняя Эльмира Алембекова, победившая в ходьбе на 20 км.

– О чем думали, когда втроем с украинкой Людмилой Оляновской и чешкой Анежкой Драготовой оторвались ото всех?

– Ой, такие вещи спрашиваете. Я уже ничего не помню! Если честно, походу дистанции у меня голова несколько раз отключалась. Хорошо, что тренеры подсказывали по дистанции. Удавалось вовремя собраться.

– От соперниц ушли благодаря собственной скорости или конкурентки сдали?

– Я добавила в темпе. Почувствовала, что Драготова начала сбавлять и поняла, что это – лучший момент, чтобы включиться.

– Сами поняли?

– Виктор Михайлович Чегин сказал – и я пошла.

– Когда поверили, что вас сегодня никто не догонит?

– Где-то за 2 км до финиша я повернула голову, и увидела, что рядом никого нет. А у меня наоборот были силы прибавить!

– Изначально понимали, что едете в Цюрих только за победой?

– Так говорить нельзя. Перед собой внутри я такую задачу ставила, но не осознавала это, наверное, до предпоследнего километра.

– Финишный спурт – ваше сильное место?

– В своем финише я уверена!

– Похоже, это особенность мордовской школы. Умением прибавить на последнем километре отличались Ольга Каниськина, Елена Лашманова, теперь – вы.

– Так нас закаляют. У нас действительно такая тактика – идти в группе лидеров, а на финише уже разбираться.

– Видели походу дистанции ваших коллег Александра Иванова и Дениса Стрелкова, которые бегали по трассе с российским флагом и постоянно вас поддерживали?

– На каждом кругу! Спасибо им.

– Что за история со свадьбой с Александром Ивановым?

– Ольга Каниськина позвонила и сказала, что после того, как мы обнимались и целовались после финиша, он обязан на мне жениться.

– Саша не против?

– Поцеловаться? Он-то, конечно, не против (смеется).

– Каниськина – один из ваших тренеров. Ольга производит впечатление очень доброго, мягкого человека, но ребята говорят, что в случае необходимости она может повысить голос.

– В воспитательных целях это необходимо. Особенно с детьми, иначе они быстро на шею залезут.

– А на вас кричать не требуется?

– Почему? Иногда еще как нужно!

– Пока мы беседуем, на ваш телефон одна за другой сыплются смски. Ребята говорили, что теперь три дня его из рук выпускать не будете.

– Врут они все (смеется)! Но у меня на самом деле много друзей.

– При этом характер у вас, говорят, очень серьезный.

– Этого не отнять. Хотя не знаю, в кого я такая. Мама у меня очень добрая, папа тоже.

– Правда, что вас невозможно переспорить?

– Кто это вам все про меня рассказывает? Он что ли (показывает на Александра Иванова)? Нет, если я знаю, что права, со мной лучше не спорить. Но я могу уступить.

– То есть, вас можно переубедить?

– Нет, я просто могу сжалиться над своим собеседником. Хотя в душе я знаю, кто прав.

– А если на тренировках возникает мысль, что тренер не прав?

– Такого не бывает. На тренировках я всегда слушаю тренера и даже не задумываюсь в его правоте. С Чегиным не может быть никакого спора! С Ольгой тоже.

– Зовете ее по имени?

– При детях – Ольга Николаевна.

– Доводилось выступать с ней?

– Мы начинали заниматься у одного тренера, вместе росли.

– Как вы вообще пришли в спорт?

– Начала тренироваться в 8 лет. У меня мама занималась ходьбойЮ и ее сестра. В 14 лет попала к Чегину. Правда, меня сначала брать не хотели. Говорили слишком маленькая. Когда все-таки взяли, решила, что буду заниматься серьезно – нужно оправдывать доверие.

– С Каниськиной общаться проще, чем с Чегиным?

– Я бы не сказала. Просто Ольге я могу сказать то, что говорить Виктору Михайловичу не обязательно. Мы можем поговорить с ней по душам как подруги.

– Одной из ваших конкуренток должна была стать Анися Кирдяпкина, но из-за болезни в Цюрих она не приехала. Когда в последний раз общались?

– Буквально после разминки я прочитала от нее sms с пожеланием удачи. Мы дружим с ней, с ее мужем Сергеем. Конкурируем только на соревнованиях.

– А с Лашмановой?

– Мы в хороших отношениях.

– Говорили с ней о ее дисквалификации, или эта тема у вас не поднимается?

– Об этом никогда не говорили.

– То есть вы также общаетесь, тренируетесь, только пока она не может выступать на соревнованиях?

– Так и есть.

– Правда, что у вас особенное отношение к своему автомобилю?

– Сдали (смеется). Я люблю ездить на своей «четырнадцатой». Она моя «Бандитка».

– То есть?

– Так ее прозвали у нас на базе. Она – гроза Саранска. На ней ничего страшно! Наоборот – тебя все боятся. Когда у нас на дороге видят девушку за рулем «четырнадцатой» – все разъезжаются в разные стороны.

Тут в разговор вмешивается Александр Иванов.

– Знаете, там какой руль? Она после тренировок даже повернуть его не может! Едет-едет, потом кричит: «Саша, поворот», – и мне приходится крутить его с пассажирского кресла (смеется).

– Вот не надо, нормальный у меня руль, – защитилась чемпионка Европы. – Хотя… Ты же тут вторым стал? Вот – новую мне купишь!