Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
https://sport.mail.ru/korea/news/32248204/
16 января 2018, 15:18 | Лыжный спорт | Спорт-Экспресс

«Думаешь, биться ли до конца головой об эту стену?» Новая медальная надежда Пхенчхана

«СЭ» — о горнолыжнике Павле Трихичеве, поднявшемся на пьедестал на этапе Кубка мира.

Увеличить
Видимо, что-то случилось...

К сожалению мы не можем отобразить эту картинку.
Сообщение об ошибке автоматически отправлено
в службу поддержки. Приносим свои извинения

Если вы до сих пор думаете, что российский горнолыжный спорт — это один только Александр Хорошилов, то ваши данные уже несколько устарели. В прошедшую пятницу в швейцарском Венгене на этапе Кубка мира второе место занял Павел Трихичев — его серебро стало для россиян одним из главных событий даже не уик-энда, а всего нынешнего зимнего сезона.

НЕ ПОНИМАЛ, ЧТО ПРОИСХОДИТ ВОКРУГ

Попадание российского горнолыжника на пьедестал Кубка мира — само по себе событие далеко не будничное. А когда в национальной сборной появляется новое имя для широкой публики, это повод для разговора. Хотя Трихичев в сборной уже достаточно давно, а в Кубке мира дебютировал еще в 2013-м. Корреспондент «СЭ» набрал номер Павла, который, как показалось, все еще пребывает в легком шоке.

После скоростного спуска в Венгене Трихичев был 29-м, проигрывая больше двух с половиной секунд австрийцу Винсенту Крихмайру. И на старт второго заезда он вышел первым среди всех участников.

— Все сложилось крайне удачно — и в скоростном спуске, и в слаломной попытке, — начал Трихичев. — Повезло и со снегом, в том смысле что более высоким стартовым номерам было сложнее ехать. Я же настраивался на борьбу, хотел показать, на что способен. Прошлым летом я очень много работал именно над стабильностью — чтобы ехать быстро, но при этом без ошибок. И у меня получилось это сделать в слаломе в Валь-д'Изере, в гиганте в Адельбодене. И в Венгене, в принципе тоже.

— О чем думали после второго спуска?

— Когда я стоял на финише, а половина тридцатки уже проехала, сам себе сказал, что останусь в топ-8. И даже неважно, каким, все равно буду доволен при любом исходе. А потом неожиданно заскочил в тройку.

— Когда поняли, что будете на призовом месте?

— Все еще стоял внизу, когда ко мне подошел мужчина из ФИС — его зовут Майк, и он занимается разными организационными вопросами. И говорит мне: «Готовься». Я отвечаю: «К чему готовиться?» А он: «Ну, выходить на награждение». А на старте оставалось еще человек пять. Сначала не поверил, а потом уже и идти надо. Я даже не видел, как эти пятеро ребят проехали — был в шоке. Меня взяли буквально за шиворот и везде выводили — к прессе на интервью, на пьедестал. Потому что сам я не понимал, что происходит вокруг и чего от меня хотят.

— Много было поздравлений?

— Очень много. Даже удивился, у скольких людей есть мой номер телефона (смеется). У меня не такой большой круг общения, и номеров в записной книжке немного. К сожалению, не смог ответить всем — хотелось провести больше времени с близкими. Хочу через вас сказать спасибо всем, кто меня поддерживает и искренне радуется. Для меня это многое значит.

— У многих сейчас неоднозначное отношение к такой дисциплине как суперкомбинация. Как сами оцениваете это серебро?

— Конечно, приятно попасть на пьедестал. Это олимпийский вид программы, а медаль есть медаль. Но я как спортсмен хочу проявить себя и в других дисциплинах. Комбинация — это такой микс, в ней выступают и «спусковики», и «технари». И выходит, что здесь хорошо выступают более универсальные спортсмены. Которые нередко не могут показать результата в специализированных видах. Такие середняки. А я хочу доказать, что я силен и отдельно в технических дисциплинах, где я уже был в двадцатке. На данный момент концентрируюсь на этом.

САМЫЙ ЮЖНЫЙ ГОРОД ЗЕМЛИ

Это, кстати, очень важный для Трихичева вопрос. Глава национальной федерации Леонид Мельников, летом пришедший в гости в «СЭ», говорил так: «Паша может выступать во всех дисциплинах одинаково. Мы не мешаем, ждем момента, когда его “качнет” либо в длинные виды, либо в короткие». И в нынешнее межсезонье спортсмен, кажется, сделал выбор.

— Очень много сил отдаю техническим видам, много их тренирую, — продолжил Трихичев. — И прогресс идет, хотя и не очень быстро. В то же время по «физике» — силе, выносливости — я больше предрасположен к спусковым дисциплинам. Как говорят тренеры — я могу быстро набирать скорость. Многие атлеты тратят много времени, чтобы этому научиться, а у меня это врожденное. И многие советуют мне пойти в спуски, чтобы прогрессировать быстрее. А я не уверен, потому что боюсь потерять в технике. И последние четыре года меня бросало туда-сюда, я пытался выступать и там, и там.

— В чем сомневались?

— Надо признать, раньше я иногда винил тренерский состав в том, что много времени теряю в скоростном спуске. Часто я отходил от технических дисциплин, тренировал именно спуски, стартовал на этапах Кубка мира. И у меня не получалось, и в то же время терялись ощущения в слаломе и гиганте. Но в результате это принесло плоды, пусть и спустя время.

— Но сейчас ставка сделана на «технику»?

— Прошлой весной я на этапе Дальневосточного кубка на Сахалине набрал достаточно очков и обеспечил себе хороший стартовый номер на Кубке мира. После этого решил, что стоит попробовать по-другому провести межсезонье. Я не поехал на сбор в Чили тренировать длинные виды — супергигант и скоростной спуск. И начиная с весны все время тратил на подготовку в технических дисциплинах.

— И где в итоге готовились?

— Мы очень много времени провели в России — на базах в Кисловодске и Новогорске. Еще ездили на море в Хорватию. Все эти сборы были посвящены ОФП. Затем два раза с недельным перерывом были на леднике в Швейцарии. А весь сентябрь провели в аргентинской Ушуайе — это на Огненной Земле, самый южный город в мире.

ПОРОЙ ОТ СПОРТА УСТАЕШЬ

Впрочем, путь к первому пьедесталу в карьере у Павла вышел долгим и очень тернистым. Хотя на склоне он впервые появился в еще очень нежном возрасте — Трихичев родился в семье горнолыжников. Уже в три-четыре года Павел начал кататься в родном для себя Мончегорске. Его первым тренером была Юлия Петровна Паперная, а после того как мальчик начал показывать неплохие результаты на региональных стартах, он стал заниматься уже с отцом.

Тот до сих пор считается личным тренером сына, хотя Трихичев последние семь сезонов работает в основном со сборными России. Он успел закончить в Москве училище олимпийского резерва и РГУФК. Сейчас спортсмен представляет клуб «РГШ-Столица» из Москвы, но при этом вот уже три года как обосновался в Петербурге. О родном Мончегорске Павел отзывается очень тепло, хотя порой при работе с родителями приходилось непросто.

— Плюсов в этом не очень много, больше минусов, — сказал он. — Выходит, что тренер к тебе более требователен, часто что-то заставляет делать через силу и ты не получаешь удовольствия от занятий. Если другому человеку можно указать на ошибки, то тут могут и наказать строже, чем остальных ребят. Приходишь домой с тренировки — а там тоже разговор про горные лыжи. Спорта вокруг становится чересчур много, от него устаешь. Хочется больше свободы.

— Когда решили, что занятия горными лыжами — это всерьез?

— Наверное, только когда попал в сборную. Если раньше от меня все требовал отец, вытаскивал на тренировки, то после перехода в национальную команду я начал делать уже все сам.

— Были ситуации, когда хотелось все бросить?

— Последние года четыре были очень сложные. Очень много нервов и эмоций ушло. Взрослея, становишься более опытным и требовательным к себе. Когда затрачиваешь много энергии и времени, но не получаешь желаемого результата, бывает очень обидно. Появляется соблазн опустить руки. Стоишь на перепутье — бросить ли спорт, биться ли до конца головой об эту стену, пока не пробьешь. Неудачи и спады в карьере переносить очень тяжело.

ОБ ОЛИМПИАДЕ ДУМАТЬ РАНО

Но нынешний сезон должен окрылить Трихичева — он показывает лучшие результаты в карьере. 17-е место, потом 16-е, теперь второе. А ведь россиянин уже достаточно опытный горнолыжник — за его плечами Олимпиада в Сочи и несколько чемпионатов мира.

При этом сам Павел пока даже не начинал строить планы на Пхенчхан — так далеко он, по его словам, еще не загадывает.

— На самом деле, у меня сейчас очень плотный график, и я пытаюсь готовиться не к Олимпиаде, а к следующим этапам Кубка мира, — объяснил он. — Нужно закреплять результат, мне этого очень хочется. Про Игры ничего не могу сказать — у меня нет по ним никакой информации. Я не знаю, когда я туда лечу, и лечу ли вообще. Федерация оградила нас от проблем с допуском, взяла все на себя, а мы должны заниматься своим делом — тренироваться и хорошо выступать. Времени между этапами очень мало, мы пытаемся подготовиться к ним. А думать наперед, что там будет через 20 дней — на это тратится очень много энергии.

— Хорошо, а какие у вас ближайшие старты?

— 21 января слалом в Китцбюэле. Потом 23 января Шладминг, тоже слалом, только ночной. И 27 января гигант в Гармиш-Партенкирхене.

— Какие задачи ставите перед собой после такого успеха?

— Конечно, чтобы пробиться в первую десятку Кубка мира, нужно потратить очень много сил. Но от 10 до 60 места спортсмены примерно равны по силам, просто кто-то более стабильный, кто-то менее. Например, Саня Андриенко недавно в Альта-Бадии с 55-го стартового номера приехал на 15-е место в гиганте. И это говорит еще и о том, что конкуренция очень сильная. И все знают, кто на что способен. Основная цель сейчас — в технических видах попадать в тридцатку сильнейших, доказывать, что я здесь не случайно.

— Что главное в достижении таких целей?

— Надо набраться терпения — впереди еще много работы. Может, следующий пьедестал будет еще не скоро — через год, два, пять лет. Но я готов работать и полностью отдаваться своему делу. Если что-то не получается, значит, такой период в жизни. Нужно бороться и добиваться своего.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости по теме

Викторина
Режиссером закрытия Олимпийских игр в Скво-Вэлли был Уолт Дисней